Фото чилингарова ксения: Ксения Чилингарова показывает новую квартиру, любимые картины и коллекцию Prada и Miu Miu – Ксения Чилингарова:  Я росла в семье настоящего героя

Ксения Чилингарова:  Я росла в семье настоящего героя

Фото: Артем Саватеев
Фото: Артем Саватеев

Про детство

Я росла в семье настоящего героя с ощущением того, что этот герой может все. Это такой волшебник. Маленькая, я не очень понимала, где Северный, а где Южный полюс, что там происходит, где белые медведи, пингвины, но я понимала, что мой папа делает что-то очень важное, что-то очень большое, и все к этому относятся с огромным уважением. Когда он приезжал, это всегда была огромная радость: маленькие подарки, рассказы. За столом собиралась большая семья, и все слушали его. Я слегка побаивалась своего отца и относилась к нему несколько настороженно. А в какой-то момент я поняла, что Дед Мороз — это мой папа, так я для себя в принципе решила и очень радовалась

Про дразнилки

В детском саду надо мной посмеивались и дразнили, потому что я отличалась от среднестатистической девочки в советской школе. Я не блондинка, у меня не голубые глаза, а кожа очень смуглая — когда я родилась, нянечка долго меня не приносила маме, стеснялась. Представьте картину: моя мама, блондинка с голубыми глазами, практически Любовь Орлова, лежит в роддоме в ожидании вот этого негритенка. А родилась я еще темнее, чем сейчас; с годами кожа как-то посветлела.

Меня дразнили цыганкой, черномазой, в общем, по-разному бывало. Но потом это все переросли. В определенный момент появилась мода на солярий, на загорелые тела, и все стали, наоборот, мне завидовать, а я думала: чему завидовать? Никак не могла понять. Я, наоборот, всегда хотела быть похожей на маму, а потом вообще это все прошло и забылось.

Фото: Артем Саватеев
Фото: Артем Саватеев

Про ценности

Меня воспитывали строго. Мой папа наполовину армянин и придерживается консервативных взглядов в вопросах воспитания дево

Ксения Чилингарова: «Имя отца вызывало у моих поклонников панический ужас» — Звезды

Имя ее отца — Артура Чилингарова — на слуху. Мало того что доктор географических наук, исследователь Арктики и Антарктики, государственный и политический деятель, так еще и фигура колоритная, в друзьях у которого значатся именитые люди искусства. И, как говорится, яблоко от яблони недалеко падает. Ксения Чилингарова успевает писать ироничные колонки в журналы, блистать на телеэкране, заниматься бизнесом, а на досуге изучать искусствоведение.

Ксения рассказывает, что девчонкой вместе с подружками отправилась к гадалке, и если другим прорицательница обещала солидных мужей и детишек, то ее убеждала в скором открытии третьего глаза. Возможно, кстати, не ошибалась, потому как интуиции Чилингаровой не занимать. Не раз она ее выручала, направляла, показывая свое дело, своего мужчину… Одним словом, вектор нашей беседы определился как-то сам собой.

Ксения, по натуре вы папина дочка, верно?
Ксения Чилингарова:
«Да, по характеру точно. И по внешности. Хотя последнее спорно. Конечно, я черненькая, смуглая, словно бы вечно загорелая, но если меня отмыть, как шутили мои одноклассники, то я копия моей мамы — блондинки с голубыми глазами. У нас даже интонация голоса совпадает».

Наверняка вы были непоседливым, неусидчивым, любопытным ребенком…
Ксения:
«Именно, но я все-таки девочка и вела себя прилично. Зато мой старший брат не отличался примерным поведением, и все родительские силы были направлены на его усмирение. Ему специально вызывали педагога по математике на дом, и они корпели над учебниками, а мама стояла рядом с прыгалками вместо ремня — для пущего устрашения… У меня до сих пор перед глазами эта картина. (Улыбается.) При том, что у нас вся семья, по сути, гуманитарии. Папа — организатор экспедиций в Арктику, дедушка по маминой линии — профессор русского языка и литературы, бабушка — директор школы, дядя — доктор социологических наук. Мама закончила в родном Тамбове лингвистический вуз, по специальности она учитель английского языка. Но никогда по профессии не работала, трудилась в международной организации труда, заведовала библиотекой иностранной книги. Я помню, как меня маленькую она брала с собой на эти многочисленные книжные выставки, ярмарки. Соответственно, сегодня я тоже неплохо говорю по-английски и по-французски. Правда, от немецкого языка (который также знает мама) я отказалась — недостаточно романтичным он для меня выглядел».

Ваш брат яркая личность. Одно то, как он повышал вашу самооценку, заявляя, что вы не подходите ни под один стандарт красоты, чего стоит…
Ксения:
«Да, но мне это не мешало оставаться весьма кокетливой. (Улыбается.) Что-то я, наверное, взяла от той, в честь которой получила имя. Это папина тетка, которую я величала бабушкой, царство ей небесное. На войне, а потом и дома ее звали Киса. Она была настоящей фронтовичкой, с кучей медалей, заводная… Помню, как мы с ней ходили сдавать пустые бутылки, а на обратном пути, когда ждали автобуса на остановке, она легко мне могла сказать: „Ну что, Ксюш, станцуешь?!“ И я танцевала без всяких комплексов. Всегда любила внимание. Брат мой, кстати, совершенно другой — интроверт. В детском саду ждал маму, тихо сидя в углу на стульчике, а невкусные котлеты, которые давали там на обед, надежно прятал, чтобы его не заставляли их есть».

В детстве Николай подтрунивал над сестренкой, утверждая, что она не подходит ни под один стандарт красоты. Фото: личный архив Ксении Чилингаровой.

Чем Николай ныне занимается?
Ксения:
«В банке работает. Бизнесмен. Но погружен он в историю искусства. Коля обладает феноменальной памятью, практически про любое живописное полотно он может сказать, к какой школе оно принадлежит, кем написано. История также является его хобби, он знает ее досконально. Возможно, если бы волна 90-х годов не унесла его в предпринимательство, он был бы сейчас ученым».

Насколько велико было влияние отца на вас?
Ксения:
«Оно было огромным. Я его боялась, как и все, но папа редко появлялся дома. Приезжал всегда с подарками — шкурами зверей, чучелами пингвинов… И вот отец, конечно, отличался строгостью. Причем его кавказская кровь почему-то именно на мне срабатывала. Он мог повысить на меня голос, отругать за непослушание. Мне запрещалось все, в том числе гулянки с подружками. Один раз меня не отпустили на день рождения к однокласснику. Я рыдала, поскольку там собирался весь класс. Понятно, что и ко мне в гости никто не приходил».

В институтские годы папа смягчился, стал лоялен к вашим кавалерам?
Ксения:
«Нет, ни один кавалер так и не переступил порог нашей квартиры. Все они прятались от папы как могли. Однажды один молодой человек приехал за мной, чтобы забрать в театр, но, когда узнал, что отец дома, не решился подняться — припарковался у помоечки и ждал, пока я выйду. (Улыбается.) Почти со всеми история повторялась. Правда, те, кто не боялся знакомиться, хотя бы просто поздороваться с папой, вызывали у меня огромное уважение. Но это были единицы. Я не понимала, почему имя Артура Чилингарова вызывает у ребят, моих ровесников, такой панический ужас. Наверное, да простят меня мои знакомые, это связано с авторитетом грозного альфа-самца, которого менее мощные особи опасаются. Все как в дикой природе. Пожалуй, единственный, кто не испугался моей фамилии, мой бывший муж — Дмитрий Коган. Но объясняется это лишь тем, что он был не в курсе, кто мой папа. Полярники — для него иной мир, поэтому Дмитрий — первый мужчина, которого я пригласила домой».

Сколько вам тогда было лет, и где вы познакомились?
Ксения:
«Двадцать шесть. И встретились мы в караоке. Видите, моя жизнь полна сумбура — я совсем не пою, в детстве фортепьяно бросила. А тут подруга позвала, и там был ее приятель с товарищем. Он мне сразу не понравился. А уж когда сказали, что это скрипач, я совсем приуныла — наверняка зануда. Хотя мысль, что с этим человеком у меня что-то будет, мелькнула. Дима оказался интересной личностью, человеком с широким кругозором, способным запомнить как сотни страниц нотного текста, так и другую информацию. Дима увлечен историей советского периода нашей страны, и его мама рассказывала, что ребенком он знал поименно всех членов Политбюро. Меня это так тронуло. (Улыбается.) Я представила, как он, маленький мальчик, не шел играть во двор, а сидел в комнате перед телевизором, старательно учил гаммы и попутно запоминал тех, кто появлялся на экране».

С дочерью Артур Чилингаров был строг, мог повысить голос, отругать за непослушание. Фото: личный архив Ксении Чилингаровой.

На Дмитрия вы произвели впечатление на первой же встрече?
Ксения:
«Тоже нет. На мне был модный тогда over-saze свитер, и он его не оценил, я показалась ему толстой. (Улыбается.) Скорее, вторая встреча помогла нам взглянуть друг на друга другими глазами. Мы встретились в ресторане, я была напряжена, не знала, о чем разговаривать. Приготовилась поднимать темы литературы, но Дима меня мгновенно расслабил: заказал себе немного виски и рассказал матерщинный анекдот. Диалог наладился, стал живым».

Получается, с Коганом были ваши первые серьезные отношения?
Ксения:
«Да. До этого были какие-то встречи, но я ни с кем не жила вместе. Со стороны противоположного пола я чувствовала внимание, постоянно у меня были какие-то ухажеры, но они мне не подходили по критериям, которые я сама придумала. Понимаете, в детстве мама давала мне читать очень много книг романтической направленности. Когда я приезжала в Тамбов, к родственникам, там все купались в речке, загорали, а я сидела и зачитывала до дыр „Войну и мир“ Толстого. Так что я такой тургеневской барышней росла, идеалисткой. Питалась какими-то платоническими влюбленностями, мне хотелось страдать, как это положено в романах… До самого окончания вуза была такой. И не сильно, откровенно говоря, изменилась впоследствии. Всегда ждала какого-то героя, чтобы он преодолевал жуткие препятствия на пути ко мне… Драматургии желала. Обожаю „Гордость и предубеждение“, и мне кажется, до сих пор жду своего мистера Дарси». (Улыбается.)

Отчего ваш брак с Дмитрием Коганом вы назвали инфантильным, вам ведь было не по восемнадцать лет, а уже почти тридцать?
Ксения:
«Безусловно, это звучит странно. Но тем не менее у меня не было до этого опыта совместной жизни с общим хозяйством. Мне нравилось ощущать себя в роли жены. Я мечтала о гостеприимном доме, где бы накрывался длинный стол, приглашались многочисленные гости, мы делились бы какими-то впечатлениями… В родительском доме все было именно так. Отлично помню телеведущего, путешественника Юрия Сенкевича, лучшего друга отца. Он был невероятным жизнелюбом, очень теплым человеком. Они садились, как два капитана, и делились воспоминаниями. Юрий Александрович умер, когда ехал на день рождения к папе — стало плохо с сердцем… В нашей с мужем семье не было таких традиций. Ввиду Диминого графика подобные посиделки были нереальными. Он либо на гастролях, либо часами занимался, слушал музыку, и посторонний народ в квартире был ему совсем ни к чему. Лишь меня он просил посидеть рядом в качестве музы, но я не профессионал, не могу дать дельный совет. Правда, теперь я фанат классической музыки. (Улыбается.) Кроме того, я благодарна бывшему супругу, что он выбил из меня творчество. Рядом с Димой сложно тоже оставаться творческой личностью, надо быть боевой подругой. Не кухаркой и домработницей, а человеком, который растворен в концертной деятельности мужа. Два года до свадьбы и три после я честно пыталась быть такой, но выяснила, что я совсем не „душечка“. Восхищаюсь дамами, которым удается все время быть прочной стеной для своего мужчины-творца. Видимо, я не принадлежу к их числу. Из нашей пары не получилось такого союза, как у Спиваковых, допустим. Конечно, многое зависит от мужчины. Есть те, кто позволяет своим половинам делать свою карьеру, а есть те, кто выступает против. Дима был слишком властным, и в какой-то момент я поняла, что нам дальше не по пути. Но расстались мы мирно, сегодня дружим, я хожу на его концерты».

С другими мужчинами вам тоже удалось сохранять добрые взаимоотношения?
Ксения:
«После развода у меня были романы, и действительно почти со всеми остались чуть ли не дружеские отношения. Быть может, оттого, что я к мужчинам отношусь с состраданием. Отдаю себе отчет, насколько тяжело быть в их шкуре, и сочувствую. Хотя иной раз, когда люди ведут себя уж крайне некрасиво, я не продолжаю общение. Я не из тех, кто проверяет телефоны и карманы пиджака, но не настолько толерантна, чтобы смириться с изменой. Кроме того, я не прощаю предательства своих чувств. Несколько раз сталкивалась с подобным. Например, у меня был бурный роман с одним человеком, эмоции захлестывали. Я уже была готова дальше строить наши отношения, а мужчина, который был старше аж на двадцать лет, вдруг испугался накала чувств. И вместо того, чтобы поговорить начистоту, обидно тихо слился. Вот такое недопустимо. Когда через полгода он вернулся, уже с дарами, созревший для чего-то серьезного, во мне все перегорело, и нам не о чем было беседовать».

Какие выводы вы сделали после развода и на какие грабли в будущем постараетесь не наступать?
Ксения:
«Я все свои надрывные переживания вываливала на мужа, и он делал то же самое. Теперь я полагаю, надо быть сдержаннее, не весь эмоциональный поток выкладывать. В конце концов, для этой цели существует психолог, священник или дневник. Надо крайне внимательно относиться к произнесенным в пылу ссоры словам. В какой-то момент можно легко перемахнуть точку невозврата. Обида будет не заглаживаться, а, наоборот, разрастаться и разъедать. Унижающая фраза никуда не денется, как бы вы ни старались. Мы с Димой столько раз переходили эту грань, я знаю, о чем говорю».

В одном из интервью вы сказали, что сегодня женщины вполне могут позволить себе вести в отношениях…
Ксения:
«Я имела в виду, что мы отважнее мужчин, быстрее кидаемся в омут с головой. И все мои знакомые мужчины утверждают как один, что их выбирают женщины. Мы же всегда угадываем своего мужчину, интуитивно чувствуем, что у нас именно с ним могут возникнуть совпадения. И я не осуждаю тех, кто проявляет активность в отношениях. Почему нет? Мужчине обязательно надо дать понять, что пора бы уже проявить инициативу с его стороны. (Улыбается.) Как бы то ни было, главное предназначение женщины — создать семью. Просто лично меня судьба словно бы уводила от этого в другом направлении. Возможно, наверху на меня имеются иные планы… Но я уверена: не стоит паниковать, торопиться, мы все успеем, надо лишь расслабиться и почувствовать ритм, как в танцах. Можно и в пятьдесят лет найти свое счастье».

Мама Татьяна Александровна привила Ксении любовь к иностранным языкам и книгам романтической направленности. Фото: личный архив Ксении Чилингаровой.

Вы необычайно двойственны: с одной стороны, такая девочка-девочка, любящая наряды и светские тусовки, а с другой — руководитель, целенаправленно продвигающий вперед свой бизнес…
Ксения:
«Все так и есть, я же Близнецы по гороскопу. Эти две части вечно борются между собой, а я ищу баланс. Бывший муж развивал во мне мужские черты, впрочем, как и нынешний мой молодой человек. Планомерное развитие бизнеса все-таки несколько отодвигает женственность. А порой так хочется побыть слабой, беззащитной блондинкой, как моя мама, которая недавно, к счастью, уже по прибытии, заблудилась в аэропорту, и обеспокоенный папа бегал, искал ее везде». (Улыбается.)

С юных лет вы писали стихи и довольно рано выпустили свой сборник «Отражение». Замечательно, что рифмы к вам приходят и сегодня.
Ксения:
«Да, хотя мама говорила, что это девичье, пройдет. (Улыбается.) Но пока пишу в стол. Для стихосложения требуются соответствующий душевный настрой, бесконечное любовное томление, печаль, переживания за судьбу страны и, несомненно, большое количество свободного времени, поэтому у многих людей эта способность исчезает. Помимо стихов меня занимает и проза. В голове роится множество сюжетов, и я не теряю надежды когда-нибудь их оформить в книгу».

Ахматова писала: «…он говорил о лете и о том, что быть поэтом женщине — нелепость…». Как мужчины реагируют на вашу склонность к сочинительству?
Ксения:
«В юности я наивно полагала, что сильный пол растает, когда я буду читать стихи при луне, но позже поняла, как это пугает. Пару лет назад у меня был поклонник, солидный бизнесмен, который увлекался поэзией. И вот как-то туманным вечером мы бродили с ним у Новодевичьего монастыря. Все шло хорошо, пока он декламировал Бродского, но затем он перешел на стихи собственного сочинения. В таком соседстве это выглядело ужасно. Причем стихи его не были слабыми, но в тот день я отчетливо поняла, что поэта рядом с собой не потяну». (Улыбается.)

Интернет уже давно пестрит информацией о вашем романе с израильским инвестиционным банкиром Анатолием Цоиром. При каких обстоятельствах вы встретились?
Ксения:
«Случайно. Два года назад. Моя ближайшая подруга Кристина, владелица галереи, отправлялась на свидание, но, видимо, не слишком ожидаемое, потому как взяла меня для компании. А тот мужчина захватил с собой друга. Получилось такое голливудское кино, когда я нехотя поехала, а там познакомилась с Толей. Искра пробежала сразу, и я не сомневалась, что эта наша встреча не последняя. В беседе я призналась, что изучаю историю искусств, и мой преподаватель рекомендует мне сходить с кем-то в Пушкинский музей… Это было такое ретросвидание, прямо как в советские годы».

У вашего избранника обширная биография: восемнадцать лет брака, трое взрослых детей… Вас это не пугало?
Ксения:
«Во-первых, Толя уже был разведен, а во-вторых, к детям я отношусь исключительно положительно. Толя — прекрасный отец, и это только добавляет ему плюсов. Достался мне мужчина с прошлым, и что в этом такого?! У меня нет ревности к той его жизни. По сути, мы явились неким лекарством друг для друга, такой тихой гаванью после предыдущих штормов».

Анатолий помогает вам и в бизнесе?
Ксения:
«Да, он является моим партнером в компании по производству и продаже теплой зимней одежды для суровой, морозной погоды. Я уже давно хотела каким-то образом продолжить деятельность папы, а уж после своей поездки на Северный полюс это желание лишь укрепилось. Заслуга Анатолия в том, что он мне показал эту незаполненную нишу. А чуть позже я начала заниматься еще одним проектом — открыла магазин повседневной женской одежды с либеральными ценами. Кстати, мои выходы в свет поднимают продажи. (Улыбается.) Вообще здорово, когда тебя окружают личности незаурядные. Папа много лет дружит с Кобзоном, Лещенко, Михалковым, Пугачевой. А недавно благодаря ему я познакомилась с князем Монако Альбертом. Папа помогал его экспедиции на Северный полюс, ее целью было привезти кости мамонта в местный музей. После этого Альберт наградил папу орденом, позвал нас на оперу и устроил пышный прием у себя во дворце».

Вы явно в курсе модных тенденций…
Ксения:
«Я шопоголик, которого исцеляет от хандры прогулка по магазинам. Скорее всего, именно по этой причине в прошлом году в моей жизни появилась программа „Снимите это немедленно“. Это еще одна грань, которую я с азартом осваивала и надеюсь на продолжение. Тем более, когда я училась на факультете журналистики, мечтала работать в кадре. Я верю в визуализацию и имею карту желаний. Это доска, к которой я прикрепляю написанные на листочках планы».

И какие там пункты?
Ксения:
«Свадьба, дети. Загородный дом с большой собакой. Успешный бизнес с немалым оборотом. И собственные книги».

Ксения Чилингарова: фото и интервью о моде и предпочтениях в одежде

Пышная золотая юбка от Юлии Калманович на прошлогодней Fashion’s Night Out и ярко-зеленое платье того же дизайнера — эти наряды Ксении побывали, кажется, во всех модных журналах. Но вообще-то Ксения Чилингарова предпочитает выглядеть сексуально, а значит, следует модным тенденциям очень выборочно. Не любит брюки, никогда не наденет лоферы. Зачем носить лоферы — они так не нравятся мужчинам! Мы встретились с Ксенией за кальяном в Shop & Bar Denis Simachev и расспросили обо всем подробно.

Я замужем за известным скрипачом Дмитрием Коганом, моя жизнь связана с искусством. Когда ты идешь на премьеру в театр или на открытие выставки, ты не можешь одеться слишком этнически, слишком по-цыгански, слишком вызывающе, слишком модно. Тебе нужно соблюсти дресс-код. Но ходить в черном платье все время невозможно, поэтому приходиться играть с аксессуарами и придумывать собственную «историю».
У меня был забавный случай, связанный со взаимоотношениями модной одежды и искусства. Однажды я пришла на вернисаж в кожаной юбке в складку от Юлии Калманович, свитере грубой вязки и с поясом. Когда я попросила в гардеробе верхнюю одежду, женщина, явно связанная с миром искусства, мне говорит:
— Что вы на себя надеваете?
— В каком смысле? — отвечаю я.
— Вы что, не видите текстуры? Не понимаете, что вам это режет фигуру? Вы что, не художник? Кошмар! Вы композиции не чувствуете!

Оттенки драгоценных камней

Все оттенки драгоценных камней — это мои любимые цвета, особенно два: зеленый и фиолетовый. Со мной уже борются все мои подруги, потому что в какой бы магазин я не приходила, я всюду нахожу только зеленые вещи. Насыщенно-зеленое микро-платье Marni я ношу с кожаными брюками. Одно зеленое платье мне сделала Юля Калманович, другое — Юля Янина. Еще я очень люблю красный цвет, в новом сезоне он актуален, у меня уже есть одно красное платье Prada, и я собираюсь купить платье Lanvin.

Смокинг

Я недавно начала покупать строгие вещи от Stella McCartney, теперь безумно хочу смокинг.

Платья

Платья хороши тем, что с ними не нужно ничего придумывать: надел — пошел, добавил аксессуары — и на коктейль. Одежда должна подстраиваться под образ жизни. Поскольку я много хожу на мероприятия, приходится выбирать что-то, что можно носить и днем, и вечером — не люблю переодеваться. С платьями Prada у меня роман уже давно: итальянцы делают вещи, идеально подходящие для моей фигуры. А Celine на мне совсем не сидит.

Мне в одежде нравится мягкая сексуальность, неагрессивная. У Von Vonni есть одно платье, черное, в пол, двухслойное, состоящее из двух пеньюаров, с прозрачным шифоном внизу, сверху с кружевом. Когда я его надела на одно мероприятие в стиле 30-х, один мужчина мне сказал, что нет ничего более сексуального, чем когда женщина одета в платье в пол — то есть как бы одета полностью, но прозрачное — то есть она раздета. Летом ношу платья-трансформеры от Von Vonni.

Белье

Белье — один из моих фетишей. Его никто не видит, но оно доставляет безумное удовольствие. На правильно подобранное белье одежда садится как нужно. У меня достаточно большой размер груди, и я всегда носила плотное белье, которое подтягивает. А недавно обнаружила, что мягкая чашечка намного лучше позволяет носить рубашки. Люблю La Perla. Agent Provocateur надеваю, если собираюсь кому-то показать белье. Кстати, очень хорошее белье в H&M.

Длинные юбки

Мода — прерогатива девочек и мальчиков… не всех, скажем так. Но мы живем в мире среди мужчин, женщина должна быть сексуальной, обаятельной, романтичной. То, что модно, иногда абсолютно не нравится представителям сильного пола. Например, про лоферы можно забыть — это антисекс. Еще ужасно не нравятся комбинезоны. Я спрашиваламужчин, все говорили: «Это ужасно». Но им же, например, очень полюбилась мода на 50-е, юбки и платья с ремешками. Многим нравятся длинные юбки. Такие вещи заставляют их по-другому с тобой общаться: если ты хочешь некой интриги — нужны длинные юбки, рубашки, платья.

Marc Jacobs

Marc Jacobs — моя недавняя любовь, начавшаяся этим летом. Я хочу две совершенно сумасшедшие вещи Джейкобса: платье из новой коллекции в горошек и узкую юбку в горошек. Горох — это любимый узор моего папы. Когда он раньше дарил маме платья в горошек, мы их ненавидели, но теперь они мне очень нравятся.

Бижутерия

Если я не надела на себя что-то из украшений, я чувствую себя голой: видимо, сказываются мои армянские корни. А за последние пару лет бижутерия стала моей манией: я сама скупаю украшения в огромных количествах и люблю, когда их мне дарят. Я как Кащей: чахну над златом. Бижутерия от Accessories, Topshop, Lanvin и Marni у меня конечно есть, но мне больше импонирует что-то необычное. У меня есть два колье-шедевра: первое я купила в Нью-Йорке, оно розово-оранжевое и очень летнее, а другое бежево-сине-зеленое с горчичным, массивное. Люблю всякие перемотанные цепи, длинные цепочки, винтаж. От моей мамы мне достались старинные сережки и кольцо. С них и началась моя любовь к винтажной бижутерии. У меня есть настоящий винтаж — колье изумрудного цвета из 40-х, под горло, с жемчугом и бриллиантами. Обожаю эту вещь.

Kalmanovich

Юлька Калманович — это моя большая радость. Мы с ней познакомились совершенно случайно — в салоне красоты, и с тех пор я ее поклонник. У Юли есть внутренне понимание того, что хорошо и что плохо, чувство кроя, ее вещи хорошо сидят, что важно. Мне очень нравится придумывать образы вместе с ней. Ее платье в пол я надевала на церемонию «Женщина года Glamour». Недавно она мне подарила тельняшку из новой коллекции, она очень классная. Кстати, у Юлии есть собственный стиль — она подходит для вашей рубрики в качестве героини.

Демократичные марки

Я хорошо отношусь к Topshop: покупаю у них майки и свитеры… Зимой носила ботинки Topshop. Иногда приобретаю там пиджаки на каждый день, у Zara тоже хорошие пиджаки. Ничего конкретного — просто прихожу и покупаю. Elizabeth & James — демократичная марка, в каждой коллекции я нахожу для себя как минимум три вещи — рубашки, платья.

Простой макияж

Всю жизнь мечтала быть похожей на маму — блондинку с голубыми глазами, но, к сожалению, я брюнетка, к тому же, быстро «ловлю» солнце и становлюсь загорелой. Но вообще загар не очень люблю, а еще не люблю следы тонального крема на одежде, ненавижу много косметики на лице: мне кажется, что на мне маска, штукатурка. Я нашла косметику, которая не дает мне этого ощущения — bareMinerals. Глаза крашу очень просто — водостойким карандашом MAC коричневого цвета и их же тенями. Все остальное я делаю с помощью специалистов.

Bryan Atwood

Louboutin мне жмет в большинстве случаев, а обувь Bryan Atwood — это идеальная замена.

Украшения

Из украшений я почти каждый день ношу крестик Tiffany: он подходит ко всему.

Фотографии: Рудольф Тер-Оганезов

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

южный и северный полюса жизни

Чилингарова Ксения родилась в 1982 году в Москве. По словам девушки, она выросла в семье настоящего героя, ведь ее отец — знаменитый путешественник Артур Чилингаров, герой России, известный полярник и организатор многих экспедиций в Арктику.

чилингарова ксения

Про детство и юность

Чилингарова Ксения говорит об отце, что он настоящий волшебник. Маленькая девочка не совсем понимала, чем же занимается ее папа, но она точно знала, что его дело очень важное и опасное, поэтому с огромным уважением относилась к такой работе.

За столом всегда собиралась большая семья Чилингаровых, и глава семьи рассказывал истории, которые казались Ксении невероятными. В какой-то момент Ксюша даже решила, что ее папа – Дед Мороз, потому что он живет на севере, и это его работа. Была ли она папиной дочкой? Сказать сложно, ведь девочка уважала и даже побаивалась отца, но редкие встречи всегда оставляли самые яркие впечатления. Девочка росла копией отца. При ее появлении на свет матери, голубоглазой блондинке, не хотели показывать ребенка – смуглого и черноволосого. Нянечка в роддоме смущенно сказала: «У вас очень черненькая девочка». Чилингарова засмеялась: «Наша!» А с возрастом Ксюша поняла, что и характер у нее, как у папы.

Ксения Чилингарова окончила Московский государственный институт международных отношений, факультет международной журналистики. Девушка была полна амбиций, и это помогало ей идти к своим целям.

ксения чилингарова биография

О первой любви

По словам Ксении, она росла домашним и спокойным ребенком, ее никуда не пускали, поэтому знакомство с Дмитрием Коганом, который впоследствии стал ее первым мужем, произвело на нее сильное впечатление. Казалось бы, тандем Дмитрий Коган – Ксения Чилингарова должен был быть крепким. Двое молодых людей в возрасте тридцати лет – уже сформировавшиеся личности, и они должны были осознанно подойти к вопросу о браке, но из-за позднего взросления Ксении все вышло иначе.

Дмитрий – выдающийся скрипач, возможно, поэтому Ксения так увлеклась им. Это были первые настоящие отношения Чилингаровой, ребята были молоды и влюблены, но произошло так, что девушка повзрослела, а ее избранник отказывался делать то же самое. Дмитрий желал, чтобы Ксения посвятила ему всю жизнь, была всегда рядом, ограничивал ее свободу и не желал слышать о ее карьере. Спустя три года брака их пути разошлись, но бывшие возлюбленные остались хорошими друзьями. Ксения посещает концерты бывшего мужа и всегда рада встрече с ним.

дмитрий коган ксения чилингарова

Отражение

В 2007 году вышел первый сборник стихов Ксении Чилингаровой, который получил название «Отражение». Издание имело популярность, ведь в нем Чилингарова Ксения говорила о своих переживаниях и чувствах. Именно этот год девушка считает отправной точкой в начале своего карьерного пути. Тогда она и поняла, чем действительно хочет заниматься, кем быть.

О настоящем и будущем

Сегодня Чилингарова Ксения работает главным редактором журнала «Pride. Из жизни светских львов», она ведет активную жизнь, посещает различные мероприятия, встречается с интересными людьми, пишет статьи для модного журнала L’Officiel, у нее собственная колонка в журнале «Собака». Является PR-директором luxury-линии женской одежды Lublu Киры Пластининой и директором Фонда международной гуманитарной помощи и сотрудничества.

Некоторое время Ксения была ведущей телепередачи «Снимите это немедленно!», в которой она помогала другим женщинам изменить свою жизнь, начав с гардероба. Стоит отметить, что Ксения Чилингарова, фото которой украшают светские издания, уделяет немало внимания своему внешнему виду, ее всегда украшают стильные наряды, яркие аксессуары и легкая укладка. Девушка понимает: рассказывая людям о том, как они должны выглядеть, важно не забывать о себе, подавая правильный пример.

Тем временем светская тусовка обсуждает роман Чилингаровой с банкиром Анатолием Цоиром. Пара познакомилась случайно. На тот момент Анатолий расстался со своей бывшей супругой, прожив с ней 18 лет и воспитав двоих детей. Ксению это не испугало, и детей, как выяснилось, она любит. Анатолий на данный момент является еще и деловым партнером Ксении. Она всегда считала, что люди должны находиться в гармонии, и искала в мужчине в первую очередь понимание. Разница в возрасте, национальность не играют никакой роли для девушки, она всегда отличалась от сверстников нестандартным подходом ко всему. Она и сама мечтает о семье и детях, о загородном доме с собаками, бизнесе и собственных книгах.

ксения чилингарова фото

Модельер

Вдохновившись своим отцом-полярником, Ксения Чилингарова, биография которой связана со сферой фэшн, запустила линию одежды Arctic Explorer. Однажды она побывала на южном полюсе, где когда-то работал ее отец – Артур Чилингаров. Вся одежда изготавливается строго по ГОСТу, но уникальный дизайн придает ей эксклюзивность. В производстве не используется пух животных. Технологии позволяют удерживать тепло длительное время как на севере, так и в центральной части России. Зимняя одежда может быть стильной!

Ксения Чилингарова: «Всем, кто советует мне отрастить волосы, хочется сказать: «Ребят, отстаньте!»

Юлия Козолий

Создательница бренда Arctic Explorer и дочь российского полярного исследователя Артура Николаевича Чилингарова Ксения Чилингарова рассказала о детстве в знаменитой семье и о том, как решилась на радикальные перемены.

Юлия Козолий

О семье

В детстве я не чувствовала себя особенной (за исключением того, что была очень смуглым ребенком в окружении светленьких девочек), но понимала, что у меня особенный папа, герой, который путешествует в места, куда не ступала нога человека (папа Ксении – герой Советского союза и президент Государственной полярной академии – прим. ред.). Для меня он был настоящим Индианой Джонсом. Именно поэтому в детстве меня так восхищала книга «Два капитана», от которой веет истинным, безумным романтизмом. Ведь перед глазами каждый день был такой простой настоящий романтик. Но не могу сказать, что «Два капитана» была моей настольной книгой. В определенном возрасте в моей голове скорее «маячил» мистер Дарси из «Гордости и предубеждения».

О папе

Юлия Козолий

Мой папа не особенно разговорчивый человек в отличие от его друга Юрия Сенкевича. Он был очень хорошим рассказчиком! Папа же – молчаливый суровый полярник, но если и начинает что-то вспоминать, то обязательно душераздирающее: как ломалась льдина, а команда дрейфовала и боролась за жизнь. Мама в это время только говорит: хорошо, что я не знала об этом заранее. Недавно после выхода фильма «Движение вверх», папа рассказывал о личном знакомстве с Сергеем Беловым, о том, как познакомился с ним на Олимпиаде.

Помню, как он привозил смешные вещи из путешествий. Вроде яйца пингвина. В отличие от современных детей у нас не было телефонов, поэтому мы очень много фантазировали.

Один раз папа привез живого огромного попугая из Никарагуа. Мы назвали ее Нора Гваделупа и прожили с ней шесть лет, а после мама отдала ее птичнику, потому что попугай был редким и требовал очень внимательный уход.

Сейчас папе 78 и он опять планирует куда-то ехать. Конечно, мы переживаем, но кто нас будет слушать. Мы волнуемся, а Артур Николаевич делает. Я понимаю, что без путешествий он не может жить.

Ведь у нас у всех есть что-то, от чего загораются глаза. Для моего папы мотор – это Арктика и Север.

О воспитании

Мой папа строгий. Мне никогда ничего не запрещали, но было понятно, что «нельзя!». В возрасте тинейджера было обидно, когда не пускали на школьные дискотеки, на вечеринки к друзьям. Поездки вообще нужно было согласовывать за месяц. Сразу были вопросы: с кем, куда, почему? Тут вступала мама: «Они едут девочками, все приличные!». Так что, да, была в моем детстве легкая тирания.

О бренде Arctic Explorer

 Юлия Козолий

Занимаясь брендом Arctic Explorer, мне хочется сохранить и передать наследие отца и сделать при этом успешный коммерческий проект. Несколько лет назад мы с папой поехали вместе на Северный полюс (уговорить его стоило отдельных трудов). К этому месту нет равнодушных. Это другая белоснежная планета, которая по-настоящему впечатляет.

Специально для поездки я заказывала куртку, которую продолжила носить после возвращения домой. Как-то гуляла со своей собакой, ко мне подошел приятель, похвалил куртку и спросил, можно ли ему сделать такую же. Я ответила: «Ну наверное можно». С этой фразы началась история Arctic Explorer. Мы поехали на производство, где еще в советское время шили экипировку полярникам, трогали, щупали, разбирались в видах пуха. Сделали первую куртку.

Я журналист, и у меня изначально не было понимания, как строить свой бизнес, поэтому мы объединились с моим партнером Анатолием, который сейчас является финансовой головой Arctic Explorer. Изначально мы решили все делать сами, чтобы разбираться во всех процессах. Сейчас я отвечаю за производство коллекции, PR, маркетинг и подбор персонала. У нас есть команда, которая разрабатывает дизайн одежды, но без моего одобрения куртку на производство не отправят.

О переменах

Юлия Козолий

В детстве и юности я мечтала стать голубоглазой блондинкой, но была гораздо смуглее окружающих меня девочек. На роль Снегурочки точно не тянула, хотя очень хотелось. Естественно, не обходилось без шуток – дети бывают очень жестокими. Блондинкой я в итоге стала два года назад, а с голубыми глазами не сложилось. Хотя и пробовала носить линзы, но выглядела при этом как подружка вампира.

Три года назад я кардинально подстриглась. До стрижки одевалась, смотрела в зеркало и понимала, что выгляжу в общем-то неплохо, женственно, но что-то не так. И в какой-то момент поняла, что от длинных волос нужно отказаться. Когда подстриглась, почувствовала огромное облегчение, как будто открыла какой-то секрет хорошего настроения. Помню, как проснулась утром, увидела себя в зеркало и подумала: «Класс!» С этим ощущением живу и сейчас. Если внутри вам комфортно, есть чувство, что это ваше, то можно смело решаться на перемены! Плюс: я очень ленивая, не умею и не люблю укладывать волосы, много денег тратила на походы в салоны, чтобы их выпрямить и уложить. Девочки, которые встают в 7 утра, чтобы сделать укладку, вызывают у меня восхищение. Я так часто слышу, что похожа на мальчика, что нужно отрастить волосы, на это хочется сказать: «Ребят, отстаньте!»

Я всегда думала, что папа, суровый, кавказский мужчина, после стрижки устроит настоящую взбучку. А он, наоборот, сказал, что мне очень идет и закрыл эту тему… в то время, как мама рыдала.

Хотя даже сейчас меня не всегда узнают по фото в паспорте. Работники пограничного контроля часто просят другой документ, потому что видят на фото брюнетку с длинными волосами, а перед ними блондинка с короткой стрижкой. Некоторые мужчины даже позволяют себе оценить как лучше: до или после. Меня это очень веселит!

О макияже

Юлия Козолий

Мне нравится экспериментировать с макияжем. Последняя находка – «розовый» мейк на показе летней коллекции Valentino. Недавно у меня была интересная съемка в похожих розово-красных оттенках. Было очень здорово! C аналогом такого макияжа я была на премии GQ. Оказалось, что найти действительно классные розовые тени, проблема. Сейчас использую сияющие тени в стиках от американского органического бренда Milk Makeup и даже визажистам их советую.

В обычной жизни я не большой любитель яркого макияжа, каждый день ношу очки. Но у меня есть праймер-мусс Uvub Poreraser от Shu Uemurа, который выравнивает тон кожи. Я использую его вместо тона. Если вы только что вернулись с отдыха, то больше ничего и не нужно. В конце могу добавить легкого сияния шиммером. Если же все-таки использую крем, то это тональное средство от NARS (любимый Giorgio Armani сняли с производства). Мне нравятся кремовые, но неплотные текстуры. А еще NARS удобен тем, что заключен в тюбик. В него же могу добавить уходовый крем или масло для дополнительного сияния. Мне импонирует идея средств в стиках. Одним «карандашом» можно сделать весь макияж. Например, корректор от NARS наношу на веки, делаю легкий контуринг, растушевываю и его же могу использовать для макияжа губ. Брови укладываю тушью Eyebrow Manicure от Shu Uemurа, у нее круглая кисточка, которая здорово расчесывает.

Юлия Козолий

Cейчас я полюбила жидкие текстуры, с ними проще работать и они быстрее наносятся. Фавориты – жидкие тени Tom Ford. После совета визажиста купила сразу два коричневых оттенка и теперь с ними не расстаюсь.

Есть у меня небольшая слабость: ночами смотреть видео известных визажистов вроде Пэт Макграт: как правильно наносить корректор, пользоваться бьютиблендером. Последний, кстати, – очень удобный инструмент. Лучше пальцев растушевывает консилер под глазами. Хотя я часто делаю макияж руками.

Об уходе

Недавно я вернулась из Японии, где открыла для себя косметику EviDens. В Москве ее можно найти в ЦУМе, например. У бренда есть «бомбический» крем для сияния кожи – The Brightening Cream. Еще есть классная сыворотка, которая стоит кошмарных денег, но реально здорово работает на лице.

Мне нравится бренд La Prairie. Зимой использую масло для лица Cellular Swiss Ice Crystal Dry Oil (его же можно наносить и на тело) и крем с экстрактом черной икры Skin Caviar Luxe – хит марки. Он здорово увлажняет и выравнивает текстуру кожу.

 Юлия Козолий

О ЗОЖ

Я не ношу натуральный мех. Каждый волен делать выбор сам, мне не нравится как он выглядит, но для большинства людей парка и куртка – это вещи с натуральным мехом. А еще он выручает, если дует сильный ветер. Поэтому наши модели Arctic Explorer – с натуральным мехом, но со своих курток я его снимаю.

С уважением я отношусь к вегетарианцам и кардинальным зожникам, но сама бы не смогла себя так ограничить. Фанатичный подход к чему бы то ни было – это не очень хорошо.

Я позволяю себе шоколад иногда, не отказываю в хорошем красном вине. Главный принцип – себя нужно любить и не есть то, что вредит организму, килограммами. Французы же как-то справляются со своим вином и сыром.

О путешествиях

Юлия Козолий

В путешествиях я придерживаюсь микса ничегонеделания и активного отдыха. Я очень люблю искусство, с ним связано много поездок. Регулярно езжу на Art Basel и Frieze в Лондон. В Нью-Йорке нужно обязательно сходить в Музей Соломона Гуггенхайма и Метрополитен (хотя там очень много классных частных галерей). В Лондоне первым делом идите в Tate и Serpentine Galleries. Иногда в Natural History Museum проходят отличные выставки.

Весной в центре Помпиду в Париже откроется выставка посвященная витебскому авангарду. Ее курирует моя приятельница. В пространстве Louis Vuitton всегда проходят отличные выставки. А еще Лувр! Пусть это и звучит банально, но если бы не очереди, возвращалась бы туда постоянно – колоссальная коллекция предметов искусства.

Но самое классное путешествие в моей жизни было на Северный полюс.

В будущем любопытно будет съездить в Мексику и покататься на поезде в Индии, который идет с Гималаев на юг и напоминает «Восточный экспресс». А еще хочу поехать в Африку, но пока меня смущают прививки и таблетки от малярии.

Интервью и текст: Юлия Козолий

Похожие материалы из рубрики Обзор

Ксения Чилингарова отметила день рождения и открытие шоу-рума


Накануне Ксения Чилингарова собрала всех своих друзей и коллег в самом центре Москвы, чтобы отпраздновать два важных события в ее жизни: день рождения и открытие нового шоу-рума.

Пропустить торжество не смогли Божена Рынска, Лаура Джугелия, Влад Лисовец, Маша Федорова и многие другие знаменитости.

Гости мероприятия не только оценили пространство бутика, а также представленные в нем вещи, но и отведали разные вкусности — главным угощением, конечно же, оказался большой праздничный торт.

К слову, поводом для выбора столь необычного места встречи послужила давняя мечта Чилингаровой — устроить девичник в магазине платьев.


Ксения Чилингарова


Божена Рынска


Лаура Джугелия


Маша Федорова


Влад Лисовец


Влад Лисовец и Ксения Чилингарова


Ксения Чилингарова и Артур Чилингаров


Юлия Калманович


Юрате Гураускайте 


Марина Долидзе


Евгений Заболотный


Ксения Горбачева


Елена Кулецкая


Саша Федорова


Светлана Родина и Саша Федорова


Юлия Визгалина


Лидия Александрова


Ксения Чилингарова


Фэшн-досмотр: Ксения Чилингарова | СПЛЕТНИК

Кликните для увеличения

Сегодня в рубрике «»Фэшн-досмотр» тайны своего гардероба раскрывает журналист, руководитель благотворительного фонда и светская львица Ксения Чилингарова:

Мне нравится экспериментировать, пробовать разные образы. Мне часто с мужем (скрипачом-виртуозом Дмитрием Коганом — прим.) приходится ездить на гастроли, ходить на концерты и посещать после этого приемы. Это требует строгого соблюдения дресс-кода, но иногда так хочется пошалить и надеть мини. На сегодняшний день я не нашла тот образ, в котором смогу провести всю оставшуюся жизнь (например, роковая красотка или милая скромница). Мне хочется меняться, не превращаться в застывшую мумию. И, конечно, хочется меняться в лучшую сторону, работать над собой и искать свой стиль.

Презентация фотопроекта «Рубашка»

Дресс-код вечеринки звучал просто: мужские рубашки. Недолго думая, я выбрала платье одной из моих любимых марок — Haute Hippie. Платье полностью повторяет крой классической мужской рубашки. Лично мне нравятся манжеты этого платья, с запонками, точь-в-точь как на рубашках моего мужа. В этом, казалось бы, мужском наряде я почему-то чувствую себя невероятно женственной. 

Открытие выставки Киры Пластининой

Любимая кожаная куртка Helmut Lang служит мне верой и правдой не первый год. Эта вещь была приобретена в очередном припадке шопоголизма, но на поверку оказалась незаменимой в моем гардеробе. Майка и штаны классного кроя, все — LUBLU K. Plastinina. Образ для меня не совсем обычный — в консерваторию так не пойдешь, но мне он нравится. В нем чувствуешь себя свободной. 

День рождения «Ресторанного синдиката»

Мой последний фетиш — наряды от Юли Калманович. Это коралловое платье с высокой талией — ее работа. Первый раз я его надела на съемки для журнала InStyle и потом долгое время не могла придумать повод его снова «выгулять». В итоге, повод подвернулся сам собой — меня пригласили на день рождения «Ресторанного синдиката». Поскольку было прохладно, сверху я надела кожаную куртку Phillip Lim.

Премьера фильма «Утомленные солнцем-2. Предстояние»

Премьера нового фильма Никиты Михалкова проходила в Кремлевском дворце, так что мне изначально казалось правильным одеться строго, но элегантно. Шорты или рваные джинсы явно были бы «ни к селу, ни к городу». Так что свой выбор я остановила на серой юбке до колен Dmitry Kobakhidze. Кстати, совершенно неизвестный мне дизайнер: юбка была приобретена «не глядя» на распродаже в одном московском магазине. Пока в моем гардеробе есть только одна его вещь, но, надеюсь, появятся еще. Блузка и бусы — все Maurizio Pecoraro.

Благотворительный концерт Дмитрия Когана

Это платье подруга Юля Калманович сшила для меня специально к концерту. Мы долго мучались с выбором цвета, в результате остановились на телесно-розовом. Ну кто придумал, что черный — обязательный цвет для концертов классической музыки?! Мне кажется, что это так скучно! В этот день мне хотелось выглядеть строго, но женственно и элегантно — в общем, лучше всех. Тем более, что у нас с мужем в этот день была годовщина свадьбы. Так что это платье — еще и платье невесты.

«Самые стильные по версии Hello!»

В последнее время мне все больше и больше нравятся платья в пол. Жаль только, что поводов их надеть не так уж и много. Но церемония Hello! как раз тот случай, когда можно и нарядиться. На мне платье Tucker и темно-зеленый фрак Alena Akhmadullina.

Открытие Tatler Club

На открытие ресторана Tatler Club я надела платье Haute Hippie. В нем мне хотелось плясать всю ночь. Очень давно не надевала таких нарядов, соскучилась по зажигательному настроению, которое они создают. Красные туфельки — для пикантности.

Открытие фотовыставки «Без макияжа»

На мне легкое шелковое платье под пояс американской марки Tucker. Оно создает летнее настроение курортного города. Платье продавалось вместе с шелковым поясом ему в тон, но мне показалось, что в таком варианте оно скорее похоже на пляжный халатик, поэтому я поменяла пояса. Я небрежно повязала кожаный пояс Topshop, а сверху накинула жилетку Zara.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.