Проекты заха хадид: Заха Хадид: 15 лучших построек

Содержание

Слишком смело: что не смогла построить Заха Хадид :: Зарубежная недвижимость :: РБК Недвижимость

Олимпийский стадион в Токио, музей Гуггенхайма в Вильнюсе и другие проекты знаменитого архитектора, оставшиеся на бумаге

Фото: Dadi Laruffa / Zumapress.com / Global Look Press

Фото: Dadi Laruffa / Zumapress.com / Global Look Press

В  последний день марта 2016 года в США умерла знаменитый архитектор Заха Хадид. Это первая женщина, ставшая лауреатом Притцкеровской премии — самой престижной награды мирового архитектурного сообщества. На счету Хадид звание дамы-командора ордена Британской империи, королевская медаль RIBA за заслуги в архитектуре и множество менее известных наград.

Вместе с Норманом Фостером и Жаном Нувелем Заха Хадид входит в тройку самых влиятельных архитекторов на планете. Бюро Zaha Hadid Architects берется только за самые громкие и заметные проекты: на счету ее студии Центр водных видов спорта для лондонской Олимпиады-2012, мост шейха Зайеда в Абу-Даби, Культурный центр Гейдара Алиева в Баку, штаб-квартира BMW в Лейпциге и, конечно, лучший небоскреб в мире по версии Emporis Skyscraper Award — пекинский Wangjing SOHO.

Здания Захи Хадид известны своим футуристическим обликом и «устричными» формами, благодаря которым грани словно перетекают друг в друга. Помимо новаторских решений в архитектуре, бюро Zaha Hadid Architects прославилось своими ценами: заказчики даже отказались от нескольких проектов из-за слишком высокой стоимости. Редакция «РБК-Недвижимости» собрала яркие, но так и не осуществленные проекты Захи Хадид — от олимпийского стадиона в Токио до скандального Музея Гуггенхайма в Вильнюсе.

Олимпийский стадион

Токио, Япония

Стоимость возведения стадиона с раздвижной крышей для летних Олимпийских игр 2020 года — $2 млрд. Заха Хадид планировала построить в японской столице арену площадью 290 тыс. кв. м, рассчитанную на 80 тыс. мест. Архитектор даже выиграла конкурс на проектирование стадиона, но после изучения сметы японские власти передумали. В течение нескольких месяцев стороны пытались договориться о снижении цены: на одном из этапов смета сократилась до $1,4 млрд, а количество посадочных мест — до 65 тыс. Впрочем, даже эти послабления не спасли проект: оргкомитет токийской Олимпиады объявил новый конкурс на проектирование стадиона. Студия Zaha Hadid Architects в этом тендере уже не участвовала.

Azabu-Juyban Building

Токио, Япония

Один из ранних неосуществленных проектов Захи Хадид также расположен в Токио — это стеклянно-металлическая высотка Azabu-Juyban. В 1986 году Zaha Hadid Architects предлагала «разрезать городской пейзаж» с помощью здания, «пронизанного окнами, похожими на бриллианты». Заказчик задумку не оценил.

Beethovenhalle

Бонн, Германия

Концертный зал Бетховена, или Bethovenhalle, открыли в Бонне в 1959 году. Это здание стало третьим объектом в Бонне с таким названием — предыдущие Bethovenhalle оказались разрушены во время войны. В 2010 году Заха Хадид предложила реконструировать Концертный зал Бетховена, чтобы связать его с набережной Рейна и избавить городской пейзаж от гнетущего вида бетонного бункера, каким выглядит нынешний Bethovenhalle. Фирменный почерк Захи Хадид проявился в объединении внутренних и внешних пространств: зеленые зоны должны были начинаться внутри концертного зала, а продолжаться на открытых террасах на свежем воздухе.

Cardiff Bay Opera House

Кардифф, Великобритания

В 1994 году Zaha Hadid Architects выиграла конкурс на проект оперного театра в валлийском городе Кардифф: на тендере Заха Хадид опередила своего учителя Рема Колхаса. Тем не менее асимметричный бетонный монолит, возвышающийся над Кардиффским заливом, вызвал непонимание со стороны инвесторов и жителей города. Через полтора года взаимных претензий архитектора и заказчика британские власти наложили вето на государственное финансирование проекта. Несмотря на это, Cardiff Bay Opera House стал одной из наиболее известных работ Хадид. А на месте несуществующего оперного театра в итоге построили масштабный центр искусств Wales Millenium Center. Конкурс на создание этого комплекса вновь выиграла Хадид, но британке в очередной раз не дали осуществить задуманное: вместо нее итоговым проектировщиком оказалось разорившееся ныне бюро Percy Thomas Partnership.

Edifici Torre Espiral

Барселона, Испания

Edifici Torre Espiral переводится с испанского как «спиралевидное здание». Башня, построенная в виде поставленных друг на друга выпирающих треугольников, должна была появиться в Барселоне. Edifici Torre Espiral — это объединение офисов и университетских помещений под одной крышей. Аудитории для студентов получили бы 8,5 тыс. кв. м, офисные арендаторы — 12,6 тыс. кв. м, еще 7 тыс. кв. м заняла бы парковка. Проект мог создать уникальное пространство, в котором обучение не отрывалось от работающего бизнеса, а компании-резиденты получили прямой доступ к студентам-стажерам. Возведение 13-этажного комплекса требовало €65 млн. Увы, сроки строительства совпали с мировым финансовым кризисом 2008–2009 годов, и у Испании не хватило денег на возведение Edifici Torre Espiral.

Stone Towers

Каир, Египет

Масштабный комплекс из 18 жилых и офисных S-образных зданий общей площадью 525 тыс. кв. м должны были построить в Каире. Zaha Hadid Architects создала уникальный дизайн, ассоциирующийся с египетской культурой: изогнутая форма зданий словно повторяет характерные позы людей, изображенных на стенах пирамид Хеопса, а каменные торцы напрямую отсылают к постройкам древних египтян. Проект появился в 2008 году. Вскоре в Египте наступила «арабская весна», в стране свергли президента и местным девелоперам стало не до офисов.

Lilium Tower

Варшава, Польша

Единственный проект, который еще может быть построен: небоскреб Lilium Tower в Варшаве до сих пор официально не отвергнут польскими заказчиками. Обтекаемая клевероподобная башня может стать самым высоким сооружением в стране — высота небоскреба должна составить от 240 до 260 м. Внутри планируется разместить элитное жилье, отель и торговые помещения. Lilium Tower имеет все шансы стать самым заметным современным зданием в Польше — в данный момент архитектурной доминантой Варшавы остается копия московских сталинских высоток под названием Дворец культуры и науки. Заха Хадид представила проект небоскреба в 2008 году, но практически сразу столкнулась с противодействием местных активистов, которые требовали не допустить «нарушения» архитектурного облика Варшавы. С января 2009 года проект приостановлен.

Neues Stadt-Casino

Базель, Швейцария

Фото: Dadi Laruffa / Zumapress.com / Global Look Press
Фото: Dadi Laruffa / Zumapress.com / Global Look Press

Концертный зал Neues Stadt-Casino должны были построи

архитектура будущего в Москве / Новости города / Сайт Москвы

Москва меняется и, отвечая на вызовы времени, становится настоящим городом будущего. Это связано не только с развитием транспортной инфраструктуры, благоустройством общественных пространств, но и с трансформацией внешнего облика. В Москве сохраняют объекты культурно-исторического наследия и создают при этом новые архитектурные доминанты. Среди них, например, парящий мост в парке «Зарядье».

В последние годы многие знаменитые архитекторы реализовывали свои проекты именно в Москве. В Южнопортовом районе можно увидеть здание по проекту Захи Хадид — королевы кривой, как ее называли при жизни. А кампус бизнес-школы «Сколково» создан еще одним звездным архитектором — Дэвидом Аджайе, вдохновлявшимся супрематическими работами Казимира Малевича. Mos.ru рассказывает, кто, где и когда построил или реконструировал здания, которые обязательно нужно увидеть.

Лестница в будущее Захи Хадид

Что: Dominion Tower

Кто: Заха Хадид

Когда: 2008–2015

Где: Шарикоподшипниковская улица, дом 5, строение 1

Заха Хадид — первая женщина-архитектор, получившая Притцкеровскую премию (аналог Нобелевской в мире архитектуры). Ее учителями были великие Рем Колхас и Элиа Зенгелис. Среди ее работ — Национальный музей искусств XXI века в Риме, Центр водных видов спорта в Лондоне, аэропорт Дасин в Пекине, Центр Гейдара Алиева в Азербайджане, Оперный театр в Гуанчжоу и многое другое. Хадид умерла в возрасте 65 лет в 2016 году, но здания по ее проектам все еще строятся, в том числе такие грандиозные объекты, как стадион «Аль-Вакра» в Катаре для мундиаля 2022 года.

Бизнес-центр Dominion Tower построили в 2015 году в Южнопортовом районе. Семиэтажное здание состоит из массивных консолей, выступающих в разные стороны на несколько метров. В первоначальном проекте сдвиги достигали 20 метров, но затем их решили уменьшить. Авторы проекта отмечали, что хотели добиться эффекта тектонических плит, раздвигающих границы пространства. Многослойные фасады отделаны белым камнем и алюминиевыми панелями «Хамелеон», которые меняют цвет в зависимости от освещения и угла зрения.

В основу интерьера легли текучие, плавные линии, характерные для творчества Захи Хадид. Здесь царит асимметрия, прозрачность пространства и динамичные формы. Доминанта — атриум со сложным узором из множества лестниц. В 2016 году он был отмечен наградой Best Office Awards в номинации «Лучший атриум бизнес-центра». Похожий зигзаг из лестниц был использован Хадид в Центре современного искусства Розенталя в Цинциннати (2003), который превратил ее в одного из самых востребованных архитекторов в мире.

Если ранние работы Хадид относят к деконструктивизму, то с 2000-х в ее проектах начинают превалировать плавные линии, повторяющие природные силуэты. Впрочем, в облике Dominion Tower все еще ощущается дух русского авангарда. Русские авангардисты 1920-х, и в первую очередь Казимир Малевич, сильно повлияли на Заху Хадид.

Dominion Tower не единственная работа архитектора в Московском регионе. В 2011 году в Барвихе построили виллу Capital Hill, напоминающую космический корабль. А еще двум проектам Захи Хадид для Москвы — жилой башне на Живописной улице и Экспоцентру — суждено было так и остаться проектами, от них решили отказаться.

 

Инопланетный объект на Ленинградском шоссе

Что: стадион «Динамо»

Кто: Дэвид Манике, Эрик ван Эгераат

Когда: 2008–2018

Где: Ленинградский проспект, владение 36

Стадион «Динамо» был построен в 1928 году и пережил не только десятки напряженных матчей, побед и поражений, но и две реконструкции. Первая проходила в конце 1970-х, вторая — с 2008-го по 2018-й.

В 2010 году провели международный конкурс и выбрали концепцию, предложенную голландским архитектором Эриком ван Эгераатом и институтом «Моспроект-2». Этот проект предполагал восстановить исторические фасады и дополнить их новыми конструкциями. То есть поместить в существующую чашу стадиона футуристическую постройку, напоминающую то ли приплюснутый пузырь, то ли космический корабль с отверстием наверху.

Впоследствии доработку концепции поручили бюро американского архитектора Дэвида Манике, которое специализируется на спортивных объектах. Он изменил достаточно много, но внешний вид стадиона оставил примерно таким же, как в первоначальном варианте. Стадион действительно выглядит как космический корабль, приземлившийся на здание советской архитектуры. Это впечатление усиливается ночью, когда купол подсвечивается и превращается в гигантский медиафасад.

К сожалению, сохранить всю историческую чашу не удалось, подлинной осталась лишь западная трибуна вдоль Ленинградского проспекта. Особое внимание уделили барельефам Сергея Меркурова — их сняли с портиков южного и северного фасадов и отреставрировали.

Изначально планировалось, что домашний стадион футбольного клуба «Динамо» примет несколько матчей чемпионата мира по футболу 2018 года, но, поскольку строительство стадиона «Спартак» закончили намного раньше, игры мундиаля было решено провести на нем и в «Лужниках». Необходимость строго соблюдать требования ФИФА отпала, и авторы сократили количество мест на стадионе, а вместо одной арены сделали две.

Теперь под одной крышей располагаются стадион, который вмещает до 26 тысяч человек, и малая арена на 14 тысяч зрителей. Последняя трансформируется и может принимать баскетбольные и хоккейные матчи, ледовые шоу и концерты. Кресла при необходимости заезжают в трибуны, благодаря чему площадка увеличивается на 15 метров.

«Планиты для землянитов» Малевича в исполнении Аджайе

Что: кампус Московской школы управления «Сколково»

Кто: Дэвид Аджайе

Когда: 2006–2010

Где: Московская область, 1-й километр Сколковского шоссе

Один из самых востребованных архитекторов современности Дэвид Аджайе родился в 1966 году в Танзании в семье ганского дипломата. В 1975-м семья переехала в Лондон, в 1994-м Дэвид окончил Королевский колледж искусств, основал собственное бюро и достаточно быстро стал молодой звездой в мире архитектуры.

Как все это связано с Россией и проектом кампуса для бизнес-школы? Оказывается, еще во время учебы Аджайе влюбился в русский авангард вообще и работы Кандинского и Малевича в частности.

Организаторы конкурса на разработку концепции Московской школы управления «Сколково» хотели, чтобы она наиболее точно выражала прогрессивный характер учебного заведения и в то же время была основана на идеях, возникших в России и получивших всемирное признание. Здесь и сошлись звезды Малевича и Аджайе. Первый мечтал о домах для людей будущего — «планитах для землянитов», второй такой дом построил.

В плане школа управления выглядит как одна из супрематических работ Казимира Малевича. Фактически архитектор воссоздал шедевр своего кумира в объеме. Круг стал четырехэтажным диском-основанием, а прямоугольники превратились в расположенные на нем корпуса кампуса. Гигантские консоли выходят за пределы круглого основания более чем на 20 метров — такому размаху позавидовал бы каждый авангардист! За счет стекол ромбовидной формы плоский фасад здания выглядит объемным.

Сэр Дэвид Аджайе (в 2017-м был посвящен в рыцари за заслуги в области архитектуры) был автором многих известных проектов, таких как Музей современного искусства в Денвере, библиотека Idea Store в Лондоне, Смитсоновский национальный музей афроамериканской истории и культуры в Вашингтоне. Но к кампусу школы «Сколково» у Аджайе особое отношение, он называет проект своим любимым, а если точнее — воплощением утопии. И это неудивительно: грандиозный масштаб (площадь кампуса — 65 тысяч квадратных метров), ничем не ограниченное пространство под строительство (26 гектаров) и возможность превратить утопию в реальность.

 

От мукомольного склада до музея

Что: Музей русского импрессионизма

Кто: Джон МакАслан

Когда: 2012–2016

Где: Ленинградский проспект, дом 15, строение 11

Музей русского импрессионизма располагается на территории бывшей кондитерской фабрики «Большевик», а сейчас — одноименного культурно-делового комплекса. Основную часть зданий возвели в конце XIX века по проекту французского архитектора. Цилиндрическая постройка с параллелепипедом на крыше для хранения муки и сахара появилась намного позже — в 60-е годы ХХ века — и сильно выделялась на фоне ансамбля.

В начале 2000-х производство вывели за пределы города, а в 2012 году началась реконструкция бывшей промзоны под руководством именитого британского архитектора Джона МакАслана. Больше всего он известен проектом реконструкции лондонского вокзала Кингс-Кросс.

Необычную форму бывшего склада решили сохранить, но в то же время необходимо было придать зданию современный вид, соответствующий новому музею. Кирпичное здание одели в перфорированный металл, а параллелепипед остеклили, создав внутри галерею. Внутреннее пространство поделили на несколько этажей, вставив туда бетонный модуль и изящную винтовую лестницу.

Весь интерьер оформлен в светло-серых тонах, так что зрителей ничто не отвлекает от шедевров импрессионизма. Помимо трех выставочных залов, в музее есть кафе, учебная студия, книжный магазинчик, зона интерактивных инсталляций и летние террасы.

Параметрическая архитектура будущего Захи Хадид / Блог компании Mail.ru Group / Хабр


Клуб досуга «Пик» (The Peak Leisure Club), Гонконг. Конкурсный проект, первая премия (1982—1983)

Архитектура обладает очень важным свойством — считываемостью. Она всегда олицетворяет время, развитие общества, наши стремления и мечты. Она создается людьми и для людей, и именно архитектура позволяет ощутить множество культурных особенностей различных стран, народов, витиеватость истории. Любое событие накладывает свой отпечаток на архитектуру. Но иногда она уходит далеко вперед, отражая футуристические мечтания, опережающие свое время. Эта архитектура ждет своего часа на бумаге множество десятилетий, прежде чем обрести форму и переродиться из идеи в здание. Так и произошло с идеями самой влиятельной женщины в мире архитектуры — Захи Хадид. Ее идеи домов будущего распространились по всему миру, вдохновляя и поражая фантазии миллионов людей.

«Бумажный» архитектор


Получив математическое образование в Американском университете Бейрута (Ливан), Заха Хадид переезжает в Лондон ради обучения в архитектурной школе Архитектурной ассоциации. Ее наставником станет великий голландский архитектор Рем Колхас. Заметив талантливую студентку, Колхас приглашает Хадид сразу же после окончания школы стать партнером его архитектурного бюро OMA. Там она проработает три года и уйдет прокладывать свой путь.


Архитектурное бюро OMA Рема Колхаса. Обложка первого издания художественного журнала Viz (1978)

В 1980 году Заха создаст свое архитектурное бюро, но ее карьера не сразу стремительно пойдет вверх. Ее проекты выигрывают конкурсы по всему миру, но сталкиваются с множеством проблем, начиная от невозможности реализации идей технологически и заканчивая политическими или экономическими сложностями. Хадид не улыбается удача. За несколько десятилетий и до мирового признания ей удастся реализовать лишь несколько проектов.


Проект оперного театра залива Кардифф (Cardiff Bay Opera House, 1994) трижды выигрывал конкурс на строительство, но в итоге был отклонен из-за конфликта с заказчиком, который скептически воспринимал дизайн Хадид

Начало успеха


Первое здание ей удалось построить лишь в 1993 году — маленькую пожарную часть для мебельной компании Vitra, напоминающую бомбардировщик Stealths. Летящие козырьки-крылья напоминают павильон в стиле советских авангардистов 1920-х годов.


Пожарная часть компании — производителя дизайнерской мебели Vitra. Вайль-на-Рейне, Германия (1994)

Следующий реализованный проект — жилой комплекс Spittelau Viaducts в Вене (1994—2005). Весь дом буквально напичкан интересными решениями: сквозь него идет эстакада с пешеходной дорожкой, а под ним по всей длине здания расположена линия метрополитена, выходящая на поверхность земли прямо из-под здания.


Жилой комплекс Spittelau Viaducts. Вена, Австрия (1994—2005)

Другой проект стал символом современности и благополучия Арабских Эмиратов — мост Шейха Зайда, первого президента ОАЭ, который правил страной 38 лет — с 1971 года. Дизайн моста Хадид создала под вдохновением от песчаных дюн Арабских Эмиратов.


Мост Шейха Зайда. Абу-Даби, ОАЭ (1997—2010)

Длина моста — 842 метра, высота — 60 метров, пропускная способность — 60 тысяч автомобилей в час. Мост очень прочный и способен выдержать порывы ветра со скоростью 160 километров в час.
На стыке тысячелетий Заха Хадид начинает получать все больше заказов. Тогда были реализованы проект автостоянки и вокзала в Страсбурге и трамплин «Бергизель» в австрийском Инсбруке, входящем в олимпийскую арену. На строительство трамплина ушло 15 месяцев и порядка 15 миллионов евро. За эту работу Заха Хадид получила австрийскую государственную архитектурную премию.


Вокзал Hoenheim-North и паркинг. Страсбург, Франция (1998—2001)


Лыжный трамплин Bergisel. Инсбрук, Австрия (1999—2002)

Первая женщина-архитектор в истории


Перед тем как Хадид получила премию Притцкера, у нее был реализован лишь один масштабный проект — Центр современного искусства Розенталя в провинциальном Цинциннати. Начало строительства этого центра стало поворотным моментом в карьере Хадид и первым проектом в США.


Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати. Огайо, США (1997—2003)

Стеклянный фасад первого этажа здания заманивает заглянуть внутрь, а бетонный пол холла стирает границу между тротуаром и закрытым помещением. «Урбанистический ковер» — так Хадид назовет концепт здания, который вовлекает каждого посетителя в игру лестниц, ярусов и пандусов. В этом помещении ощущение пространства совсем иное, из-за его необычности очень сложно понять, где пол, потолок и стены.


Витиеватые лестницы Центра современных искусств Розенталя

Именно этот «урбанистический ковер» стал для Хадид пропуском на «красную ковровую дорожку» современной архитектуры, превратив ее в самого востребованного архитектора мира. В 2004 году она стала первой женщиной, получившей Притцкеровскую архитектурную премию. После этого ее архитектурное бюро Zaha Hadid Architects было обеспечено заказами на несколько лет вперед. Уже через десять лет на Хадид будет работать штат из 500 архитекторов, который сможет реализовать более тысячи проектов в 44 странах мира.

От деконструктивизма к параметризму


Говоря о своем стиле, Заха Хадид отмечала, что ощущала тяжеловесность традиционных зданий. Монолитность и «геометризм» их облика вызывал у нее протест. В своих работах она старалась создать естественные плавные линии, повторяющие природные силуэты. Каждый проект она рассматривала индивидуально, учитывая особенность пейзажа и ландшафта.


«Взгляд на Мадрид». Рисунок Захи Хадид (1992)

Если все ее работы до 2000-х относились к деконструктивизму, то позже ее здания получили плавные гибкие формы, дизайн которых просчитывается на компьютере, словно сложное уравнение, связывающее все части здания. За эту часть работы отвечал соавтор Хадид и директор ее бюро Патрик Шумахер, главный теоретик параметрической архитектуры. Именно внедрение технологий поспособствовало воплощению в жизнь множества проектов, которые не могли быть реализованы до этого и пылились на полках. Так появилась цифровая архитектура, тесно связанная с программированием, где формообразование зависит от математических алгоритмов и формул, автоматически преобразует объем, делая его технически и экономически выполнимым.


Эскиз Центра Гейдара Алиева в Баку

Теперь архитектура Хадид становится сложным математическим уравнением, создающим идеальные формы и изгибы. Функциональность ее творений ставится под сомнение, но сами здания и его элементы живут своей жизнью, создавая уникальное и самобытное пространство. Практическая сторона отходит на второй план, в то время как дизайн и сама архитектура выступает во главе всего, на правах неприкосновенной идеи.

Такой подход к работе позволяет создать «идеальное» здание, без изъянов, недочетов. Но только внешне. Спустя пару лет это направление становится настолько популярным, что скопировать и растиражировать его не представляет никакого труда. Постепенно такая архитектура превратилась в слишком предсказуемую и обыденную.

Путь наверх — «антигравитационная» архитектура


В 2010 и 2011 годах Хадид стала дважды подряд обладательницей престижной британской премии Стерлинга за здания Национального музея искусств XXI века в Риме и средней школы Evelyn Grace Academy в Лондоне.

Центр водных видов спорта в Лондоне

Проект, построенный специально для Олимпийских игр, стал одним из самых популярных творений Хадид. Но главное очарование этого сооружения совсем не в дизайне, а в его возможностях. Во время Олимпиады-2012 оно было ареной, вмещающей 17 500 зрителей, с тремя бассейнами; после нее превратилось в компактное строение для легкоатлетических соревнований вместимостью до 2500 человек.


Олимпийский комплекс для водных видов спорта, Лондон, Великобритания (2005—2010)

Технологии зданий-трансформеров очень дорогостоящи, но в случае с олимпийскими объектами такие затраты вполне разумны. Строительство олимпийских объектов очень редко окупается, а срок эксплуатации очень часто не превышает продолжительность соревнований. Но этот центр стал исключением из правил и будет использоваться еще очень много лет.


Схема трансформации центра после Олимпийских игр — 2012 в Лондоне

Культурный центр Гейдара Алиева в Баку


Культурный центр Гейдара Алиева. Баку, Азербайджан (2007—2012)

Строительство этого центра повысило привлекательность Баку для туристов со всего мира. Центр получил премию Design of the Year — 2014 в категории «Архитектура». При строительстве здания использовалось максимально возможное количество стекла, отчего уменьшилась необходимость в искусственном освещении.


Проект культурного центра Гейдара Алиева


Фасады, сечения и форма кровли-обертки

В залитых солнцем пространствах культурного центра располагается музей Гейдара Алиева, выставочные залы, аудиториум, административные офисы, ресторан и кафе.

Вместо заключения. Критика архитектуры Хадид


Последние годы карьеры Хадид были переполнены скандалами и спорами о полезности и гуманности ее архитектуры. Ее начинают ругать за то, что пространство в зданиях используется неэффективно. Например, самое первое построенное ей здание оказалось непригодным для эксплуатации по назначению, поэтому превратилось в выставочный павильон. Помимо этого, проекты очень дороги в постройке и поддержании. Критиковали даже тот факт, что Хадид строила здания преимущественно в Китае и в нефтяных деспотиях Ближнего Востока, где не соблюдаются права человека.


Многофункциональный комплекс Galaxy SOHO. Пекин, Китай (2008—2012)

Проект торгово-развлекательного комплекса Galaxy SOHO в Пекине получил награду Королевского института британских архитекторов, но вызвал возмущение местных жителей: исторический центр из-за постройки был практически разрушен.

Другой проект Хадид для Олимпийских игр 2020 года в Токио некоторые называют «велосипедный шлем, который плюхнулся на японскую столицу с небес».


Проект Национального стадиона к Олимпиаде 2020 года. Токио, Япония


Стадион «Аль-Вакра» для чемпионата мира по футболу — 2022. Катар (2013 — не достроен)

Точкой кипения для Хадид становится гибель рабочего на строительстве стадиона в Катаре. Архитектора обвинили в том, что она ответственна за этот случай и должна понести наказание. На что Хадид и Шумахер заявили, что архитектор должен хорошо выполнять свою работу и не думать о социальной справедливости. Их необычные пространства меняют коммуникацию между людьми, и именно здания помогут обществу в будущем стать прогрессивнее и гуманнее. А за само строительство (и в том числе за технику безопасности) отвечают компании, которые выполняют заказ.

В конце 2015 года Заха Хадид попала в список 100 самых влиятельных людей в художественном мире по версии ресурса artnet.com, а журнал Wired включил ее в число 100 мировых лидеров идей. В феврале 2016 года она стала первой женщиной, удостоившейся золотой медали Королевского института британских архитекторов (RIBA), высочайшей национальной награды. Противоречивая легенда современной архитектуры скончалась от сердечного приступа в Майами 31 марта 2016 года.

Источники:


Заха Хадид и ее невероятные проекты • Новости фасадного рынка

Заха Хадид (Zaha Hadid) – известнейший британский архитектор арабского происхождения, чьи удивительные и невероятные работы прославились на весь мир. Давайте же узнаем немного о ней самой и посмотрим на ее как реализованные проекты, так и «проекты в проектах».

Родилась Заха 31 октября 1950 года в городе Багдад (Ирак). Начальное образование получила во французской школе при монастыре в Багдаде, потом уехала в Ливан изучать математику в одном из американских университетов, а далее перебралась в Лондон (Великобритания), где в 1972 году поступила в Архитектурную Ассоциацию.

Карьера Захи началась в архитектурном бюро «OMA», под надзором учителя, известнейшего голландского архитектора Рема Колхаса (Remment Koolhaas). И уже в 1980 году Хадид основала свою собственную архитектурную студию под названием «Zaha Hadid Architects».

1.Заха Хадид

1.Заха Хадид

Заха питает слабость к нетрадиционной архитектуре, искаженной перспективе, острым углам и изогнутым формам. Но большинство проектов ее студии остаются нереализованными именно из-за нестандартного подхода. И лишь спустя десять лет, в 1990 году, Хадид получает первый серьезный заказ на разработку проекта пожарной части «Vitra», после которого о ней начинают говорить как о непревзойденном мастере деконструктивизма.

2.пожарная часть Vitra

2.пожарная часть Vitra

В 1998 году Заха реализовывает новый проект – Центр современного искусства Розенталя, расположенный в Цинцинатти (США).

3.центр современного искусства Розенталя

3.центр современного искусства Розенталя

4

4.

Далее следует проект за проектом: Заха проектировала даже для российского миллиардера Владислава Доронина и его возлюбленной Наоми Кемпбелл. Для них она создала постройку в форме космического корабля, расположенную в Барвихе.

5.космический корабль для Наоми

5. космический корабль для Наоми

6

6.

Примечателен ее проект футуристической башни «Jockey club innovation tower», расположенной в Гонконге. В башне разместилась университетская школа дизайна с просторным лекционным залом, десять аудиторий и множество дизайнерских студий и мастерских. Помимо прочего здесь же появится музей дизайна, будут проходить временные и постоянные выставки и откроется обзорная галерея.

7.футуристическая башня

7. футуристическая башня

8

8.

2004 год – разработка проекта жилого комплекса «Citylife», строительство которого началось в 2009 году. «Citylife» состоит из семи «извилистых» зданий разной высоты, от 5 до 13 этажей каждое. Отличительным архитектурным элементом являются изогнутые балконы и скошенная крыша с широкими крытыми террасами, придающая элегантный вид пентхаусам.

9.комплекс Citylife

9. комплекс Citylife

10

10.

В 2004 году Заха получает официальное признание публики и становится первой женщиной-архитектором, получившей Притцкеровскую премию.

В 2007 году студия «Zaha Hadid Architects» проектирует новое здание – комплекс «Dongdaemun design park & plaza» (DDP). Постройка, выполненная по последнему слову дизайна, представляет собой культурный комплекс, включающий пять функциональных зон – художественную галерею, музей, лабораторию дизайна, выставочный центр и парк истории и культуры города площадью 30.000 кв.метров. Изогнутый фасад покрыт алюминиевыми панелями в количестве более сорока пяти тысяч штук.

11.Dongdaemun design park & plaza

11. Dongdaemun design park & plaza

12.деталь фасада

12. деталь фасада

2008 год — Образовательный центр в Вене. Выдающейся частью дизайна является огромный прямоугольник черного цвета, нависающий над главным входом. Здесь размещена библиотека, а также технические комнаты и кафе. Фасад отделан черными стеклофибробетонными панелями. Остальная часть здания, по контрасту, оформлена панелями белого цвета – здесь расположены учебные классы, лекционный зал, рабочие зоны и административные офисы.

13.Образовательный центр в Вене

13. Образовательный центр в Вене

14.изогнутый фасад

14. изогнутый фасад

В 2009 году Заха и ее команда создают проект комплекса «Galaxy Soho», состоящий из четырех огромных плавно изогнутых куполов, соединенных друг с другом посредством таких же причудливо изогнутых крытых мостов-переходов. У каждого купола – своя уникальная форма. Вся конструкция занимает площадь 334.000 кв.метров, из которых 166.000 кв.метров отдано под офисы, а 86.000 кв. метров – под магазины и бутики. Верхние этажи предназначены для размещения всевозможных баров, кафе и ресторанов с панорамным видом на Пекин.

15.galaxy soho

15. galaxy soho

16.изогнутый фасад

16. изогнутый фасад

17.модель

17. модель

В 2012 году достраивается еще один проект Захи – офисное здание «Pierres vives». Издалека здание напоминает поваленный ствол дерева с длинными «ветвями», выполняющими роль окон. В самом «стволе» расположены архивы, далее идет библиотека и в «кроне» импровизированного «дерева» находится спортивный комплекс и офисы.

18.офисное здание Pierres vives

18. офисное здание Pierres vives

19.продольные-окна

19. продольные-окна

2012 год – открылся культурный центр им.Гейдара Алиева, спроектированный студией Хадид. Здание с широким остеклением и белоснежным фасадом из керамогранита состоит из музея, обширной библиотеки и конференц-центра. Фасад покрыт 12.027 керамогранитными панелями, закрепленными на каркасе, состоящем из 90 километров металлических балок, в пересечении образующих треугольники, трапеции и параллелограммы. Покрытие крыши занимает площадь в 40.000 кв.метров.

20.культурный центр им.Гейдара Алиева

20. культурный центр им.Гейдара Алиева

21

21.

28 сентября 2013 года открылась художественная галерея «Serpentine Sackler gallery» по проекту Захи. Подобно гигантской грибной шляпке, волнообразная крыша павильона в трех точках опускается почти до земли, а изнутри поддерживается пятью колоннами. Галерея уже позиционируется как одно из культурных мест Лондона.

22.serpentine sackler gallery

22. serpentine sackler gallery

23

23.

И еще один из интересных проектов Хадид в Макао – отель-башня, часть развлекательного комплекса «City of dreams». Здание состоит из двух башен, соединенных на уровне первых этажей и крыши, дополнительные соединения в виде мостов проходят по всей площади постройки. Площадь башни составляет 150.000 кв.метров – здесь разместятся около 780 стандартных номеров, сьютов и скай вилл. Завершение строительства намечено на 2017 год.

24. отель City of dreams

24. отель City of dreams

25. деталь фасада

25. деталь фасада

Несмотря на то, что Хадид уже более 50 лет, она, помимо проектирования, читает лекции в университетах и проводит мастер-классы. Более того, Заха активно сотрудничает с известными фирмами, такими как «Lacoste» и «Sawaya and Moroni», разрабатывает дизайн мебели, светильников, ламп, туфель, украшений и прочее-прочее.

Интересные работы, не правда ли?

26.ожерелье

26. ожерелье

27.ожерелье

27. ожерелье

28.вазы

28. вазы

29

29.

30.светильник

30. светильник

31

31.

32.дизайн мебели и светильников

32.дизайн мебели и светильников

33.светильники

33. светильники

34.водопроводный кран

34. водопроводный кран

35.дизайн винной бутыли

35. дизайн винной бутыли

36

36.

37.дизайн обуви для Lacoste

37. дизайн обуви для Lacoste

38

38.

39.дизайн туфель

39. дизайн туфель

40

40.

P.S. 31 марта 2016 года, в возрасте 65 лет, Заха Хадид скончалась от сердечного приступа. R.I.P.

Фотографии взяты с официального сайта http://www.zaha-hadid.com/.

Заха Хадид — архитектура будущего: биография и самые известные проекты

Заха Хадид (Zaha Hadid; родилась 31 октября 1950 г. — умерла 31 марта 2016 г.) — гениальный архитектор и первая женщина, получившая Притцкеровскую премию. В мире архитектуры эта награда считается аналогом Нобелевской, Захе она была вручена в Санкт-Петербурге. Авторы The Guardian назвали ее «королевой кривой», освободившей архитектурную геометрию и придавшей ей новую выразительность. Придуманные ею здания поражают воображение и становятся важными достопримечательностями тех городов, в которых построены.

Биография Захи Хадид

Заха Хадид родилась 1 октября 1950 года в Багдаде, столице Ирака. Несмотря на восточное происхождение, она не страдала от строгости и ограничений. Семья была обеспеченной, много путешествовала и придерживалась либеральных взглядов. Мама Захи сама была художницей, так что творческие способности дочери всегда поощрялись. Столь же благотворной для развития была обстановка в Американском университете Бейрута, где Хадид получила математическое образование. В воспоминаниях она называла детство и студенчество лучшим временем в своей жизни, потому что в тот период ей не приходилось сталкиваться с предубеждением из-за места рождения или пола.

С дипломом математика Хадид отправляется в Лондон, приняв твердое решение стать архитектором. Там она поступает в Лондонскую архитектурную школу и вскоре устраивается на работу в бюро своего учителя Рема Колхаса (Remment Koolhaas). После завершения учебы Заха открывает собственное бюро, но успеха приходится ждать еще очень долго.

Проекты выдающегося архитектора завоевывают призы на международных конкурсах и приносят ей известность в профессиональной среде, но никто не готов их воплощать. Слишком уж опережали время эти формы, их считали утопическими и несовместимыми с реальностью. Десять лет бюро разрабатывает лишь предметы интерьера, а Заха ведет активную светскую жизнь и творит на бумаге.

Наконец, в 1993 году, был завершен ее первый большой проект. Знаменитая мебельная компания Vitra в Германии доверила молодому архитектору построить пожарную часть на своей территории. Уникальное для своего времени здание выполнено в стиле деконструктивизма, для которого характерно нарушение привычных законов в построении архитектурных форм, неожиданность и изломанность линий. Сейчас — это музей, в котором экспонируются образцы мебели Vitra.

Лучшие проекты Захи Хадид

После воплощения первого серьезного проекта Заха проснулась знаменитой, но не востребованной. Массовая публика по-прежнему не была готова к подобным формам. Прорыв в карьере архитектора связан со строительством в 1997 году здания, к которому она отношения не имела. Речь идет о музее Гуггенхайма в Бильбао, спроектированном Френком Гери (Frank Gehry). Музей стал одним из самых зрелищных строений в мире и укрепил позиции деконструктивизма.

Вскоре Хадид получает заказ на проектирование Центра современного искусства Розенталя в США, строительство которого завершается в 2003 году. В 2004-м следует вручение Притцкеровской премии, а в 2005-м — главная премия на выставке Design Miami. В дальнейшем Заха постоянно была востребована, нередко ей поручали самые важные и знаковые проекты.

В 2005-м завершается строительство Научного центра и музея Фэно в Германии — это еще одна важная веха в творчестве Хадид. Здесь ярко проявляются ее фирменные черты: белый цвет и преобладание горизонтальных линий. Несмотря на огромный размер, музей выглядит тонким и изящным, демонстрируя женский взгляд на архитектуру.

Одна из прекраснейших построек Хадид — Оперный театр в Гуанчжоу. Снаружи он обыгрывает тему окружающей здание воды и напоминает сверкающую льдину. Внутри театр похож на волшебную перламутровую раковину с превосходной акустикой.

В Лондоне здание Захи Хадид появилось через три десятилетия после того, как в этом городе открылось ее бюро. Похожий на белую волну Центр водных видов спорта был построен к Олимпиаде 2012. В нем проходили соревнования по плаванию, водному поло и прыжкам в высоту. Хадид спроектировала не только облик Центра, но и систему бассейнов с изменяющейся глубиной и площадью.

В том же 2012 году был завершен Центр Гейдара Алиева в Баку, который теперь считается гордостью Азербайджана. Сооружение текучей формы выглядит так, будто построено из мягких и податливых материалов. За этот проект Заха получила награду Британского Музея Дизайна.

В Москве тоже есть постройка архитектурного бюро Захи Хадид. Это офисный центр Dominion Tower, представляющий собой оригинальное наслоение горизонтальных плоскостей.

Заха Хадид умерла в 2016 году, но ее бюро продолжает развиваться и насчитывает сейчас более 400 сотрудников. Некоторые здания продолжают возводить по ее проектам. Например, в Катаре строится стадион Аль-Вакра, где в 2022-м пройдет Чемпионат мира по футболу.

Из чего состоит архитектура Захи Хадид — The Village

31 марта 2016 года в Майами умерла Заха Хадид. Ей было 65 лет, и многие говорят, что для архитектора это очень ранняя смерть. Хадид начала воплощать свои проекты в жизнь поздно, но сразу получила статус одного из главных архитекторов современности. Её проекты выбиваются из истории архитектуры: они цепляются за историю модернистского и современного искусства и одновременно делают вид, будто никакой истории искусства и не существовало. The Village рассказывает, из чего состояло творчество Захи Хадид и почему её дело будет жить.

Учёба у Рема Колхаса

Заха Хадид родилась в Багдаде в богатой семье, в детстве ездила за границу, училась в Американском университете в Бейруте, а затем отправилась изучать архитектуру в Лондон, где и встретила Рема Колхаса. Проработав в его бюро OMA в Роттердаме с 1977 по 1980 год, она вернулась в Лондон, где начала независимую практику. Междисциплинарный подход OMA явно повлиял на Хадид, которая внедряла в свою практику понятия из изобразительного искусства и естественных наук. Постоянное теоретизирование, которым занимались в бюро Колхаса, тоже было важным для Хадид, для которой признание её идей в первые годы работы заменяли воплощение проектов.

Работа в стол

Если посмотреть на список проектов Захи Хадид, то первое, что бросается в глаза, — это почти полное отсутствие осуществлённых проектов в 1980-е годы. При этом проектов, оставшихся в виде визуализаций и чертежей, много — для разных городов и разных масштабов. Её проекты выигрывали международные конкурсы, но оставались на бумаге, потому что были слишком смелыми — и технологически, и контекстуально. Первое здание по проекту Хадид начали строить лишь в 1986 году в Берлине. В этом ей помогли немецкие феминистки, которые пытались увеличить присутствие женщин в современной архитектуре Германии. Строительство жилого дома IBA завершили в Берлине в 1993 году. 

Архитектурная графика

Известность в архитектурных кругах пришла к Хадид задолго до осуществления первого проекта. В начале 1980-х она выиграла конкурс на проект застройки пика Виктория в Гонконге. Во многом это случилось благодаря графической работе Хадид, чьи рисунки одновременно и передавали концепцию её архитектурного проекта, и могли работать как вполне самостоятельные произведения изобразительного искусства. Живописные визуализации её проектов можно посмотреть на сайте бюро Zaha Hadid Architects. 

Архитектор как художник

Вообще, весь подход Хадид к архитектуре и дизайну можно назвать художественным. Хадид отвергала и модернистский функционализм, и постмодернистскую иронию. Её проекты как будто появлялись из какого-то параллельного мира со своей историей искусства. Собственная фантазия была для неё важнее всего, но из-за этого её и критиковали. Так, проект музея современного искусства MAXXI в Риме посчитали совершенно неподходящим для экспонирования живописи и объектов, так что во многом он стал памятником самому себе, а его архитектуру помнят лучше, чем его коллекцию. Её дизайн-объекты — от мебели до ваз и туфель — выглядят как уменьшенные копии её зданий, и уже не так важно, удобно ли ими пользоваться.

Русский авангард

Хадид часто говорила, что сильное влияние на её творчество — и как художницы, и как архитектора — оказал русский авангард, особенно в лице Казимира Малевича. Многие её живописные работы напоминают его супрематические композиции, а в названиях присутствует слово «тектоника», важное для конструктивистов. Если поместить один из её первых проектов, пожарную станцию Vitra, рядом с, допустим, клубом Русакова Константина Мельникова, связь Хадид с утраченными в России идеями авангарда становится очевидной — хотя и не без иронии.

Параметризм и композитные пластики

От ручного подхода бюро Захи Хадид впоследствии перешло к параметрическому, то есть вычислительному, в рамках которого обрабатываются большие объёмы данных, на основе которых затем формируется структура здания настолько сложная, что она часто с трудом может быть воспринята человеческим мозгом. Именно благодаря этому подходу Заха Хадид стала известна как автор проектов причудливых форм — вроде Центра Гейдара Алиева в Баку. Но их воплощение в жизнь не было бы возможно без использования композитных пластиков, чьи свойства позволяют строить здания нестандартных форм.

Женское

Заха Хадид, по сути, единственный звёздный архитектор женского пола, первая женщина — лауреат Притцкеровской премии. Казалось бы, она могла бы служить ролевой моделью для многих женщин, которые хотят сделать карьеру в мире архитектуры, однако её жизнь как будто бы строилась по этакой мужской модели. Хотя на первом этапе её карьеры ей помогли феминистки, сама Хадид для движения за эмансипацию женщин сделала не так много. Даже если посмотреть на список сотрудников её бюро, мужских имён там значительно больше, чем женских. Особенно в высших эшелонах.

Скандалы в Азии

Последние годы жизни Хадид были отмечены скандалами, связанными со строительством спортивных объектов в Азии. Во время строительства её стадиона в Катаре погибли рабочие — и СМИ, естественно, обратили внимание в первую очередь на известного архитектора. Хадид попросила журналистов тщательнее проверять факты: дизайн здания сам по себе не был опасным для рабочих, а вина лежала на властях Катара и девелопере, которые не обеспечили должного соблюдения техники безопасности на объекте. Кроме того, проект стадиона в Катаре критиковали за экстравагантную форму: многим он напомнил вагину. Хотя Хадид отрицала любое сходство, это кажется скорее плюсом: так в проекте стадиона иронично обыгрался исламский запрет на изображение человеческих лиц. Ещё один скандал ждал Заху Хадид в Токио: местные архитекторы ужаснулись её грандиозному проекту олимпийского стадиона за несколько миллиардов долларов. Кто-то сравнивал его с черепахой, которая хочет затянуть Японию на морское дно.  

Патрик Шумахер

Патрик Шумахер — партнёр бюро Zaha Hadid Architects, который с 1988 года вместе с Хадид работал над ключевыми проектами студии. Старший дизайнер бюро, он участвовал в разработке проектов пожарной станции Vitra и музея MAXXI. 28 лет совместной работы не могли пройти даром: Шумахер разделяет принципы Захи Хадид и работает как теневой правитель её бюро. Так что со смертью Захи её дело не погибнет: её призрак останется с нами.

ФОТОГРАФИИ: обложка – Kevork Djansezian / AP / ТАСС, 1, 4 – Christian Richters / Zaha Hadid Architects, 2, 3, 6 – Zaha Hadid Architects, 5 – Helene Binet / Zaha Hadid Architects, 7 – Иван Анисимов

5 самых дорогих проектов Захи Хадид

1. Многофункциональный комплекс City of Dreams, Макао, Китай

Компания Захи Хадид занималась проектом одной из четырех башен многофункционального игорно-гостиничного комплекса «Город грез». Это 40-этажная гостиница на 780 номеров с ресторанами, магазинами и казино, которая откроется в 2017 году. Общая стоимость строительства комплекса City of Dreams оценивается в $2,4 млрд.

2. Центр водных видов спорта в Лондоне

Одно из основных мест проведения летних Олимпийских игр в Лондоне. Это крытый объект на 2500 мест с двумя 50-метровыми бассейнами и одним 25-метровым бассейном для дайвинга. Его строительство обошлось в £269 миллинов (около $347 млн).

Кстати, Заха Хадид спроектировала еще один спортивный объект, пожалуй, самый скандальный в ее карьере — стадион «Аль-Вакра» в Катаре, в котором пройдут матчи чемпионата мира по футболу в 2022 году. Сначала проект раскритиковали в СМИ, найдя в его дизайне ассоциации с женской анатомией. Потом на архитектора обрушился шквал критики из-за гибели нескольких сотен рабочих, занятых в строительстве. Да и сам чемпионат из-за коррупционного расследования в ФИФА иначе как скандальным не назовешь.

3. Мост шейха Зайда, Абу-Даби

Мост длиной 842 метра назван в честь бывшего президента Объединенных Арабских Эмиратов, чей фонд спонсировал строительство множества культурных объектов, и обошелся в $300 миллионов.

4. Центр Гейдара Алиева, Баку

Этот проект в 2014 году получил премию «Дизайн года» и стал одной из самых узнаваемых работ Захи Хадид. По данным СМИ, власти Азербайджана потратили на строительство $250 миллионов.

5. Особняк для российского миллиардера Владислава Доронина

Это последний проект, спроектированный Захой Хадид от и до. По данным The Daily Mail, Доронин купил участок в Барвихе за £20 миллионов, а сейчас строение, напоминающее космический корабль, оценивается в £140 миллионов ($180 млн).

Читайте также:

Архитектура будущего: 7 колоссальных проектов, которые так и не были воплощены в жизнь

На ВДНХ открылась выставка Дэниела Аршама «Архитектура в движении»

Видео - Zaha Hadid Architects

Гражданский Культурный Образование Здравоохранение Гостиница Промышленное Досуг Смешанное использование Офисы Жилой Розничная торговля Виды спорта Устойчивый Башни Транспорт

Фильтры
Скрыть фильтры
  • Бюджет

    Личное До 1000 фунтов стерлингов До 100 000 фунтов стерлингов До 500 000 фунтов стерлингов До 1000000 фунтов стерлингов До 10 млн фунтов стерлингов До 100 млн фунтов стерлингов До 500 млн фунтов стерлингов

  • Расположение

    Африка Азия Австралазия Европа Северная Америка Южная Америка

  • Дата

    1980 - 1989 гг. 1990 - 1999 2000 - 2009 гг. 2010 - 2019

  • Размер

    Менее 1000 м 2 1 000 м 2 + 2,000 м 2 + 5,000 м 2 + 10 000 м 2 + 50 000 м 2 +

  • Положение дел

    Построен В разработке дизайн Конкуренция / Исследования

.

Заха Хадид (1950-2016) - Заха Хадид Architects

Новаторское видение Захи Хадид изменило определение архитектуры 21 века и захватило воображение по всему миру. Каждый из ее проектов трансформировал представления о том, чего можно достичь в бетоне, стали и стекле; сочетая в себе непоколебимый оптимизм в будущее и веру в силу изобретения с передовыми инновациями в дизайне, материалах и конструкции.

Многие архитекторы призваны создавать новые проекты, которые являются символами социального прогресса, но ни один из них не реализуется так регулярно, неожиданно и эффектно, как Заха Хадид.Ее успехи были настолько последовательными, что она получила высшие награды от гражданских, академических и профессиональных учреждений по всему миру. Ее практика остается одной из самых изобретательных архитектурных студий в мире - уже почти 40 лет.

Заха Хадид родилась в Багдаде, Ирак в 1950 году, изучала математику в Американском университете Бейрута, а затем переехала в Лондон в 1972 году, чтобы поступить в школу Архитектурной ассоциации (AA), где в 1977 году она получила Дипломную премию.

Хадид преподавала в Школе AA до 1987 года и занимала многочисленные кафедры и должности приглашенных профессоров в университетах по всему миру, включая Колумбийский, Гарвардский, Йельский и Университет прикладных искусств в Вене.Она основала Zaha Hadid Architects в 1979 году и была удостоена Притцкеровской архитектурной премии (считающейся Нобелевской премией по архитектуре) в 2004 году.

Знакомство с архитектурой Хадид приводит к пониманию того, что поиск только красоты не был ее образом действий. Ее здания прекрасны - и красота может объяснить их соблазнительное городское присутствие, притягивающее внимание, - но красота и виртуозность в ее работах сочетаются со смыслом. Ее архитектура изобретательна, оригинальна и гражданская, предлагая просторные общественные пространства, которые четко организованы и интуитивно понятны для навигации.

По мере открытия каждое из зданий Хадид занимает свое место в истории архитектуры благодаря своей виртуозной конструкции, архитектурной идеологии и абсолютному притягательному присутствию. Ее проекты - воплощение просвещенной философской основы и принципиальной дисциплины.

Ее клиенты заказывали здания, и Хадид выполнила программы, но она также превзошла все требования и реализовала общие чаяния нового поколения.

Работы Захи Хадид были предметом признанных критиков выставок в нью-йоркском Соломон Р.Музей Гуггенхайма в 2006 году, Лондонский музей дизайна в 2007 году, Государственный Эрмитаж в Санкт-Петербурге в 2015 году и лондонские галереи Serpentine в 2016 году.

Выдающийся вклад Хадид в архитектурную профессию был отмечен профессиональными, академическими и общественными учреждениями по всему миру, включая Список Forbes «Самых влиятельных женщин мира» и Японскую художественную ассоциацию, которая вручила ей премию «Praemium Imperiale». В 2010 и 2011 годах ее проекты были удостоены Премии Стирлинга, одной из высших наград в области архитектуры, от Королевского института британских архитекторов.Среди других наград ЮНЕСКО назвало Хадид «Артистом за мир», Французская Республика удостоила Хадид награды «Commandeur de l'Ordre des Arts et des Lettres», а журнал TIME включил ее в «100 самых влиятельных людей мира». ', назвав ее лучшим мыслителем мира 2010 года. Заха Хадид была назначена главой Ордена Британской империи королевой Елизаветой II в 2012 году, а в феврале 2016 года она получила Королевскую золотую медаль.

Заха Хадид скончалась 31 марта 2016 года.

.

Port House - Zaha Hadid Architects

Антверпен с 12 км доков является вторым по величине морским портом в Европе, обслуживающим 15 000 морских торговых судов и 60 000 внутренних барж ежегодно.

Антверпен обрабатывает 26% контейнерных перевозок в Европе, перевозя более 200 миллионов тонн товаров с помощью океанских судов, заходящих в порт, и обеспечивает прямую занятость более 60 000 человек, включая более 8 000 портовых рабочих. Косвенно порт Антверпена обеспечивает около 150 000 рабочих мест и ставит перед собой амбициозные цели по будущему расширению, чтобы соответствовать росту и развитию континента в следующем столетии.

В 2007 году, когда бывшие офисы порта Антверпена 1990-х годов стали слишком маленькими, порт решил, что переезд позволит объединить его технические и административные службы, предоставив новые помещения для примерно 500 сотрудников. Порт требовал устойчивых и перспективных рабочих мест для своих сотрудников, отражающих его дух и ценности на постоянно расширяющейся местной и международной арене.

В качестве порога между городом и его огромным портом, остров Мехико в доке Антверпена Каттендейк на набережной 63 был выбран в качестве места для нового головного офиса.Прибрежный участок также дает значительные преимущества для устойчивого строительства, позволяя транспортировать материалы и строительные компоненты по воде, что является важным требованием для достижения экологических целей порта.

После строительства новой пожарной части со средствами, необходимыми для обслуживания расширяющегося порта, старая пожарная часть на территории острова Мехико - указанная копия ганзейской резиденции - стала ненужной и нуждалась в изменении использования для обеспечения ее сохранности. Это заброшенное пожарное депо нужно было интегрировать в новый проект.Департамент архитектуры фламандского правительства вместе с властями города и порта организовал архитектурный конкурс для новой штаб-квартиры.

Проект

Zaha Hadid Architects основан на подробных исторических исследованиях и тщательном анализе как участка, так и существующего здания.

Марк Ван Пил, президент порта Антверпен, сказал: «В архитектурном конкурсе было установлено только одно правило, а именно, что первоначальное здание должно быть сохранено.Других требований к расположению новостройки не предъявлялось. Поэтому жюри было приятно удивлено, когда все пять кандидатов выбрали современную структуру над оригинальным зданием. Все они сочетают в себе новое и старое, но дизайн Zaha Hadid Architects оказался самым блестящим.

Работая с Origin, ведущими консультантами по вопросам наследия в реставрации и обновлении исторических памятников, исследования ZHA по истории и наследию этого места лежат в основе дизайна, который в первую очередь подчеркивает ось участка север-юг, параллельную Каттендейкдоку, соединяющему центр города с порт.Во-вторых, из-за того, что здание окружено водой, четыре этажа здания считаются одинаково важными без главного фасада. Проект ZHA представляет собой приподнятую пристройку, а не соседний объем, который скрывал бы хотя бы один из существующих фасадов. Исторический анализ старого пожарного депо, проведенный ZHA и Origin, также подчеркнул роль первоначально задуманной башни - грандиозного, внушительного компонента ганзейского дизайна пожарного депо. Его смелая вертикальная формулировка, призванная увенчать внушительный объем здания внизу, так и не была реализована.

Эти три ключевых принципа определяют композицию нового и старого дизайна: новый объем, который «парит» над старым зданием, уважая каждый из старых фасадов и завершая вертикальность нереализованной башни оригинального дизайна.

Подобно носу корабля, новая пристройка указывает на Шельду, соединяя здание с рекой, на которой был основан Антверпен.

Окруженный водой фасад новой пристройки представляет собой застекленную поверхность, которая колеблется, как волны, и отражает меняющиеся тона и цвета городского неба.Треугольные грани позволяют сформировать кажущиеся гладкими кривые на обоих концах здания с помощью плоских листов стекла. Они также способствуют постепенному переходу от плоского фасада в южной части здания к волнистой поверхности на севере.

Хотя большинство треугольных граней прозрачны, некоторые из них непрозрачны. Эта откалиброванная смесь обеспечивает достаточное количество солнечного света в здании, а также контролирует солнечную нагрузку, чтобы гарантировать оптимальные условия работы. В то же время чередование прозрачных и непрозрачных фасадных панелей снижает объем новой пристройки, обеспечивая панорамный вид на Шельду, город и порт, а также обеспечивая ограждение.

Волнистость фасада достигается за счет плоских граней на юге, которые постепенно становятся более трехмерными к северу. Это ощущение прозрачного объема, ограненного, чтобы придать новому зданию сверкающий вид, переосмысливает прозвище Антверпена как города бриллиантов. Новое расширение выглядит как тщательно вырезанная форма, которая меняет свой внешний вид с изменяющейся интенсивностью дневного света. Подобно ряби на поверхности воды в окружающем порту, новый фасад отражает меняющиеся условия освещения.

Центральный двор старого пожарного депо был огорожен стеклянной крышей и преобразован в главную приемную нового Портового дома. Из этого центрального атриума посетители попадают в исторический общественный читальный зал и библиотеку в заброшенном зале пожарных машин, который был тщательно отреставрирован и сохранен. Панорамные лифты обеспечивают прямой доступ к новой пристройке с внешним мостом между существующим зданием и новой пристройкой, откуда открывается панорамный вид на город и порт.

Требования клиентов к «офису, основанному на деятельности», интегрированы в проект с соответствующими зонами, такими как ресторан, конференц-залы и аудитория, расположенными в центре верхних этажей существующего здания и нижних этажах новой пристройки. Остальные этажи, более удаленные от центра, занимают офисы открытой планировки.

В сотрудничестве с консультантом по услугам Ingenium компания ZHA разработала экологически безопасную и энергоэффективную конструкцию, получившую экологический рейтинг BREEAM «Очень хорошо».Несмотря на проблемы интеграции с охраняемым историческим зданием, высокие стандарты устойчивого проектирования были достигнуты путем реализации эффективных стратегий на каждом этапе строительства. Скважинная энергетическая система закачивает воду на глубину 80 м ниже уровня земли в более чем 100 точках вокруг здания для обеспечения отопления и охлаждения. В существующем здании эта система использует охлаждающие балки. В новой пристройке использованы холодные потолки. Безводные туалеты и датчики движения минимизируют потребление воды, а автоматизация зданий и оптимальный контроль дневного света сводят к минимуму искусственное освещение.

С постоянными ссылками на Шельду, город Антверпен и динамику его порта, в сочетании с успешной реконструкцией и повторным использованием резервной пожарной части, объединяющей ее в качестве полноценной части своей штаб-квартиры, новый Port House будет служить порт хорошо за счет его запланированного расширения в будущих поколениях.

Марк Ван Пил сказал: «Архитектурный стиль оригинального здания, точной копии бывшего дома Ганзы, напоминает XVI век,« золотой век »Антверпена.«Но теперь над этим оригиналом было построено современное здание из сияющего стекла, которое, я уверен, представляет собой новый золотой век для Антверпена».

.

Центр Гейдара Алиева - Zaha Hadid Architects

Концепция дизайна
Дизайн Центра Гейдара Алиева устанавливает постоянную, плавную связь между окружающей его площадью и интерьером здания. Площадь, как поверхность земли; доступный для всех как часть городской ткани Баку, поднимается, чтобы охватить в равной степени общественное внутреннее пространство и определить последовательность пространств для мероприятий, посвященных коллективному празднованию современной и традиционной азербайджанской культуры.Сложные формы, такие как волнистости, бифуркации, складки и перегибы, преобразуют эту площадь в архитектурный ландшафт, который выполняет множество функций: приветствует, обнимает и направляет посетителей через разные уровни интерьера. Этим жестом здание стирает привычное различие между архитектурным объектом и городским пейзажем, оболочкой здания и городской площадью, фигурой и землей, интерьером и экстерьером.

Гибкость в архитектуре не новость для этого региона.В исторической исламской архитектуре ряды, сетки или последовательности столбцов текут в бесконечность, как деревья в лесу, создавая неиерархическое пространство. Сплошные каллиграфические и орнаментальные узоры перетекают от ковров к стенам, от стен к потолку, от потолка к куполам, устанавливая неразрывные взаимосвязи и стирая различия между архитектурными элементами и землей, на которой они обитают. Наше намерение состояло в том, чтобы связать это историческое понимание архитектуры не за счет использования мимикрии или ограниченного следования иконографии прошлого, а, скорее, путем разработки твердой современной интерпретации, отражающей более тонкое понимание.

Реагируя на резкий топографический обрыв, который раньше разделял территорию на две части, проект представляет ландшафт с точными террасами, который устанавливает альтернативные связи и маршруты между общественной площадью, зданием и подземной парковкой. Это решение позволяет избежать дополнительных земляных работ и захоронения мусора и успешно превращает первоначальный недостаток участка в ключевую конструктивную особенность.

Геометрия, структура, материальность
Одним из наиболее важных, но сложных элементов проекта была архитектурная разработка оболочки здания.Наше стремление создать поверхность, настолько сплошную, чтобы она выглядела однородной, требовало широкого спектра различных функций, строительной логики и технических систем, которые необходимо было объединить и интегрировать в оболочку здания. Передовые вычисления позволили постоянно контролировать эти сложности и обмениваться ими между многочисленными участниками проекта.

Центр Гейдара Алиева в основном состоит из двух взаимодействующих систем: бетонная конструкция в сочетании с системой пространственного каркаса.Для создания больших пространств без колонн, позволяющих посетителю ощутить плавность интерьера, вертикальные структурные элементы поглощаются оболочкой и системой навесных стен. Особая геометрия поверхности способствует нестандартным конструктивным решениям, таким как введение изогнутых «опорных стоек» для достижения обратного отслаивания поверхности от земли к западу от здания и сужение консольных балок «ласточкин хвост», которые поддерживают ограждающая конструкция к востоку от участка.

Система пространственного каркаса позволила построить конструкцию произвольной формы и сэкономила значительное время на протяжении всего процесса строительства, в то время как опорная конструкция была разработана с учетом гибкого взаимодействия между жесткой сеткой пространственного каркаса и произвольными внешними швами облицовки. Эти швы были получены в процессе рационализации сложной геометрии, использования и эстетики проекта. Бетон, армированный стекловолокном (GFRC) и полиэстер, армированный стекловолокном (GFRP), были выбраны в качестве идеальных материалов для облицовки, так как они обеспечивают высокую пластичность конструкции здания, отвечая при этом на самые разные функциональные требования, связанные с различными ситуациями: площадь, переходная зоны и конверт.

В этой архитектурной композиции, если поверхность - это музыка, то швы между панелями - это ритм. Были проведены многочисленные исследования геометрии поверхности, чтобы рационализировать панели, сохраняя при этом целостность всего здания и ландшафта. Швы позволяют лучше понять масштаб проекта. Они подчеркивают постоянное преобразование и подразумеваемое движение его жидкой геометрии, предлагая прагматичное решение практических вопросов строительства, таких как производство, транспортировка, транспортировка и сборка; и решение технических проблем, таких как приспособление к перемещению из-за прогиба, внешних нагрузок, изменения температуры, сейсмической активности и ветровой нагрузки.

Чтобы подчеркнуть неразрывную связь между экстерьером и интерьером здания, было очень тщательно продумано освещение Центра Гейдара Алиева. Стратегия светового дизайна различает дневное и ночное чтение здания. В течение дня объем здания отражает свет, постоянно меняя внешний вид Центра в зависимости от времени суток и перспективы обзора. Использование полуотражающего стекла дает дразнящие проблески внутри, пробуждая любопытство, не раскрывая плавную траекторию пространств внутри.Ночью этот характер постепенно трансформируется посредством освещения, которое размывается изнутри на внешние поверхности, раскрывая формальную композицию, раскрывая ее содержание и сохраняя плавность между интерьером и экстерьером.

Дизайн Центра Гейдара Алиева возник в результате наших исследований топографии места и роли Центра в его более широком культурном ландшафте. Используя эти четко сформулированные контекстные отношения, дизайн встраивается в этот контекст; раскрывая будущие культурные возможности Азербайджана.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *