Книги психология любви – Книга Психология любви и секса. Популярная энциклопедия — Автор Щербатых Юрий Викторович

Читать книгу Психология любви Е. П. Ильина : онлайн чтение

Точка зрения

Моя интерпретация природы любви противоположна тем мифическим представлениям, следуя которым в любви видят стихийное, животное начало, вынашиваемое в темных глубинах человеческой личности и которое ею овладевает, не давая выхода высоким порывам духа и тонким движениям души. Отмечу, что любовь является чем угодно, только не природной силой. Любовь – это не столько инстинкт, сколько творчество, к животному началу в человеке отношения не имеющее. Для дикаря она не существует, древний китаец и древний индус о ней не знают, грек эпохи Перикла едва догадывается о ее существовании.

Подобно тому как мы отличаем любовь от сексуального клокотания и от «страсти», мы отделили бы ее и от других ее двойников, например от «привязанности». В «привязанности», и прежде всего в самой классической ее форме – материнской любви, два человека испытывают друг к другу взаимную симпатию и нежность, ощущают близость, но ни очарованности, ни самозабвенности при этом также не будет. Каждый из них живет в себе, не пульсируя в другом, испуская в направлении другого едва уловимые флюиды умиления, доброжелательности, ободрения.

Надеюсь, мне удалось чуть прояснить (на большее не рассчитываю) следующий тезис: если нас интересует природа любви, то для начала надо избавиться от наивного представления о ней как об одержимости, отложного представления, что все или почти все способны на это чувство, которым охвачено множество людей во всех концах земли, в любую эпоху, без различия расы и происхождения. Приведенные выше аргументы призваны доказать, что на самом деле любовь встречается не так уж часто, если, конечно, не принимать за нее то, что ею не является. Более того, не будет большим преувеличением сказать, что любовь – это весьма редкое явление, это чувство, на которое способны очень немногие; в сущности, это некий дар, которым наделены некоторые души, талант, который обычно проявляется наряду с другими талантами, но иногда ему ничто не сопутствует.

Ортега-и-Гассет, испанский философ

Имеются и другие крайние взгляды на любовь. П. В. Симонов (1966), правильно утверждая, что любовь – это не эмоция и что в зависимости от обстоятельств она порождает разные эмоции, без всяких серьезных оснований свел ее к потребности. «Любовь – это разновидность потребности, потребности очень сложной, сформированной влияниями социальной среды, этикой и мировоззрениями данного общества», – пишет он (с. 10). Не относя любовь к чувствам, своим утверждением, что «любовь неправомерно относить к разряду эмоций» (там же), он дает основание полагать об исключении им этого чувства вообще из эмоциональной сферы человека. Конечно и влечение, и привязанность, являются потребностью, но сводить любовь только к последней – значит сильно упростить этот феномен.

Женщина знает смысл любви, а мужчина – ее цену.

Марти Ларни, финский писатель

1.2. Теории любви

В психологии существуют различные подходы к осмыслению феномена любви. Каждый подход имеет свои сильные и слабые стороны.

Биологизаторские теории ориентируются на поиск объективно существующей, материальной основы любви и на рассмотрение феномена любви в контексте эволюции человечества. Очевидными недостатками этих теорий являются отрицание собственно психологического аспекта любви и рассмотрение ее как эпифеномена, надстроенного над физиологическими процессами.

Бихевиористский и необихевиористский подходы игнорируют субъект-субъектную природу близких отношений, не учитывают влияния социального контекста; модели любви, разработанные в рамках этих подходов, соответствуют американской культуре и рыночным отношениям, в которых ведется счет вознаграждениям и издержкам, и не могут быть распространены на другие типы культур.

Психодинамические теории любви в историческом плане впервые сделали любовь предметом психологического анализа, осветили влияние переживаний детства и родителей на формирование способности любить и быть любимым, выделили бессознательный компонент любви и отметили роль бессознательного в любовных отношениях, разработали методы терапии в области психологии любви. Ограниченность этого подхода связана с опорой в построении теории в основном на клинический материал, с переоценкой роли бессознательного и детства в развитии любовных отношений.

Гештальттеории любви преимущественно ориентированы на решение проблем клиента в сфере партнерских отношений и не имеют развернутой теоретической модели любви. Основные теоретические положения гештальтпсихологии просто переносятся в область психологии любви.

Когнитивные теории хорошо объясняют феномены изменения восприятия мира, себя и партнера влюбленным человеком, описывают влияние когнитивных стилей на формирование близких отношений. Однако эти теории, переоценивая когнитивную сферу личности, недооценивают эмоционально-волевую и дают в силу этого односторонний анализ природы любви.

Социально-психологические теории любви, акцентируя внимание на типах и стадиях любви, во многом остаются чисто формальными, а проведенные социально-психологические исследования направлены на изучение отдельных аспектов любви и не способны дать целостного понимания этого феномена. Так, теория Л. Я. Гозмана, включающая ряд социально-психологических исследований, лишь вписывает любовь как аттракцию5
  Аттракция (привлекать, притягивать) – понятие, обозначающее возникновение при восприятии человека человеком привлекательности одного из них для другого, формирование привязанности, симпатии.

[Закрыть] в социальный контекст.

Гуманистические теории любви ориентированы на человека, верят в его возможности, однако носят чисто гипотетический, философско-описательный характер.

Первые попытки определить стержневые характеристики (компоненты) любви с помощью факторного анализа привели к выделению двух: 1) эмоциональная поддержка объекта любви и 2) толерантность к его недостаткам и требованиям (Swensen, Gilner, 1964). 3. Рубин (Rubin, 1970) включил в любовь заботу, потребность и доверие к другому. Однако эти составляющие присущи и дружбе. Динер и Пышчинский (Diener, Pyszczynski, 1978) упростили любовь до высокой симпатии и сексуального влечения, а Педерсен и Шумейкер (Pederson, Shoemaker, 1993) понимают любовь как пятикомпонентное явление, в которое входят: 1)

совместность — активность, осуществляемая только с романтическим партнером; 2) выражение — вербальное и невербальное выражение (проявление) склонности и привязанности; 3) намерение и коммуникация — осознание проблем партнера по любви и способность обсуждать и решать эти проблемы; 4) романтичность — наличие идеализированных установок по отношению к любовным взаимоотношениям, подчеркивающих волнение в присутствии любимого человека; 5) сензитивность и спонтанность — готовность отвечать на спонтанные желания партнера.

Ангелы зовут это небесной отрадой, черти – адской мукой, а люди – любовью.

Гэнрих Гэйне

Р. Стернберг (Sternberg, 1986) разработал трехкомпонентную теорию любви. Первая составляющая любви – интимность, чувство близости, проявляемое в любовных отношениях. Любящие чувствуют себя связанными друг с другом. Близость имеет несколько проявлений: радость по поводу того, что любимый человек рядом; наличие желания сделать жизнь любимого человека лучше; желание оказать помощь в трудную минуту и надежда на то, что у любимого человека тоже имеется такое желание; обмен мыслями и чувствами; наличие общих интересов.

Традиционные способы ухаживания могут помешать близости, если они состоят из одних ритуальных действий и лишены искреннего обмена чувствами. Близость может разрушаться негативными чувствами (раздражением, гневом), возникающими во время ссор по пустякам, а также страхом быть отвергнутым.

Вторая составляющая любви – страсть. Она приводит к физическому влечению и к сексуальному поведению в отношениях. Хотя половые отношения здесь важны, но они не являются единственным видом потребностей. Сохраняется потребность в самоуважении, потребность получить поддержку в трудную минуту.

Между интимностью и страстью соотношения неоднозначные: иногда близость вызывает страсть, в других случаях страсть предшествует близости. Бывает и так, что страсть не сопровождается близостью, а близость – страстью. Важно при этом не путать влечение к противоположному полу с половым влечением.

Ортега-и-Гассет считает, что страсть – это не высшее проявление любовного порыва, а, наоборот, его проявление в самых заурядных душах. В ней нет, точнее, не должно быть ни очарованности, ни самозабвенности. В крайних случаях любви-страсти страсть непомерна, а любовь попросту отсутствует.

Третья составляющая любви – решение-обязательство (ответственность). Она имеет кратковременный и долговременный аспекты. Кратковременный аспект отражается в решении о том, что конкретный человек полюбил другого, долговременный аспект – в обязательстве сохранять эту любовь («клятва в любви до гроба»).

И эта составляющая неоднозначно соотносится с двумя предыдущими. Чтобы продемонстрировать возможные комбинации, Р. Стернберг разработал систематику любовных отношений (табл. 1.1).

Таблица 1.1. Систематика видов любви Р. Стернберга

Примечание: + компонент присутствует, – компонент отсутствует.

Эти виды любви представляют собой предельные случаи. Большинство реальных любовных отношений попадает в промежутки между этими категориями, поскольку разные компоненты любви континуальны, а не дискретны.

Другой подход к составляющим любви имеется у Р. Хаттиса (Hattis, 1969). Он выделил шесть факторов: уважение, положительные чувства по отношению к партнеру, эротические чувства, потребность в положительном отношении со стороны партнера, чувство близости и интимности, чувство враждебности (из-за возникающих время от времени размолвок и ссор).

1.3. Различное отношение к феномену любви

С давних времен в литературе, а теперь киноискусстве, на телевидении постоянно проповедуются идеи о том, что романтическая любовь – это единственное, что имеет значение в жизни человека. Вот что писал много веков назад Омар Хайям:

 
Чье сердце не горит любовью страстной к милой, —
Без утешения влачит свой век унылый.
Дни, проведенные без радостей любви,
Считаю тяготой ненужной и постылой.
 

Однако отношение к любви у великих умов разное. Для одних любовь – бесценный дар для человека: «Только любовь делает человека самим собой», – писал Платон, а И. Гете полагал, что счастлив лишь тот, кем владеет любовь.

 
В душе померк бы день и тьма настала б вновь,
Когда бы из нее изгнали мы любовь.
 

Мольер

Любовь – это самая интимная точка соединения природы и разума, это единственное звено, где природа вторгается в разум, она, стало быть, есть превосходнейшее среди всего природного.

Г. Фихте

Для других же любовь – отрицательное явление: «Любовь – заболевание, вроде наваждения, похожа на меланхолию» (Авиценна), «Любовь часто отнимает разум у того, кто его имеет» (Д. Дидро), «Когда мы любим, мы теряем зренье» (Лопе де Вега).

Неудивительно, что это двойственное отношение, проповедуемое на протяжении многих веков философами и писателями, проникло и в массовое сознание.

В конце XIX в. была издана небольшая книжка: «Любовь конца века». Составители ее предложили многим писателям, художникам, ученым и артистам высказаться о любви. Вот подборка этих высказываний, приведенная философом и публицистом М. О. Меньшиковым (1899).

«Любовь так же велика и таинственна, как смерть», – заявляет один поэт, адвокат и критик. «Любовь – царица мира! Она все», – восклицает один актер. «На свете одна любовь сама по себе, an und fur sich, – все остальное только для нее», – пишет один редактор и беллетрист. «Любовь это тот центр, то солнце, вокруг которого теснятся все побуждения человеческой души, все проявления человеческой воли», – заявляет другой писатель. «Что такое любовь? – захлебывается от восторга один автор исторических романов, седой и древний старец. – Для полноты этого ответа недостаточно исчерпать все лексикальное богатство всех языков, наречий, подречий и говоров всего мира. Любовь – это мировой закон, такой же неизменный и непостижимый, как закон мирового тяготения… Любовь это основной закон жизни, дыхания всего живущего» и пр. и пр. Один старый газетный критик коротко, но внушительно заявляет: «Я признаю любовь силою, равною теплу, свету, электричеству». Видите ли, даже не подобною силе, а равною! «Любовь, как инстинкт, единственный фактор жизни», – кричит одна пожилая беллетристка, а старый профессор истории и публицист впадает просто в какие-то конвульсии восторга, в какой-то бред о любви, который я даже и разобрать не в состоянии.

Всех правильнее отнесся к любви один талантливый русский фельетонист. «В жизни каждого из нас, – говорит он, – любовь играет самую незначительную роль, и то в ранней молодости… Но в разговорах, в условной лжи нашего существования, в области “нас возвышающего обмана” это по-прежнему великое, значительное и чуть-чуть не святое дело. Для того чтобы поддерживать обман и сгущать туман нашего сознания, существуют целые и многочисленные организации. Одни этот отживший вздор, который едва ли тысячного из нас сбил с пути или на путь направил, перелагают в стихи и прозу; другие облекают его в яркие краски; третьи – в музыкальные звуки; четвертые изображают на сцене; пятые разжигают критическим анализом и пр. Все это искусства, которые кормятся около любви, а все они в общей сложности не составляют для нас того, чем была любовь в доброе старое время, – искусства жизни».

Мало что изменилось и в наше время. При опросе, проведенном студенческим журналом, более половины студенток пожелали страстной любви. В своей статье в журнале «Семейная жизнь» Пол Попено описывает, что большинство людей думает о романтической любви: «Любовь – это непостижимое наваждение, что приходит ниоткуда и сразу полностью овладевает тобой, как корь. Ты узнаешь ее интуитивно. Если это настоящее чувство, тебе не придется долго гадать. Ты разглядишь ее, без сомнений. Любовь настолько важна, что ты должен отказаться от всего ради нее. Мужчине простительно бросить жену ради любви, женщине простительно оставить дом и детей, королю – трон. Она приходит совершенно неожиданно, и ты ничего не можешь поделать. Она не подвластна человеку».

Однако, как это ни покажется странным, имеется не так уж мало противников романтической и половой любви. Еще в XIX столетии за рубежом и в России среди писателей, журналистов, философов разгорелась бурная дискуссия о том, следует ли превозносить любовь, как это делается в литературных произведениях.

Английский философ Бэкон ставит любовь наряду с самой гнусной страстью – завистью, говоря, что, подобно зависти, «любовь повергает человека в бессилие». Любовь представляет самый обыкновенный предмет комедий, а иногда даже и трагедий, но она причиняет много бедствий в обыкновенной жизни, в которой играет роль то сирены, то фурии.

Немецкий философ Шопенгауэр писал о любви: «Она захватывает в свои сети всю молодую часть человеческого рода, составляет часто последнюю цель всех человеческих стремлений, вредно влияет на важнейшие дела, прерывает самые серьезные занятия, вводит иногда в заблуждение величайшие умы, смело и бесцеремонно вторгается со своими мелочами в советы государственных людей и кабинеты ученых, пробирается в виде локонов и любовных записочек в министерские портфели и рукописи философов, служит ежедневно причиной мерзких и запутанных тяжб, разрушает самые дорогие отношения, разрывает самые прочные связи, нередко губит целые состояния и карьеры, делает честных и добрых людей бессовестными и жестокими, одним словом, она всюду является демоном, производящим гибель и разрушение».

Я отрицаю то царственное место, которое дают любви в жизни, и отрицаю ее самодержавную власть.

Герцен А. И.

Об этом же писал М. О. Меньшиков (1899): «Если вспомнить, какое бесчисленное множество людей – все молодое человечество – страдает явно – и еще более тайно – от этой страсти, если вспомнить глубокое расстройство всех жизненных отношений влюбленных, расстройство дел, полное забвение ими нравственного долга, забвение всего на свете ради столь мимолетного счастья, которое почти всегда оказывается призраком, если вспомнить все эти жгучие страдания, невольно охватит глубокая жалость к жертвам и вырвется вопрос: да что же такое любовь? И отчего она так жестока? И неужели нельзя облегчить никакими средствами – если не теперешнему, то хоть будущим поколениям – эту страшную тиранию?»

И в наше время среди ученых имеются расхождения во взгляде на феномен любви. Например, Л. Каслер (Casler, 1973) говорит, что любовь – это свидетельство слабости и несовершенства человека. Он отмечает три причины, заставляющие одного человека полюбить другого. Во-первых, это потребность в подтверждении своих установок и знаний о мире. Любимый человек служит источником их валидизации. Во-вторых, любовь дает возможность удовлетворять сексуальную потребность, не испытывая при этом стыда. В-третьих, является конформной реакцией по отношению к нормам общества. Среди эмоций, сопровождающих чувство любви, главенствующую роль занимает страх потерять источник удовлетворения своих потребностей. Поэтому влюбленность делает человека несвободным, тревожным, мешает развитию человека как личности. Влюбленный человек относится к объекту своей страсти амбивалентно: с одной стороны, он испытывает к нему позитивные эмоции как к источнику жизненно важных благ, а с другой – ненавидит его, потому что он зависим от него. Действительно свободный человек, считает Л. Каслер, тот, кто не испытывает чувства любви.

Поистине, любовь стала настолько внутренне противоречивым явлением, что некоторые исследователи семейной жизни пришли к заключению, что любовь – это просто название способа подчинения более сильными членами семьи более слабых. Рональд Лэинг попросту утверждает, что любовь является прикрытием для насилия.

Роберт А. Джонсон в своей книге «Мы. Глубинные аспекты романтической любви» высказал такое мнение: «Любовь уже превращена в религию. Человеческая любовь настолько омрачена чрезмерными страданиями и переживаниями романтизма, что мы лишаемся возможности относиться к ней так, как она того заслуживает».

О том, до какого абсурда современная культура довела понятие «любовь», обозначает Ролло Мэй в книге «Любовь и воля»: «Любви как средству решения житейских проблем придается такое большое значение, что самоуважение человека зависит от того, обрел он ее или нет. Люди, которым кажется, что они нашли ее, готовы лопнуть от самодовольства, уверенные в том, что располагают неопровержимым доказательством своего спасения, подобно тому как кальвинисты считали богатство зримым свидетельством своей принадлежности к избранным. Те же, кому не удалось обрести любовь, не просто считают себя в большей или меньшей степени обездоленными, но утрачивают самоуважение, а это влечет за собой более глубокие и опасные последствия».

С любовными перегибами человечество уже сталкивалось. Тысячу лет назад, в конце первой эры, это любовное чувство вспыхнуло как эпидемия, захлестнуло всю арабскую поэзию, проникло в искусство Персии, Средней Азии, трубадуров. «Любовь-манию» открыли человечеству арабы с их горячими чувствами и фанатическим сгущением всех сил души в узкий пучок. «Я из племени Бен Азра, полюбив, мы умираем» – так отпечаталась в поэзии эта фанатическая любовь. Испытав ее, любящий становится меджнуном – безумцем и почти буквально – а то и буквально – теряет рассудок.

Литвак М. Е.

Другая точка зрения на любовь имеется у А. Маслоу. Любовь здорового человека характеризуется отсутствием тревожности, ощущением полной безопасности и психологического комфорта. Удовлетворенность психологической и сексуальной сторонами отношений у любовных партнеров с годами не уменьшается, а возрастает. Партнеры испытывают постоянно растущий интерес друг к другу, у них нет искажения восприятия, свойственного романтической любви. Трезвая оценка партнера сочетается у них с осознанием его недостатков и полным принятием его таким, каков он есть, что и обеспечивает психологический комфорт. Партнеры редко употребляют слово «любовь» для характеристики своих отношений. Но при этом испытывают большое удовлетворение от секса друг с другом. Они не изменяют друг другу, их отношения равноправны, без деления на мужские и женские роли.

Как и во многом другом у А. Маслоу, это описание любви – скорее идеал, так как эти характеристики любви были получены им на нерепрезентативной выборке самоактуализировавшихся личностей. И все же большинство людей признают: любовные переживания обогатили их духовно и эмоционально. Когда группе взрослых, несомненно обладающих опытом любовных отношений, предложили ответить на вопрос, счастливее или несчастливее они стали, испытав любовь, три четверти признались, что стали счастливее. Остальные ясно определить свое отношение не могли.

По данным Ю. Щербатых (2002), на вопрос анкеты «Сильная любовь – это награда или наказание?» большинство студентов (62 %) ответили «награда», 23 % – «наказание», 15 % – «и то и другое». Таким образом, в основном опрошенные считают, что любовь приносит людям большей частью положительные эмоции, и тем не менее почти четверть признает за этим чувством способность приносить несчастье, а одна шестая часть студентов оценивает любовь как «коктейль» из положительных и отрицательных эмоций.

Сорок семь процентов россиян предпочитают быть объектом любви, нежели дарить ее. И сильный, и слабый пол в большинстве своем признаются, что гораздо важнее ощущать, что тебя любят, чем страдать самому. Однако потребность чувствовать себя объектом привязанности сильнее у женщин: 53 % представительниц прекрасного пола считают, что «может, это и эгоистично, но страдать от неразделенной любви куда хуже», и дело не только в эгоизме – они убеждены, что «когда человек чувствует любовь от окружающих, он раскрывается полностью, а это дает ему возможность реализовать себя». Мужчины же (41 %) мотивируют свое желание быть любимыми по-другому: они боятся разочарований и предпочитают быть объектом страсти, нежели мучиться от неразделенной любви.

«Это так здорово – испытывать любовь самому!» – считают 31 % опрошенных. Прекрасное чувство окрыляет и волнует кровь. Тридцать четыре процента мужчин готовы дарить свою любовь, но не могут удержаться от замечаний: «Неплохо бы еще верить, что тебя тоже любят». Комментарии женщин более жертвенны: «Любовь – свет, который открывает дорогу, жизнь. Любовь не ради себя, а ради любимого, любимых. Это невероятное счастье». Но вот процент женщин, согласных на такую любовь, все-таки меньше: только 28 % представительниц прекрасного пола выбрали фразу: «Для меня важнее самому испытывать любовь» как вариант своего ответа.

Поздняков В. А. Психология любви // По материалам Интернета (сайт психолога об искусстве любви). 2004

Не случайно поэтому при опросах различных групп любовь называют среди наиболее значимых для человека терминальных ценностей, причем у девушек и юношей она стоит соответственно на первом и втором месте, отходя на более дальние позиции у взрослых обоего пола (А. А. Игнатьева, 2001). Как показано в исследованиях ряда авторов (Ч. А. Шакеева, 1996; Е. Ф. Рыбалко, Н. Г. Крогиус, 1998; А. И. Пеньков, 2000), любовь занимает средние места в структуре терминальных ценностей взрослых молодых людей, а по данным Т. В. Андреевой (1998), в ценностях мужчин любовь занимает четвертое место, а в женских ценностях – даже шестое.

Причина этого, как писал Э. Фромм, в огромных количествах «ширпотребных фильмов» о счастливой и несчастливой любви, а также в «низкопробных песенках» о любви, в демонстрировании поверхностного и легковесного отношения к любви. Хотя публика до предела насыщена информацией «вроде бы о любви», мало кто имеет представление о «настоящей любви», не умея ее отличить от «любви фальшивой». Ныне на Западе считается «модной» любовь в истоке – внезапно нахлынувшее чувство, эмоциональная спонтанность, необузданная страсть, чаще всего исключающие ответственность, человеческую серьезность, духовно-нравственное родство и взаимопонимание между партнерами. Несмотря на то что все горят «страстным желанием любви», практически в обществе потребления «почти все считается более важным, чем любовь: успех, престиж, деньги, власть; вся энергия тратится на достижение этих целей, и почти ничего не делается для того, чтобы научиться искусству любви».

Что же мешает людям жить в любви, иметь счастье в супружеских отношениях? Б. Рассел (1929) писал по этому поводу: «В современном мире существуют в каком-то смысле враждебные отношения между религией и любовью. Я не считаю их непреодолимыми; просто они обусловлены тем фактом, что христианская религия – в отличие от некоторых других – упорно поддерживает аскетизм <…> Сознание греховности [половой] любви, даже любви супружеской, приобретенное в процессе традиционного воспитания, подсознательно сохраняется как у мужчин, так и у женщин; оно наблюдается и у тех, кто имеет свободные от предрассудков убеждения, точно так же, как и у тех, кто придерживается традиционных взглядов. Последствия этого отношения к любви различны: у мужчин это выражается в том, что их любовные усилия (love-making) носят грубый и неприятный характер, поскольку они не способны сказать слова нежности и тем поддержать чувство женщины, ни должным образом прийти к последнему мгновению, которое так важно для получения женщиной удовольствия от полового акта. Более того, они часто и не осознают, что женщине необходимо получать удовольствие и что если этого не происходит, то в этом виновата не она, а ее партнер. В то же время у части женщин, получивших традиционное воспитание, наблюдаются холодность и большая сдержанность и нежелание перейти к физической близости. Искусный любовник, наверное, может побороть эти недостатки, но мужчина, который восхищается ими как признаками честной женщины, на это неспособен, так что в результате многолетние брачные отношения остаются очень сдержанными и более или менее формальными. Наши дедушки никогда не видели своих жен обнаженными, и их жены пришли бы в ужас от одной лишь мысли об этом. Такое отношение гораздо чаще встречается, чем можно подумать. Даже у тех, кто преодолел эти недостатки, кое-что сохранилось от старой сдержанности <…> Но в современном мире у любви есть враг гораздо более опасный, чем религия, для которого евангелием являются работа и экономический успех. Часто можно услышать, особенно в Америке, что любовь не должна мешать карьере, и если она кому-то мешает, то этот человек глупец. Однако здесь, как и в других вопросах, необходимо стремиться к достижению равновесия. Было бы глупо, хотя в некоторых случаях это может показаться героическим поступком, полностью пожертвовать карьерой ради любви; но было бы не менее глупо – и в этом нет ничего героического – полностью пожертвовать любовью ради карьеры. Тем не менее такое случается – и при том неизбежно – в обществе, организованном на принципе всеобщей погони за деньгами. Посмотрите на жизнь обычного бизнесмена, например в Америке. Сразу после окончания юности все его мысли и вся его энергия устремлены на достижение финансового успеха. Пока он еще молод, он удовлетворяет свои половые потребности, посещая время от времени проституток; наконец он женится, но все его интересы лежат в другой плоскости, чем интересы его жены, и между ними никогда не возникают по-настоящему интимные отношения. Он, усталый, поздно приходит домой из своего офиса; рано утром, когда жена еще спит, уезжает на работу; в воскресенье он играет в гольф, чтобы быть физически крепким, так как это необходимо, чтобы успешно делать деньги. Все, что интересует его жену, кажется ему таким женским, что он не хочет разделять ее интересы, хотя в принципе одобряет их. Для незаконной любви у него просто нет времени – впрочем, как и для законной, – и он лишь во время деловых поездок иногда посещает проституток. Его жена остается сексуально холодной, и это ничуть не удивительно, поскольку он никогда не ухаживает за ней. Подсознательно он все время живет с чувством неудовлетворенности, но не знает, откуда оно у него. Он забывает об этом чувстве во время работы или же когда с садистским вниманием следит за боксерским матчем или принимает участие в кампании преследования левых радикалов. Его жена, которая тоже испытывает чувство неудовлетворенности, борется со скукой, поддерживая второсортную культуру; оставаясь верной своему мужу, она участвует в преследовании тех, кто живет благородно и духовно свободным».

По мнению Б. Рассела, есть еще одно психологическое обстоятельство, препятствующее полному развитию любовного чувства в современном мире, – страх потерять целостность своей индивидуальности. Это, конечно, глупо, но – увы! – очень современно. Индивидуальность не есть нечто такое, что ценно само по себе, потому что она постоянно обновляется благодаря контактам с миром и уже в силу этого не может сохранять целостность и замкнутость. Индивидуальность, которая замкнулась бы в самой себе, как в стеклянной клетке, скоро зачахла бы; в то время как индивидуальность, все более и более вовлекаемая в контакты с людьми, становится все богаче и богаче. Любовь дает огромные возможности плодотворного общения индивида с остальным миром.

iknigi.net

Читать книгу Психология любви Е. П. Ильина : онлайн чтение

2.7. Совместимая любовь, или Стерпится – слюбится

Понятием «совместимая любовь» подчеркиваются две особенности этого чувства: полноценная любовь может быть только обоюдной, совместной и совместимость как путь для достижения этого чувства.

Совместимость – взаимное приятие, основанное на оптимальном сочетании (сходстве или взаимодополнительности) интересов, мотивов, потребностей, характеров, темпераментов, темпа и ритма психофизиологических реакций и др. Англичане, например, говорят: «Не женись на девушке, если она не смеется над смешным тебе». У партнеров наблюдается высокая непосредственная удовлетворенность не только результатом, а главное – процессом взаимодействия, когда каждый из них оказывается на высоте требований другого и не нужны специальные усилия для установления взаимопонимания. На всех этапах взаимодействия сохраняется уверенность в благоприятном исходе будущих контактов, их прогнозируемость и желанность.

Совместимая любовь – это достижение любовного чувства через осознанный выбор, решение о создании гармоничного союза.

В Средней Азии есть люди, которых называют «подталкивающие счастье», или «открывающие счастье», у нас их называют свахами. Главная задача свахи – не просто убедить мужчину в том, что он будет счастлив с этой женщиной, а суметь определить, какие люди будут счастливы в браке, и только потом приступать к объяснениям и уговорам. Свахами, как правило, становятся опытные женщины, хорошие психологи, обладающие тонкой интуицией, умеющие увидеть в молодом человеке и девушке те черты, которые при соединении дадут крепкий любовный союз.

Нередко бывало так, что выбор, предложенный свахой, первоначально вызывал у молодых людей разочарование, но последующая совместная жизнь приводила к развитию полноценной любви, удовлетворенности.

Свахи часто делали свой выбор интуитивно, даже не всегда умея объяснить, почему именно у этого молодого человека с этой девушкой возникнет семейная любовь.

В настоящее время функцию свах выполняют брачные конторы. Лидером среди цивилизованных стран по количеству браков, созданных с помощью искусственной формы знакомств, является Германия. Там каждый шестой брак – заслуга этих служб.

Совместимая любовь возникает при длительном знакомстве мужчин и женщин (по работе, учебе, удовлетворении общих интересов).

2.8. Любовная аддикция (наркоманическая любовь)

Ц. П. Короленко и Н. В. Дмитриевой (2000) описаны признаки любовных аддикций.

1. Непропорционально много времени и внимания уделяется человеку, на которого направлена аддикция. Мысли о «любимом» доминируют в сознании, становясь сверхценной идеей. Процесс носит в себе черты навязчивости, сочетаясь с насильственностью, от которой чрезвычайно трудно освободиться.

2. Аддикт находится во власти переживания нереальных ожиданий в отношении другого человека, находящегося в системе этих отношений, без критики к своему состоянию.

3. Любовный аддикт забывает о себе, перестает заботиться о себе и думать о своих потребностях вне аддиктивных отношений. Это распространяется и на отношение к родным и близким. У аддикта имеются серьезные эмоциональные проблемы, в их центре – страх, который он старается подавить. Страх часто находится на уровне подсознания. Страх, который присутствует на уровне сознания, – это страх быть покинутым. Своим поведением аддикт стремится избежать покинутости. Но на подсознательном уровне представлен страх интимности. Из-за этого аддикт не в состоянии перенести «здоровую» близость. Он боится оказаться в ситуации, где придется быть самим собой. Это приводит к тому, что подсознание ведет аддикта в ловушку, в которой он подсознательно выбирает себе партнера, который не может быть интимным. По-видимому, это связано с тем, что в детстве аддикт потерпел неудачу, пережил психическую травму при проявлении интимности к родителям.

Любовная аддикция характеризуется сверхценным отношением к значимому другому, ожиданием безусловного положительного отношения с его стороны, страхом покинутости, неосознанным страхом интимности и близости (Б. Уайнхольд, Дж. Уайнхольд, 2002).

Главным критерием различия любви и зависимости является то, что последнюю отличает полное бессилие человека перед объектом зависимости, отсутствие контроля, защитная система отрицаний, а также прогрессирование зависимости.

Поскольку зависимый ни о чем другом, кроме «любимого», не может думать, полностью зациклен на нем, то у него ухудшаются дела на работе, финансовая ситуация.

Точка зрения

«Влюбленный» худеет (или толстеет – кто как), выглядит изможденно, начинает болеть. У него самая натуральная ломка. И он делает все, как наркоман-алкоголик, только чтобы увидеть «любимого». Звонит по пятьдесят раз на дню, караулит у подъезда, пишет письма, навязывается.

Но главный симптом: любовная зависимость – это всегда боль и страдание, даже когда «любимый» рядом – все равно боль. Это физическое влечение к объекту страсти, желание буквально склеиться с ним и не отпускать его никуда и никогда. Кстати, если внимательно послушать песни о любви, то окажется, что они как раз не о любви, а о любовной зависимости. А почему? Все просто: в песнях чем больше страсти, тем лучше. Тихая, спокойная и радостная любовь на этом фоне просто скучна. В ней, как говорят профессионалы, «нет темы для песни».

Отличить зависимость от любви, кстати, еще можно и по творчеству. «Зависимые» пишут о том, как им плохо и тяжко жить без «любимого», как хочется умереть от любви и пр. Нормальные влюбленные пишут о том, как им хорошо от того, что в их жизнь пришло такое светлое чувство.

По материалам Интернета (из беседы с клиническим психологом М. Камелевым)

В связи с этим проблема любовных аддикций имеет большое прикладное значение, ибо зависимость, нередко возникающая между партнерами в процессе любовных отношений, значительно осложняет эти отношения и негативно влияет на развитие личности, формирование сценария жизни, карьерный и профессиональный рост, психическое и соматическое здоровье.

Причины формирования эмоциональной зависимости лежат в неполноценных детско-родительских взаимоотношениях, выражающихся в недостатке любви и поддержке ребенка, в осуждении, игнорировании, негативных оценках.

Использование С. Скворцовой Опросника любовной зависимости Б. Уайнхольда (2002) позволило определить выраженность любовной аддикции в выборке девушек 17–20 лет. Среди них со склонностью к аддикции оказался 31 %, еще у 10 % была выявлена тенденция к формированию любовной аддикции. Умеренный уровень любовной зависимости был выявлен у 7 % испытуемых, что свидетельствует о преобладании достаточно адекватных способов взаимодействия с партнером по общению. Низкий и очень низкий уровень проявления любовной зависимости проявился у 51 % девушек в выборке.

Существует психологическая «группа риска» людей, потенциально подверженных любовной зависимости. Для них характерны следующие признаки:

1) не способны или не хотят принимать решения, пока не посоветуются с окружающими;

2) им тяжело быть в одиночестве; в отношениях они часто боятся, что их бросят;

3) чрезмерно чувствительны к критике, готовы подчиняться другим людям и соглашаться с ними из желания понравиться, потому что очень боятся отвержения;

4) недостаточно уверены в себе, склонны приуменьшать свои достоинства и зацикливаться на своих недостатках;

5) скорее всего, имеют еще какую-то зависимость (алкогольную, наркотическую, пищевую, игромании, от табака).

Для аддиктивных в любовных отношениях характерны более высокие уровни тревожности, ригидности, экстернальности, алекситимии, низкий уровень самооценки. Значимых различий по критерию феминности в группе любовно зависимых и не зависимых испытуемых не выявлено.

2.9. Виды псевдолюбви по Э. Фромму

Э. Фромм пишет о нескольких видах псевдолюбви. Один из них – фанатичная любовь к кумиру. Это самоуничтожающая любовь, любовь-поклонение, любовь-обожествление. Человек, любящий так другого человека, утрачивает себя как личность, теряет, вместо того чтобы приобретать. Это не любовь, а идолопоклонничество.

К псевдолюбви Э. Фромм относит и сентиментальную любовь. Здесь на первый план выходит ритуальное, поверхностное ухаживание, театральное поведение с эпизодами мелодрамы, без наличия глубокого чувства к «любовнику». Человек с сентиментальной любовью скорее занят самолюбованием, самим собой, чем проявлением чувства любви, на которое он, вероятно, вообще не способен.

Э. Фромм отмечает, что любовь, начинающаяся с сексуального влечения или основанная только на нем, почти никогда не бывает прочной. Она недолговечна, потому что в ней нет настоящего высокого чувства. Сексуальное влечение может скрепить любовь, но для этого она должна быть. Без любви сексуальный акт создает лишь видимость соединения людей, на самом деле разделенных бездной незнания друг друга, пишет Э. Фромм. Такой акт исключительно чувствен, а настоящая любовь сердечна и сознательна.

Что мешает проявлению истинной любви? Вспомним некоторые советы, которые дают и психологи, и философы, и просто мудрые люди.

1. Не нужно путать любовь с влюбленностью, не стоит принимать желаемое за действительное. С влюбленности все только начинается, но одной ее недостаточно. Вначале мы испытываем романтическую восторженность, нам все видится в розовом свете, все кажется идеальным, на века, но не стоит забывать, что влюбленность подобна сильной вспышке огня: она хрупка и может так же быстро погаснуть, как и появилась. Нужно, чтобы влюбленность превратилась в любовь. А для этого существует проверка временем и трудностями.

2. Самые большие препятствия на пути к любви – эгоизм и чувство собственничества. Иногда мы любим человека, но забываем, что у него есть своя индивидуальность, достоинства и недостатки, отличающиеся от наших собственных, и влюбляемся в некий идеальный образ, наделенный качествами, которые нам нравятся, или которые имеем мы сами, или которых нам не хватает. Когда же мы осознаем несоответствие человека и созданного нами образа, то начинаем переделывать его под свои «стандарты», загонять в заданные нами рамки и представления. Поэтому важно иногда задавать себе вопрос: «Что нам важно в любви – любимый человек или наши собственные желания, то, что мы хотим от него получить?» Любая «клетка» наших чувств, в которую мы пытаемся загнать любимого человека, – пусть даже золотая и красивая – когда-нибудь станет для него тесна. И он либо убежит, либо, даже если останется с нами, его душа будет недоступна и закрыта от нас. Иногда надо сделать выбор между нашей выгодой и любовью и… полюбить ради самой любви.

3. Опасно стремиться быть любимым любой ценой. Иногда мы опускаемся до унижения и «ради любви» теряем собственное достоинство, забываем о своих мечтах, о собственном пути и смысле жизни. И ради чего? Ради жалких крох, которые перепадают нам со стола, – чуть-чуть тепла, капельку чувств, немного денег?.. Не слишком ли большая цена для маленького человеческого счастья?

4. Искать не то, что нас разъединяет, а то, что объединяет. Потому что любовь будет длиться столь долго, сколь сильно будет объединяющее. И ничто так сильно не объединяет в любви, как стремление разделять одни мечты, одни идеи и приключения – и ради них сражаться и преодолевать трудности. И наоборот, если ничто не объединяет или объединяющее ничтожно мало, не стоит ли задуматься – любовь ли это?

5. Стать зеркалом друг друга. Потому что всегда должен быть кто-то, кто не даст нам опуститься ниже собственного достоинства, кто не будет нас обманывать и всегда покажет правду, какой бы она ни была. И в то же время кто покажет нам самые прекрасные и сокровенные состояния, такие наши способности и достоинства, о которых подчас мы и не догадываемся.

6. Если мы искренне любим, то, даже при самых страшных недостатках, всегда в человеке можно и нужно найти что-то светлое и доброе. В психологии существует понятие самоподтверждающегося пророчества. Суть его в том, что если мы думаем о близких людях лучше, чем они есть на самом деле, то они постепенно становятся лучше. Если, наоборот, недооцениваем их, то они изменятся в худшую сторону. Поэтому самый верный способ изменить человека в лучшую сторону – не в том, чтобы подмечать и говорить ему об ошибках и недостатках, а, наоборот, относиться к нему так, словно он уже обладает желанными положительными качествами.

7. Преодолевать рутину в любви. Любовь укрепляется и поддерживается подчас через маленькие и незначительные детали. И как часто самые маленькие вещи (о которых мы несправедливо забываем) – цветы или поцелуй, воспоминания дорогих моментов и романтика, знаки внимания и забота – позволяют показать друг другу силу любви.

8. Сделать первый шаг навстречу – в разногласиях и ссорах и не проявлять наши «особенности», которые способны привести любимого или любимую в бешенство.

9. Если вторая половина находится в плохом настроении, депрессии, грусти, усталости, перегруженности работой или проблемами, то самому не попадать под воздействие, а, напротив, предпринимать все возможные и невозможные меры по устранению этих состояний.

Все это может принести плоды, если понять одну великую истину: для любви нужны двое, нужны обоюдные усилия обеих сторон.

По материалам Интернета (сайт журнала «Новый Акрополь»)

Иногда человеку кажется, что он любит, а на самом деле это благодарность за восхищение. Как только им перестают восхищаться, он рассматривает это как конец любви.

Еще одним видом псевдолюбви является, по Э. Фромму, невротическая любовь. Она характеризуется преувеличенной потребностью некоторых людей в эмоциональной привязанности («бегство невротического индивида от смутно сознаваемого чувства изоляции и пустоты в центре бытия» – Д. Бьюдженталь), позитивной оценке и поддержке со стороны окружающих и в преувеличенном страдании, если эта потребность не удовлетворяется. К. Хорни (1993) описала проявления невротической любви.

У невротика потребность быть любимым преувеличена. Для психически здорового человека важно быть любимым, уважаемым и ценимым теми людьми, которых он ценит сам; невротическая потребность в любви навязчива и неразборчива.

Одно из проявлений невротической потребности в любви – переоценка любви, свойственная прежде всего невротическому типу женщин. Они чувствуют себя в опасности, несчастными и подавленными всегда, пока рядом нет того, кто любил бы их и заботился о них. У таких женщин желание выйти замуж принимает форму навязчивости, даже если они сами абсолютно не способны любить, а их отношение к мужчинам заведомо скверное. Невротик не отдает себе отчета в своей неспособности любить. Он не способен дарить любовь. Он может лишь паразитировать на ком-то другом, кто при этом не должен обладать особой уникальностью.

Различие между любовью и невротической потребностью в любви, пишет М. Е. Литвак, заключается в том, что главным в любви является само чувство привязанности, тогда как у невротика первичное чувство – потребность в обретении уверенности и спокойствия, а иллюзия любви – лишь вторичное.

Если человек нуждается в чьей-то любви ради избавления от тревожности, то он отчаянно стремится к любого рода привязанностям ради собственного успокоения. Он лишь чувствует, что перед ним человек, которому он доверяет или к которому испытывает слепую страсть. Но то, что ему представляется любовью, на самом деле – реакция благодарности за проявленную к нему доброту.

Невротику необходимо, чтобы его любили все без разбора. А если он вдруг кому-то не понравился, это переживается им как тяжелейшая трагедия и неудача. По этой же причине возникает требование абсолютной, безусловной любви и, как следствие – сильнейшая ревность по любому поводу.

Потребность в любви у невротика носит навязчивый характер. Без нее, как ему кажется, он не выживет в этом страшном мире.

Чаще всего невротик живет иллюзией, что он величайший из влюбленных и способен на величайшую самоотдачу. Он держится за этот самообман, так как он выполняет очень важную функцию оправдания его претензий на любовь. Именно этот самообман позволяет невротику требовать все больше любви от других, а это было бы невозможно, если бы он действительно осознавал, что на самом деле ему на них наплевать.

Другая существенная черта невротической потребности в любви – это ее ненасытность, выражающаяся в ужасной ревнивости: «Ты обязан(а) любить только меня».

Еще одно выражение ненасытности невротической потребности в любви – требование безусловной любви. «Ты обязан(а) любить меня независимо от того, как я себя веду». Партнер обязан постоянно доказывать свою «настоящую» любовь, жертвуя при этом своими моральными идеалами, репутацией, деньгами, временем и т. п. Любое невыполнение этих всегда абсолютных требований интерпретируется невротиком как предательство.

Признаком невротической потребности в любви является чрезвычайная чувствительность к отвержению. Любые нюансы в отношениях, которые можно было бы истолковать как отвержение, невротик воспринимает только так и отвечает на это ненавистью. Страх быть отвергнутым и враждебная реакция на отвержение заставляют невротика все больше и больше удаляться от людей. Он убежден, что его никто не сможет полюбить.

Страх перед любовью тесно связан со страхом перед зависимостью. Так как эти люди действительно зависят от любви других и нуждаются в ней как в воздухе, опасность попасть в мучительное зависимое положение очень велика.

Невротическая потребность в любви – это выражение существенных дефицитов в самооценке. Заниженная самооценка, отношение к себе самому как к злейшему врагу, нападения на самого себя – типичные спутники таких людей, которые нуждаются в любви для того, чтобы ощутить себя в безопасности и поднять свою заниженную самооценку.

Э. Фромм отмечает еще одну особенность невротической любви, когда оба «любовника» больше привязаны не друг к другу, а к своим родителям и выбирают себе объект любви не как самоценные личности, а как воплощение в них черт своих родителей. Матерински ориентированные мужчины в своих любовных отношениях часто остаются детьми и требуют от женщины, так же как в свое время от матери, материнской любви. Они бывают добрыми, нежными, но беспомощными и безвольными. Их отношение к женщине остается поверхностным и безответственным, а цель – скорее быть любимым, а не любить. Если женщина не всегда восхищается таким мужчиной, если она хочет быть любимой и окруженной вниманием и не согласна прощать ему любовные дела с другими женщинами, то мужчина чувствует себя глубоко задетым и разочарованным.

Отцовски ориентированная любовь чаще всего встречается у женщин, которые в детстве были очень привязаны к своему отцу. Став взрослыми, они ищут такого мужчину, в котором бы воплотились лучшие черты их отца, и обычно крепко привязываются к нему. Они бывают счастливы с мужьями, которые заботятся о них, как о детях.

Подвести итог рассмотрения особенностей невротической любви можно словами М. Е. Литвака: настоящая любовь выглядит скромно и напоминает подернутый пеплом уголек, который может и согреть, и прожечь. А невротическая истерическая любовь напоминает ярко горящую солому, которая может только обжечь.

Глава 3
Влюбленность
3.1. Так что такое влюбленность?

В 1802 г. Н. М. Карамзин отметил, что в русском языке появилось «новое слово» – влюбленность.

Влюбленность – это страстное влечение к кому-нибудь. Как пишет Э. Хатфилд (Hatfield, 1988), это состояние «непреодолимого желания соединиться с другим человеком». Д. Пек приходит к выводу, что это «генетически предопределенная инстинктивная составляющая спаривания. Иными словами, временное разрушение границ его, позволяющее возникнуть состоянию влюбленности, является стереотипной реакцией человеческого существа на конфигурацию внутренних половых побуждений и внешних половых стимулов, которая служит повышению вероятности спаривания и возникновения взаимных обязательств с целью обеспечения выживания вида».

Отличительным признаком влюбленности взрослых от всех других видов эмоциональных отношений является половая страсть.

Влюбленность является устойчивым доминантным эмоциональным состоянием, сопровождающимся физиологическими и биохимическими изменениями в организме (об этом см. параграф 3.5).

Страстная любовь – это чувство, которое, как вам кажется, вы испытываете не только тогда, когда любите кого-либо, но и тогда, когда «влюблены». По мнению Сары Мейерс и Эллен Бершайд, слова: «Я люблю тебя, но не влюблена» означают следующее: «Ты мне нравишься. Мне не все равно, что будет с тобой. По-моему, ты – замечательный, но я не испытываю к тебе сексуального влечения. Мое чувство – storge (дружба), а не erros (страсть)» (Meyers, Berscheid, 1997).

Майерс Д. 2004. С. 533

В своем пике влюбленность переходит в эйфорию. Влюбленные эмоционально поглощены друг другом. Они засыпают с мыслями друг о друге и просыпаются с ними. Они стремятся быть вместе. Если бы им не нужно было идти на учебу или на работу, пишет Г. Чепмен, то они бы целовались до бесконечности. Когда они держатся за руки, то им кажется, что даже их кровь сливается. Объятия рисуют картины семейной жизни и райских наслаждений, так как они уверены, что это «по-настоящему», и говорят об этом, надеясь на взаимность чувства. Если это не так, то они либо охладевают, либо удваивают свои усилия для того, чтобы произвести впечатление на предмет влюбленности и завоевать его любовь.

В период влюбленности ее объект кажется прекрасным и недостижимым. Человек рисует в своем воображении красочный образ, который может вовсе не соответствовать действительности.

Способность влюбленных трезво мыслить исчезает, пишет Г. Чепмен, и они часто обнаруживают, что делают и говорят то, что в нормальных условиях никогда бы не сделали и не сказали. Эйфория состояния влюбленности порождает иллюзию, что их отношения очень близки. Влюбленные чувствуют, что принадлежат друг другу. Они верят в то, что смогут разрешить все проблемы. Они щедры по отношению друг к другу. Такое наваждение дает им ложное ощущение того, что их эгоизм исчез и они стали кем-то вроде Матери Терезы. Они готовы сделать для своих любимых все, что угодно. Бывает, что в течение нескольких месяцев романтической любви с любящими, но малосексуальными женщинами происходят поистине чудесные превращения. Прежде всего исчезает стыдливость, так свойственная молодым женщинам. Существенно возрастает наслаждение, которое они получают от близости, появляется или усиливается оргазменная разрядка. И все новые формы интимной жизни они осваивают легко, естественно, на одном дыхании, без всякого сопротивления. Такое полное исчезновение стыдливости и появление удивительной сексуальной раскованности сексологи называют «исчезновением границ тела» – тело любимого человека воспринимается как часть собственного. Причиной такого поведения является то, что девушка искренне верит, что тот, в кого она влюблена, чувствует по отношению к ней то же самое. Она верит в то, что сделает все, чтобы удовлетворить его потребности, что он любит ее так же сильно, как и она его, и что он никогда не сделает ничего, что причинило бы ей боль.

Хотя состояние влюбленности весьма специфично и ни на что не похоже, оказывается довольно трудно четко объяснить, в чем же оно выражается. На вопрос: «Как он узнает, что влюбился?» Стендаль отвечал, что убеждается в том, что женщина ему нравится, когда он чувствует себя смущенным в ее присутствии и не находит, что ей сказать. На почти аналогичный вопрос анкеты: «По каким признакам вы понимаете, что влюблены?», обращенный к современным студентам-медикам, 40 % из них сообщили, что они начинают постоянно думать о человеке, в которого влюблены, 23 % хотят общаться с ним, у 4 % нарушен сон и столько же студентов теряют аппетит, 9 % сообщили, что, влюбившись, они становятся мечтательными и рассеянными, у 4 % при встрече начинается сильное сердцебиение, у 2 % студентов любовь пробуждает стремление к самоусовершенствованию, и только 5 % испытывают выраженное сексуальное влечение к предмету своей влюбленности (правда, эти 5 % относятся ко всей выборке, у мужчин этот показатель равен 7 %, а у женщин – 3 %). Таким образом, влюбленность несет в себе относительно мало секса: на этой стадии любви обычно бывает достаточно одного общения: видеть, слышать, касаться, говорить…

Как отмечал Курт Теппервайн, «влюбленность задумана лишь как помощь в том, чтобы не замечать острых углов другого, пока любовь растет. Пока допустимо не только прощать другому инобытие, но и рассматривать это как обогащение собственного бытия. В изменившихся условиях вновь возникает задача вести себя по-новому, любить, а не быть просто влюбленным. И тогда влюбленность превращается не более чем в прекрасное воспоминание, к которому уже не хотелось бы возвращаться при глубине и значительности любви».

Щербатых Ю. 2002

Э. Берн пишет, что влюбленные по своей непосредственности и отстраненности от мелочных мирских забот («с милым и в шалаше рай») очень напоминают детей. Они окружают предмет своей любви светящимся ореолом, видимым только им. Влюбленные наслаждаются не только словами, но и звуками голоса друг друга, а самым важным для них являются благополучие и счастье другого.

Несколько месяцев влюбленные находятся в состоянии выраженного эмоционального подъема, в приподнятом настроении, энергичны (отсюда, вероятно, готовность влюбленного всю жизнь носить свою возлюбленную на руках), при этом существенно меньше спят, поздно ложатся, рано просыпаются. У них пропадает аппетит, учащается сердцебиение; они то бледнеют, то краснеют, то падают в обморок и вообще выглядят как самые настоящие больные. Весьма неустойчивой становится и психика влюбленных: то они беспричинно веселятся, то на них находит уныние, они не слышат, что говорят им окружающие, или вдруг взрываются и грубят близким из-за какой-нибудь ерунды. Стоит ли удивляться, что в старину такое необычное поведение влюбленных приписывалось действию зелья или колдовских чар.

Все влюбленные клянутся исполнить больше, чем могут, и не исполняют даже возможного.

У. Шекспир

Как показывают исследования, в возрасте между 21 и 24 годами не менее трети девушек испытывают любовное чувство, причем оно часто является самым сильным в их жизни (большинство людей влюбляются 2–3 раза в жизни, но обычно выделяют какое-то одно чувство как самое сильное). Однако у мужчин слишком большая страстность со стороны женщин вызывает настороженность и некоторые опасения.

Воображение влюбленного переполнено объектом влюбленности до такой степени, что он перестает замечать не только окружающих, но и самого себя. Он находится в состоянии мечтательности, у него может появиться бессонница, ему становится трудно концентрировать внимание (Dion, Dion). Как сказал один из героев кинофильма «О любви в любую погоду», влюбленность – это торжество воображения над разумом. В. Гюго спрашивал: «Почему говорят “влюбленный”? Надо было бы говорить “одержимый”». А Д. Теннов обозначает это состояние словом лимеранция (затмение), для того чтобы не путать его с тем, что она считает настоящей любовью. У влюбленного возникает иллюзия совершенства его партнера.

Однако идеализация имеет и положительные стороны. Она может выступать важным фактором формирования отношений между влюбленными. Идеализация способствует оптимизации отношений в паре, вселяя в партнеров уверенность в отношении к ним другого человека и повышая их уровень самопринятия. Повышение «ценности» партнера в глазах субъекта служит дополнительным стимулом преодоления трудностей, которые неизбежно возникают в процессе общения. Следовательно, идеализация является непременным условием личностного роста.

Если у вас есть брат – однояйцовый близнец, который помолвлен с какой-то девушкой, велика ли вероятность того, что вы, будучи во многом похожи на своего брата, влюбитесь в его невесту? Нет, не велика (Lykken, Tellegen, 1993). Исследователи отмечают, что только половине опрошенных ими мужчин действительно очень нравились невесты братьев-близнецов и лишь 5 % сказали, что «могли бы влюбиться в них». По мнению Лайккена и Телегена, романтическая любовь часто очень похожа на импринтинг (запечатление) <…> Одного лишь повторяющегося появления человека в поле нашего зрения достаточно для того, чтобы мы увлеклись им независимо от того, кто он, лишь бы он – пусть и отдаленно – был похож на нас и отвечал нам взаимностью.

Майерс Д. 2004. С. 500

Период влюбленности важен для дальнейших взаимоотношений. Во время свиданий у молодых людей формируются впечатления друг о друге, которые являются основой для определения будущих отношений в форме брака или же прекращения отношений.

Ученые из Новосибирского института цитологии и генетики РАН в опытах на животных (собаках, лисицах, волках) установили: не только людям, но и многим другим нашим собратьям по планете свойственна привязанность друг к другу, чувство влюбленности и тоски при потере объекта обожания. В их крови бурлят страсти, очень похожие на наши.

iknigi.net

Психология любви, книги: лучшее

Ничто не может так радовать и огорчать человека, как любовь. Сколько фильмов, песен и книг посвящено любви! Редко отношения складываются идеальным образом. Рано или поздно двум людям в отношениях приходится преодолевать различные трудности. При возникновении проблем люди обращаются к друзьям, психологам, однако не менее эффективным помощником является книга.

"Мы. Глубинные аспекты романтической любви"

Психологии любви посвящено немало книг. Например, Роберт Джонсон написал книгу под названием "Мы. Глубинные аспекты романтической любви", которая по своему содержанию очень глубокая - благодаря тому, что в ней наиболее широко раскрыта тема романтических отношений и психологии любви.

Книга написана английским писателем и психологом. Он использовал работы Карла Юнга и создал книгу, которая смогла ответить на такие распространенные философские вопросы, как:

  1. Что такое любовь?
  2. Какой смысл люди вкладывают в это слово?
  3. Как культура влияет на восприятие явления любви?
  4. Можно ли говорить о психологии любви?

В предисловии Роберт Джонсон пишет, что под романтической любовью следует понимать не только форму любви, но осознать (смотря глубже), что любовь представляет собой объединение психологических ожиданий, установок, идеалов и убеждений. Данная книга отвечает на многие вопросы, включая те, о которых многие даже не задумываются.

"Мужчины с Марса, женщины с Венеры"

"Мужчины с Марса..."

Это достаточно популярная книга о психологии любви от Джона Грэя. Она получила известность неспроста. Изданная в 1993 году, она не теряет своей актуальности по сей день, регулярно переиздается и занимает лучшее место среди книг по психологии взаимоотношений.

Автор книги - американский эксперт в области семейных отношений. Не секрет, что женщины и мужчины различны. Книга помогает им понять друг друга, а также преодолеть эти различия. Благодаря многочисленным тезисам читатель узнает себя во многих ситуациях.

"Книга о вкусных и здоровых отношениях"

Если вы любитель вкусненького, то вам понравится эта книга о психологии любви от Майкла Маттео. На ней написано: "Как приготовить дружбу, любовь и взаимопонимание".

Майкл Маттео - известный сценарист, писатель и психолог из Америки. Его подход к отношениям напоминает рацион питания. Люди, которые серьезно относятся к себе, заботятся о своем рационе или даже считают калории, исключают вредную пищу и заменяют ее той, которая содержит полезные вещества и витамины. Проведя такую аналогию, автор спрашивает, почему за своим рационом люди следят, а за отношениями нет? Почему допускают оскорбления, крики, скандалы и ссоры? Как вредная еда вредит физиологическому состоянию, так и ссоры и любой другой негатив в отношениях вредят психологическому состоянию. Майкл Маттео изобрел рецепт верного построения взаимоотношений с другими людьми, причем не только романтических, но и дружеских.

Конфликты в отношениях

"Как жить в паре и оставаться свободным"

Это очень нужная и полезная для многих книга о психологии в любви мужской и женской, написанная Райли Смитом и Тиной Тессианой. Данная книга, написанная психотерапевтами из Америки, посвящена конфликтологии.

Стоит задуматься, как много конфликтов можно было избежать, если бы партнеры не ограничивали свободу друг друга. Что стоит за желанием ограничить свободу своего партнера? Многие таким путем пытаются самоутвердиться в отношениях. Другим может казаться, что это лучший способ удержать второго человека рядом и избежать измен. Однако после прочтения данной книги к вам придет понимание того, что по-настоящему здоровые и крепкие отношения - те, в которых присутствует искренняя любовь двух свободных людей, в которых конфликтные ситуации решаются без какого-либо шантажа и запретов, а с помощью договора. Легко сказать "свобода в отношениях", а реализовать ее поможет именно эта книга.

Свобода в отношениях

"13 способов преодолеть кризис любовных отношений"

Чем старше люди, тем более четко у них формируется понимание кризиса в отношениях. Именно этой теме посвящена данная книга от Андрея Зберовского.

Книга создана для того, чтобы помочь людям перейти из любовных отношений в семейные. Автор уделяет особое внимание тем молодым парам, которые находятся в возрасте от 16 до 25 лет, ведь именно им сложнее всего сохранить отношения. Часто молодых людей могут разлучить банальные ситуации, с которыми они еще не научились справляться, например, чужое мнение и принципиальность, бесперспективность, остывание отношений, претензии и обиды, которые накопились со временем.

Отношения просто не проходят проверку временем и кризисной ситуацией. В итоге пара расходится. Но где гарантия, что следующие отношения будут более удачные? В книге вы узнаете, как вести себя в кризисной ситуации и как совершать обдуманные поступки.

Психология отношений

В данной статье представлены одни из лучших книг о психологии любви. Они помогут вам прийти к более глубокому осознанию понятия "любовь".

Также есть немало книг о психологии материнской любви (например, "Материнская любовь" Анатолия Некрасова). Изучая их, человек начинает лучше понимать себя и окружающих, благодаря чему он становится более успешным во взаимоотношениях.

fb.ru

Читать книгу Психология любви Е. П. Ильина : онлайн чтение

2.5. Виды эротической (сексуальной, плотской14
  Плотская любовь, или любовь плоти, направлена обычно на телесное, физическое обладание. В ней физиологический компонент (секс) самый главный и определяющий.

[Закрыть]

) любви

Э. Фромм дает следующее абстрактное определение этой любви: это отношения между людьми, когда один человек рассматривает другого как близкого, родственного самому себе, отождествляет себя с ним, испытывает потребность в сближении, объединении; отождествляет с ним свои собственные интересы и устремления и, что весьма существенно, добровольно духовно и физически отдает себя другому и стремится взаимно обладать им.

Каково же предназначение индивидуализированной (отнесенной к конкретному человеку) эротической любви в существовании человечества? Почему она возникла и закрепилась в эволюционном развитии человеческого рода? Биологи-эволюционисты считают, что любовное чувство способствует воспроизводству наиболее здорового, полноценного потомства. Тысячи лет назад, в период жестоких условий выживания, дети, выросшие в семье, где родители любили друг друга, были более жизнеустойчивы, так как мужчина оказывал своей половой партнерше в период ее беременности и после родов особое внимание, обеспечивая защиту, пищу и воспитание потомства. Поэтому любовное чувство сформировалось и закрепилось как видовой признак.

Немецкий философ А. Шопенгауэр по этому поводу писал: «Индивидуализация любовного чувства у человека есть не что иное, как хитрость природы. Она “заботится” не только о сохранении человеческого рода, но и об его природном усовершенствовании и возвышении. А для этого недостаточно размножения путем случайного соединения особей разного пола: индивидуально-определенных производителей. У человека в отличие от животного речь идет не столько о рекреации [восстановлении. – Е. И.] вообще, сколько о воспроизводстве наиболее пригодного для мировых целей потомства. Поэтому конкретное лицо может иметь потомство не от всякого субъекта противоположного пола, а лишь от определенного, который для него особо привлекателен».

Эротическая любовь неодинакова в своем проявлении. Уже в Древней Греции была разработана типология любви: Эрос – стихийная и страстная самоотдача, восторженная влюбленность; Филия – любовь-дружба, приязнь одного человека к другому; Сторге – привязанность, особенно семейная; Агапе – жертвенная любовь, любовь к ближнему.

В наше время Д. Ли (Lee,1977) разработана более детальная типология сексуальной любви:

1) Эрос – страстная любовь-увлечение, стремящаяся к полному физическому обладанию;

2) Людус – гедонистическая любовь-игра, не отличающаяся глубиной чувства и сравнительно легко допускающая возможность измены;

3) Сторге – спокойная, теплая и надежная любовь-дружба;

4) Прагма – возникает из сочетания Людуса и Сторге – рассудочная, легко поддающаяся контролю; любовь по расчету;

5) Мания – появляется как сочетание Эроса и Людуса, иррациональная любовь-одержимость, для которой типичны неуверенность и зависимость от объекта влечения;

6) Агапе – бескорыстная любовь-самоотдача, синтез Эроса и Сторге.

Для женщин более характерны сторгические, прагматические и маниакальные проявления любви, а молодым мужчинам более свойственна эротическая и особенно людическая любовь. «Маниакальные» увлечения типичнее для подростков и юношей, нежели для взрослых, а любовь Прагма не пользуется популярностью у студентов, но характерна для людей более зрелого возраста (Д. Ричардсон).

Шесть типов любви – это достаточно разные чувства, похожие лишь внешне, по развитию сюжета и персонам. Если Агапе, Сторге и Прагма – это любовь по всем признакам, то остальные типы – Мания, Людус и Эрос – это недоброкачественные влюбленности, в наиболее обостренных формах – психические болезни, от которых можно избавиться только с помощью специалистов.

Точка зрения

Причина того, что к любви относятся как к чему-то, не требующему обучения, состоит в допущении, что проблема любви – это проблема объекта, а не проблема способности.

Люди думают, что любить просто, а вот найти подлинный объект любви или оказаться любимым этим объектом – трудно. Следует понять, что для любви нужен талант чувств. Но что такое этот талант? Дается ли он только избранным? Способность любить – это нормальная способность нормальной души. Не сверхспособность, а именно нормальная. Каждый здоровый человек рождается предрасположенным к этому нормальному чувству. Но чем старше люди, тем меньше среди них становится таких, кто может испытывать его. У многих не хватает глубины души, чтобы вместить это чувство: у кого из-за воспитания, у кого из-за жизненных условий, часто из-за эгоизма. Эгоист способен только на влюбленность. Впрочем, если влюбленность у таких людей сильная, она может и стать любовью, но для этого ей надо внутренне перестроить человека. Это требует перелома в себе, долгой и изнурительной перезарядки многих душевных рефлексов, желаний, воли. К сожалению, на такую революцию души способны немногие.

Неспособность любить – изъян не биологический, а психологический, душевный. Талант любви – это талант души. И он, кстати, в принципе отличается от таланта художника, писателя, ученого. Главное в таланте любви – не редкостные и сложные способности ума, слуха, зрения, памяти – способности, из которых состоит художественный или научный талант. Главное в нем именно душевность, сердечность, «человеколюбие» – способность дорожить другими, как собой.

Многие, наверное, согласятся, что человеколюбие – сердце любви, ее ось и сердцевина – и есть то главное, что отличает ее от других влечений. Эти влечения могут быть жгучими, изнуряющими, но если в них нет человеколюбия, это еще не любовь или вообще не любовь, а чувство другого ранга – влюбленность, привязанность, увлечение.

Самыгин С. Любовь глазами мужчины // По материалам Интернета

Саймон Уотс из Университета Ноттингема и Пол Штеннер из Университета Лондона проанализировали природу любви, опросив 34 женщины и 16 мужчин. В итоге они ввыделили девять видов любви, как сообщил британский журнал «Социальная психология сегодня».

1. Взрослая любовь, которая включает в себя взаимное доверие, признание и поддержку.

2. Стрела Купидона – когда пары охвачены слепой страстью.

3. Гедонистическая любовь – когда для человека главное – получать мимолетные наслаждения.

4. Любовь как связь между двумя людьми – романтический взгляд на любовь.

5. Демифологизированная любовь – когда люди считают, что для поддержания отношений нужно работать над собой, проявлять терпение и идти на компромисс.

6. Любовь как эмоциональное приключение.

7. Любовь как ролевые взаимоотношения, которые возникли из-за давления общественных норм.

8. Любовь как близкая дружба.

9. Двухэлементная партнерская любовь, при которой два человека становятся единым целым (один может закончить фразу другого).

Гребнева Ю. Виды любви // Astrostar.ru

Женщины, которым не везет в любви

Вот что обычно отличает тех женщин, которым не везет в любви:

1. Часто они происходят из дисфункциональных (нездоровых) семей, где не удовлетворялись их эмоциональные потребности. Например, отец или мать могли быть больными алкоголизмом.

2. Женщины, о которых мало заботились, начинают заполнять свою неудовлетворенную потребность во внимании усиленной заботой о ком-то, особенно о мужчине с трудной судьбой, о мужчине, который сильно нуждается в помощи, опеке. Они становятся женами таких мужчин, их няньками и матерями. Их призвание – спасать.

3. В связи с тем, что в детстве этим женщинам никогда не удавалось превратить одного или обоих родителей в заботливых, любящих маму и папу, в зрелом возрасте их влечет к эмоционально малодоступным мужчинам, которых они пытаются изменить своей безграничной любовью.

4. Пережив ужас отвержения в детстве, эти женщины делают все возможное, чтобы предотвратить распад отношений с мужчиной, которого любят.

5. Эти женщины не останавливаются ни перед какими затратами времени, сил и даже денег, если это «помогает» любимому мужчине.

6. Привыкнув в своей семье к недостатку любви, эти женщины готовы сколько угодно ждать, надеяться и делать все возможное, чтобы доставить удовольствие своему избраннику.

7. Эти женщины готовы брать на себя значительно больше, чем 50 % вины, ответственности в любых взаимоотношениях.

8. Самооценка у этих женщин очень низка, и в глубине души они не верят, что достойны быть счастливыми. Скорее они готовы верить, что должны еще заработать право наслаждаться жизнью.

9. У этих женщин исключительно велика потребность контролировать поведение, чувства и мысли своего мужчины. Они стоят на страже своих отношений, как часовой на посту, поскольку в детстве они жили в обстановке ненадежности. Они стараются везде и во всем помогать другим, стать необходимыми и даже незаменимыми. Нередко такие женщины выбирают так называемые помогающие профессии (медицинский работник, психолог, воспитатель, учитель, официантка и т. п.).

10. Во взаимоотношениях для них важнее то, как это должно быть, чем та ситуация, которая сложилась; они больше мечтают, чем живут.

11. Их любовь и мучения очень тяжелы и для них, и для партнера. Это «всепоглощающая и испепеляющая» любовь.

12. Они могут быть предрасположены (эмоционально либо генетически) к зависимости от алкоголя, наркотиков, лекарств, от определенных видов пищи (например, от сладкого).

13. Их влечет к людям с проблемами, нуждающимся в «спасении», им ближе ситуации, где царит хаос, неопределенность, эмоциональные страдания, при этом они избегают ответственности за самих себя.

14. У этих женщин может отмечаться тенденция к подавленности, которую они стараются предотвратить, вовлекаясь в непрочные, «бурные» взаимоотношения.

15. Этих женщин не привлекают мужчины добрые, устойчивые в жизни, надежные и интересующиеся ими. Они находят этих мужчин милыми, но скучными, занудными.

Так пишет американский психотерапевт Робин Норвуд в своей книге «Женщины, которые любят слишком сильно». Моя клиническая практика подтверждает эти выводы.

В утешение могу сказать, что невезение в любви – это не навеки, можно работать над собой, измениться и все переменится к лучшему. Очень помогает везению в любви тренинг преодоления созависимости.

Москаленко В. Д. 2006

Это смешение разных видов любовного чувства привело к тому, что писатели и ученые о любви писали то с восторгом, как о наивысшем удовольствии, благе, то давали ей противоположные оценки. В «Каноне врачебной науки» 1020 г. Авиценна (Абу Али ибн Сина) писал: «Любовь – заболевание, вроде наваждения, похожа на меланхолию. Определение предмета любви есть одно из средств лечения».

В XIII столетии Ричард де Фурникаль писал: «Любовь – это безумство, неиссякаемый огонь, неутолимый голод, сладость восторга, приятное безрассудство, неустанный труд и отдохновение от труда».

Любовь рассматривается как «демоническое начало», как темная, зловещая, «адская» сила, выходящая из-под контроля человека, его сознания, разума, нравственных чувств. «От любви бывает мор, мрак, морока и позор», – говорит Стендаль в романе «Красное и черное». Но тот же Стендаль сказал: «Любить – значит испытывать наслаждение, когда ты видишь, ощущаешь всеми органами чувств, и на как можно более близком расстоянии, существо, которое ты любишь и которое любит тебя».

Точка зрения

Фетишизация любви, желание любить и быть любимым заставляет нас нетерпеливо искать это прекрасное чувство, и в этом страстном поиске мы сплошь и рядом принимаем за любовь нечто, вовсе ей не соответствующее.

Любви как средству решения житейских проблем придается такое большое значение, что самоуважение человека зависит от того, обрел он ее или нет. Люди, которым кажется, что они нашли ее, готовы лопнуть от самодовольства, уверенные в том, что располагают неопровержимым доказательством своей личностной состоятельности.

Те же, кому не удалось обрести любовь, не просто считают себя в большей или меньшей степени обделенными, но утрачивают самоуважение, а это влечет за собой более глубокие и опасные последствия. Любовь стала настолько внутренне противоречивым явлением, что некоторые исследователи семейной жизни пришли к заключению, что «любовь» – это просто название способа подчинения более сильными членами семьи более слабых. Рональд Лэнг попросту утверждает, что любовь является прикрытием для насилия.

Самыгин С. Любовь глазами мужчины // По материалам Интернета

Выяснено, что причина развития недоброкачественных любовных чувств – психотравмирующее воспитание, особенно в раннем детстве. Недоброкачественная влюбленность – чувство всегда более интенсивное и глубоко захватывающее личность, в наиболее болезненных случаях подавляющее разум и волю. Именно это обстоятельство в течение нескольких столетий вводило в заблуждение человечество и по недоразумению именовалось «настоящей любовью».

Нет истинной самозабвенности и в «страсти». Эта низшая форма любви последнее время превозносится без каких бы то ни было оснований. Кому-то кажется, что чем ближе любовь к самоубийству или к убийству, к Вертеру или к Отелло, тем она сильнее, а любая иная истолковывается как придуманная и «головная». Я же, наоборот, считаю, что слову «страсть» пора вернуть присущий ему изначально уничижительный смысл. Способность лишить жизни себя или другого человека не гарантирует ни качества жизни, ни количества испытываемого вами чувства. «Страсть» – это патологическое состояние души вследствие ее ущербности. Люди, примитивные по природе или же предрасположенные к маниакальности, будут одержимы как «страстью» решительно всем, что только окажется у них на пути. Пора снять с любви-страсти те романтические побрякушки, которыми она украшена. Пора перестать считать, что человек влюблен ровно настолько, насколько он одурел и натворил глупостей.

Ортега-и-Гассет. Психология интересного мужчины

Любовная мания, «слишком большая любовь», признается как наивысшее чувство от Бога и воспевается в каждой песне, каждом фильме. Страдания ради любви и одержимость любимым человеком не только не противопоставляются любви, а, наоборот, романтизируются в нашей культуре. В популярных песнях и операх, в классической литературе и романсах, в ежедневных «мыльных операх» и в восхваляемых критиками кинолентах можно найти бесчисленные примеры безответственных, незрелых взаимоотношений, которые почему-то прославляются и считаются прекрасными.

Пушкарев Е. // lyubi.ru/blago.php

Психотерапевты отмечают, что влюбленные по типам Мания, Людус и Эрос чаще других болеют, их жизнь нередко заканчивается преждевременно, даже насильственно. У таких людей сниженная, в чем-то болезненная самооценка, ими часто правит ощущение неполноценности, скрытое или осознанное. Они повышенно тревожны, ранимы, и от этого у них бывают психологические срывы и сексуальные трудности. Их неуверенность в себе может быть воинственной, ими может править болезненный Я-центризм. Неврастеничность рождает в них изломанную влюбленность – ненависть, болезненное тяготение – отталкивание – лихорадку несовместимых чувств.

А вот любящие по типам Агапе, Сторге и Прагма, наоборот, болеют реже обычного, дольше и счастливее живут, имеют здоровое потомство.

Выявлено, что переживающие любовь Агапе, Сторге и Прагма с самого рождения воспитывались в благоприятных условиях, чаще всего, когда были любящие отец и мать. А испытывающие чувства Мания, Людус, Эрос при воспитании недополучили душевного внимания, тепла, заботы, пережили излишне строгое или, наоборот, безразличное воспитание. Из этого был сделан вывод: первая группа чувств является видовой, врожденной, вторая – следствие нерадивого, осложненного воспитания. В ряде исследований сделана попытка показать, что каждому человеку присущ какой-то один вид любви, который связан с личностными характеристиками. Так, высокая самооценка имеет положительную связь со страстной любовью, но отрицательную – со Сторге и Манией, а тревожно-амбивалентный тип привязанности – с Манией, т. е. зависимым стилем любви (Hendrick et al., 1988; Hendrick, Hendrick, 1989; Mallandain, Davies, 1994). Экстраверты одобряют такие типы любви, как Эрос и Людус, а высокотревожные – Манию при низкой оценке Прагмы (Davies, 1996). Интерналы в отличие от экстерналов смотрят на любовь более рационально, более скептически относятся к представлению о романтической любви (Dion, Dion, 1985).

Имплицитные представления о личностных характеристиках, связанных с определенными стилями любви, во многом совпадают с результатами, полученными с использованием письменных опросников для выявления этих стилей любви (Taraban, Hendrick, 1995).

Уолл (Woll, 1989) считал, что личностные черты связаны или «могут быть интегрированы» со стилями любви. Другими словами, индивидуальные различия являются довольно устойчивыми факторами, которые участвуют в формировании стиля любви и, несомненно, всех любовных переживаний данного человека. Уолл сделал следующие прогнозы, касающиеся связей между стилями любви и основными личностными факторами – экстраверсией и нейротизмом.

Прагма: низкий уровень Н (нейротизма).

Мания: высокий уровень Э (экстраверсия), низкий уровень Н.

Людус: высокий уровень Э.

Эрос: высокий уровень Э, высокий уровень Н.

В какой степени эти прогнозы подтверждаются? На довольно малочисленной и ограниченной выборке, в которую вошли 88 американских студентов-старшекурсников с факультета психологии, Уолл воспользовался несколькими личностными опросниками для проверки правильности своих прогнозов. <…>

Не все гипотезы Уолла, касающиеся параметров Э и Н, получили подтверждение, хотя некоторые не согласующиеся с этими гипотезами результаты вполне укладываются в наши представления о шести стилях любви. Например, любовь-игра (Людус) связана с агрессией и игрой, собственническая любовь-зависимость (Мания) – с социальным познанием, а самоотверженная любовь (Агапе) – с эмоциональной сензитивностью. Таким образом, между личностными параметрами и стилями любви обнаруживаются предсказуемые и логичные связи.

Фернхем А., Хейвен П. 2001. С. 154–155

В то же время выявлено снижение предпочтения игрового стиля (Людуса) с увеличением длительности любовных отношений (Frazier, Esterly, 1990).

Эмоциональная зрелость эротической любви выявляется в ее устремленности не просто на существо другого пола, как при непосредственном чувственном влечении, а в устремлении к личности другого человека, увлеченности ее ценной индивидуальной неповторимостью, ее выявлении через те человеческие отношения, в которые с ним вступает любящий.

Точка зрения

Истинно влюбленный владеет трудным искусством жертвовать собой и при этом не чувствовать себя жертвой, а, наоборот, радоваться, что получил возможность оказаться полезным для любимого человека.

А увлечение? Это сильная, иногда всепоглощающая тяга к другому человеку. Увлечься – значит настроить себя на другого, потому что он вам нужен. Это значит, что человек, который переживает увлечение, неспособен, в отличие от любящего, на радостную жертву. Конечно, нельзя провести резкую границу между любовью, влюбленностью, увлеченностью, тем более что влюбленность может незаметно перерасти в любовь. Только время все поставит на свои места.

Первая влюбленность – это как точильный камень, на котором шлифуется большая любовь. Это генеральная репетиция, без которой, как известно, не бывает премьеры. Даже разочарования по-своему ценны. Подросток учится узнавать любовь, чувствовать, осознавать, оценивать ее и переносить разочарования, если любовь осталась безответной.

Первая любовь, если вдуматься, не бывает неразделенной, поскольку она самодостаточна. Главная потребность – видеть, слышать, дышать одним воздухом с любимым человеком – удовлетворяется и без согласия самого объекта влечения. Человек часто черпает силы в своей любви, он счастлив уже тем, что любимый или любимая живут на свете. О такой любви слагают легенды. Вспомним хотя бы Нико Пиросмани и его возлюбленную, танцовщицу Маргариту, ту самую, которой он подарил миллион алых роз.

Маргарита присутствует на многих картинах Пиросмани, а мы, видя ее портреты, удивляемся – и что он в ней нашел? Рассказывают, что великая русская актриса Ермолова через всю жизнь пронесла тайную любовь и отсвет этой неразделенной любви падал на все ее гениально сыгранные роли. Да и все мы кого-то любили, не строя планов на будущее, не рассчитывая на взаимность, и были счастливы тем, что изредка могли видеть любимого человека.

Даже неразделенная любовь может быть счастливой, и, возможно, это самая счастливая и бескорыстная любовь, потому что она ничего не требует для себя, главное для нее – чтобы был счастлив любимый. Такое бескорыстное чувство предполагает полное отсутствие собственнических инстинктов, и некоторые исследователи считают, что только это чувство и можно назвать любовью. Только вот понимание этого приходит не сразу.

Острой стадией эротической любви является влюбленность, которая в начале жизни человека обозначается как «первая любовь».

Самыгин С. Любовь глазами мужчины // По материалам Интернета

В литературе часто говорят о настоящей любви. Но что такое настоящая любовь? Разобраться, какой из этих видов любви является настоящим, задача довольно трудная.

Считается, что человек, способный испытывать настоящую любовь, должен обладать рядом качеств: самостоятельностью, искренностью, уверенностью в себе, готовностью прийти на помощь, терпимостью.

Как пишет Кинси (Kinsey, 1968), настоящая любовь предполагает хорошо сбалансированную смесь надежности и увлекательности. С одной стороны, понимающий и заботливый партнер, готовый пойти с тобой в огонь и в воду, а с другой – сексуальное влечение, разнообразие, неугасающий интерес. Избыточная доза страсти угрожает тому ощущению уверенности и надежности, которое, как считается, дарит человеку любовь. С другой стороны, излишнюю дозу стабильности люди, в первую очередь взрослые, нередко пытаются компенсировать за счет любовных приключений на стороне.

iknigi.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *