Оливье эшодмезон – Событие недели. Презентация книги арт-директора Дома Guerlain Оливье Эшодмезона

Оливье Эшодмезон и его прекрасные дамы

Арт-директор Guerlain Оливье Эшодмезон рассказал Яне Зубцовой, какой мейк чаще всего просила его сделать Жаклин Кеннеди, какую прическу он делал Твигги и какой переворот в макияже совершил.
Оливье Эшодмезону, как ни сложно в это поверить, — за 70. Движения у него юные, улыбка вообще как у мальчишки. С 17 лет — то есть больше, чем полвека, то есть всю жизнь — он сначала осваивал эту индустрию, а потом ее видоизменял. Подчиненные и коллеги испытывают к нему сложные чувства: одним взглядом он может уничтожить, другим — вознести, и поди пойми, какой взгляд вам достанется через минуту. На всякий случай все его боятся.

В Москву он приехал, чтобы презентовать коллекцию Terracotta-2016, и речь за обедом у нас с ним, по регламенту, должна была идти об этом. По такому случаю в отеле Four Seasons воздвигли что-то вроде терракотового бара. Какое-то время Эшодмезон с удовольствием изображал из себя бартендера:

77

Но потом принесли шампанское, а потом еду, он отвлекся и увлекся. А я — не коллега и не подчиненный. Поэтому мы с ним выпили, я выслушала порцию комплиментов — «Это было тогда, когда вы еще не родились, милочка» — и он углубился в воспоминания.

Я кивала, жевала, проверяла, идет ли запись — был явно тот случай, когда в интервью лучше молчать, чем говорить. А то еще спугнешь, чего доброго.

Я присоединился к Guerlain 15 лет назад. И горжусь. что причастен к созданию Terracotta. Это был прорыв. Солнечная пудра! Раньше такие продукты — точнее, их аналоги — использовались только на киносъемках. Там актерам на лицах рисовали это безобразие, которое сейчас почему-то называется «контуринг». Для камеры было то, что надо. Для жизни — полный кошмар. Собственно, в жизни этим никто и не пользовался. Доменик Забо, которая изобрела Terracotta, раньше была кем-то вроде художника-постановщика или директора по свету в кино, а потом пришла в Guerlain в качестве директора по макияжу. И предложила сделать что-то подобное для обычных женщин.

Terracotta — это было реальное «вау». Визажисты сразу поняли, что на съемках для журналов, где июньские номера готовят в феврале, моделям надо изобразить загар. И тут такая возможность! Но чтобы Terracotta распробовали обычные женщины, потребовалось время — за это время они, с одной стороны, усвоили, как этим пользоваться, а с другой, сами средства стали более дружественными по отношению к пользователям.

Когда я присоединился к Guerlain, пудра Terracotta существовала в трех оттенках — Light, Medium, Dark. И была еще Terracota for men — довольно темный оттенок с матирующим эффектом. Сейчас в Terracota, кажется, 15 разных средств. Все, что выпускают на эту тему конкуренты — все скопировано у нас. 60 % мирового объема продаж make-up tan приходится на долю Guerlain. Раньше было 100% — но другие быстренько подсуетились. Однако и теперь каждые 3 секунды в мире продается одна пудра Terracota. Это при том, что китайцы и японцы ее не покупают — они покупают отбеливающие «метеориты». Когда я стал арт-директором по макияжу Guerlain, я добавил разные спецэффекты и сделал пудру Terracotta для сияния, для яркости и так далее. Теперь ею можно пользоваться круглый год, а не только летом. Когда-то такими вещами визажисты не заморачивались. Достаточно было 3-х разных оттенков.

Оливье Эшодмезон, TerracottaОливье Эшодмезон, Terracotta

Когда я пришел в бьюти, женщины носили другой макияж. Все было too much — стрелки, румяна, тени, ресницы, губы. Девочки в 18 лет выглядели как взрослые дамы. Накладные ресницы были must. Подводка — must. По качеству все это было далеко от сегодняшних средств. Все требовало недюжинных навыков и километров времени. Я начал с того, что предложил забыть про накладные ресницы и подводку. Мне казалось, люди готовы к тому, чтобы выглядеть натурально. Я объяснял: зеленые тени до висков убивают глаза. Синие тени — тоже. Отдел маркетинга не был счастлив — им казалось, так женщины будут покупать меньше. Маркетинг в очередной раз ошибся, но теперь я знаю, что это нормально. Тогда же у меня не было такой уверенности. Я просто чувствовал, что тени «от сих по сих и не растушевывайте» — это too heavy. Я просил — сделайте легче! Еще легче! Мало кто понимал, что я имел в виду. Схема нанесения теней — темные в уголках глаз, светлые навылет — вам кажется классической, да? А я убил пять лет жизни, объясняя, что при таком макияже глаз станет больше, а женщина — на 10 лет моложе.

Больше всего изменились тональные основы. Они полегчали на 100 килограмм. Я горжусь, что создал Lingerie de Peau — мысль, что тон должен быть легким, как дорогое белье, тоже была когда-то новаторской. Я же настаивал, что тон должен быть секретом. Есть он на вас, нет его — ваша тайна. Пусть гадают. Никто же не знает, какое белье надето на женщине — до тех пор, пока она сама не решит его показать. Я был охвачен идеей, что с тональным кремом все должно быть так же. Я добивался этой легкости, как одержимый.

Вторая важная вещь — помада. Не буду повторять избитые истины, что это оружие женщины и бла-бла-бла. Но ни одно другое средство макияжа не меняет вас так кардинально — и в одно мгновение. И еще, вы замечали — маленькие девочки, лет в 5-6-7, — с чего они начинают знакомство с маминой косметикой? Всегда — с помады. Эти девочки по-звериному женственны, и они интуитивно выбирают главное. У вас есть дети? Девочка? А… сын… Сколько-сколько ему лет?! Вы шутите? Кстати, крутое на вас платье. Поразительно, как быстро в России научились одеваться. Я когда-то приезжал в Москву — тут та-а-акое можно было увидеть… А сейчас скучно — все то же самое, что в Европе.

Untitled-1
Untitled-1

Я всегда хотел заниматься модой. В детстве я мечтал, что буду придумывать платья, или ювелирные украшения, — неважно, что, важно, чтобы меня называли «кутюрье». Моим кумиром был Жак Фат. Спорим, 99% ваших читателей не знает, кто это такой? А тогда он был почти бог. Но как пробиться к нему в подмастерья, я не представлял. Мы вращались в разных галактиках. Почему-то я решил, что самый короткий путь в моду — стать парикмахером. Мне было 17 лет. Я был чертовски наглый молодой человек. Деньги меня не интересовали. Я вообще к ним довольно равнодушен, а тогда родители легко могли себе позволить содержать меня хоть до 50-ти. Я открыл дверь самой крутой парикмахерской в Париже, Alexander — и сказал: «Хочу у вас работать!» Видимо, масштаб моей наглости — а также стремление попасть в мир fashion — были столь велики, что меня взяли ассистентом. Кутюрье присылали за нами, когда надо было подготовить моделей к показам — они тогда проходили не на арендованных стадионах, как сейчас, а в салонах самих кутюрье — я познакомился с Живанши, Сен-Лораном, Жаком Фатом, я познакомился со всеми! И я познакомился с их клиентками. Клиентки стали приглашать меня как парикмахера к себе домой — а обитали они в Довиле, в Санкт-Морице и в прочих местах, приближенных, в моем представлении, к раю. Отель Badrutt’s — вы слышали про отель Badrutt’s? — cейчас он носит статус «old money place». Тогда еще не было «олд мани». Были просто «биг мани». Все, что со мной происходило, я воспринимал как должное. Понимал, что это везение, но — как бы это сказать? — закономерное везение. Я должен был стать частью этого — и я стал. Тогда я был уже неплохим парикмахером. Возможно, даже хорошим. И у меня были лучшие учителя.

Первой моей учительницей была Уоллис Симпсон, жена герцога Виндзорского, который ради нее отрекся от престола.

Guerlain-windzorGuerlain-windzor

Очень некрасивая женщина с невероятным вкусом. Шикарная. Я ее причесывал — она учила меня обращать внимание на детали. К своему изумлению, я обнаружил, что к платью можно надеть правильные бриллианты, а можно неправильные. Раньше мне казалось, неправильных бриллиантов не бывает.

Другим таким персонажем была Диана Вриланд. Она была женщиной… как бы это сказать? — наделенной вау-эффектом.

guerlain-diana-vreelandguerlain-diana-vreeland

Сколько ее помню, одевалась она всегда почти одинаково: черное платье, какая-то маленькая деталь белая — воротничок? манжеты? жемчуг? Белые перчатки. Черные туфли. Очень просто. Всегда — с сигаретой. Курила она красиво.

guerlain-vreeland-1guerlain-vreeland-1

Внутри себя Диана была абсолютно уверена, что уникальна. И так и было. По крайней мере, все с этим соглашались. Она просто не оставляла вам выбора.

Еще я работал с Твигги. Твигги была просто next-door-girl. Я не мог ее сравнивать ни с Дианой, ни с Уоллис Симпсон. Она открыла эру, когда любая хорошенькая девчонка может сделать деньги на своей внешности.

guerlain-twiggyguerlain-twiggy

К самой Твигги деньги не липли. Она относилась к ним лениво. Ее часто сравнивают с Кейт Мосс, — это смешно. Кейт родилась с двумя долларами в каждом глазу, она сделала состояние, она везде, она всегда, каждый день с новым брендом на рекламе. Твигги никогда не рекламировала ничего, кроме своих ресниц. Даже не ходила по подиуму. На съемках она была практически такая же, как за завтраком. Что я как визажист мог с ней сделать? Ну разве что по-человечески уложить ее лохматую мальчишескую голову. Я много работал с ней для британского Vogue. В итоге стал арт-директором Vogue UK. Свингующий Лондон, Лондон модов — черт, это было прекрасно!  Как арт-директор я обожал бродить по Лондону и рассматривать девчонок, у которых денег не было, но они были молоды, красивы, они были чертовски модными. Они вдохновляли меня. Как парикмахер я продолжал работать с людьми, у которых были деньги — причесывал их три раза в неделю. Личным парикмахерам, правда, тогда не платили таких сумасшедших денег. Сейчас они летают личными самолетами. Я довольствовался местом рядом. Мне почему-то сложно было разговаривать с клиентами на счет денег. Я уже тогда был старорежимен. Иногда я делал деньги на рекламных съемках. Там хорошо платили. Чаще всего снимали в Нью-Йорке. Так я оказался в Estee Lauder.

guerlain-echaudemaisonguerlain-echaudemaison

Я даже застал немного саму Эсте. 99% успеха компании зависело от нее. Представляете, в офисе Estee Lauder в ту пору женщинам было запрещено носить брюки. Все сотрудницы были невероятно красивы, и все ходили в юбках и на каблуках. Эсте не выносила опозданий. Все должны были быть в офисе минута в минуту. Для меня, француза, это было дико. Французы всегда опаздывают. Но я старался. Эсте была еще старорежимнее, чем я. Но она была гениальна. Я работал в отделе маркетинга. Почему они меня взяли? Я никогда не учился маркетингу. (Я вообще ни в какой школе не учился — ни на парикмахера, ни на визажиста. Я всему учился у жизни. Правда, очень быстро. Жизнь — лучший учитель, если у тебя есть мозги.) Думаю, что в тот момент марка Estee Lauder была слишком американской, и ей стало тесно, а в Европе ее не знали. Она не была ориентирована на Европу. Я был нужен, чтобы сделать EL европейским брендом. У меня, конечно, европейская ДНК. Она и была им нужна. А мне был нужен Нью-Йорк. Но я быстро в нем разочаровался. Там было все слишком коммерциализированно, и я скоро сбежал. Но, кажется, успел проложить им путь в Европу.

Одри Хепберн — да, она тоже была моей клиенткой. За это поблагодарим Юбера де Живанши, они же дружили. Когда я с ней познакомился, ей было уже около 50-ти. Не юная девушка. Но фантастически прекрасная. Женщина, у которой стиль в крови, я не знаю, как это сформулировать, придумайте сами.

Guerlain-AUDREY-HEPBURNGuerlain-AUDREY-HEPBURN

Она была для Юбера всем — музой, подругой, моделью. Я красил ее для съемок, потом она стала приглашать меня, чтобы сделать й мейк для особых случаев — то в Париж, то в Нью-Йорк, то в Лос-Анджелес. Я ездил за ней по всему миру. Она была очень искренней. И дружила с Юбером не из-за его нарядов. А про наряды говорила: «Когда я надеваю его платье, я чувствую силу.» В жизни она носила какие-то свитерочки, ей не нужен был макияж, она им не пользовалась. Только для ТВ, для каких-то PR-ивентов. Думаю, она сама не могла бы нарисовать себе стрелки. Да, в общем-то, ей это вряд ли вообще в голову приходило. Она не была записной красавицей. Она была charming. Ее часто представляют кроткой куколкой. Ничего подобного. Куколкой она совсем не была. Работая с ней, я освоил технику, которая потом стала называться «анти-эйдж макияж». Большинство визажистов не имели ни малейшего представления, как сделать, чтобы клиентка выглядела на 10 лет моложе. Они работали с моделями, которым вчера исполнилось 18. Я же, работая с Одри, понял, как один мейк может сделать женщину пенсионеркой, а другой — почти студенткой. Странно, что Одри платила мне за макияж. Это я должен был платить ей за уроки.

Кто был куколкой — так это Джекки Кеннеди. Она все время играла роль, была вынуждена играть. Особенно со своим мужем. Она одевалась для него, делала макияж для него, делала макияж, чтобы выйти в магазин, одевалась, чтобы выйти на балкон.

guerlain-kennedyguerlain-kennedy

Живи Жаклин сегодня, она бы делала миллион селфи. Джон тоже бы делал кучу селфи, уверен. Он старался показать: «мы молодая и прекрасная пара». Америка вообще страна маркетинга. Кеннеди был первый, кто это раскусил. Он быстро понял власть телевидения и прессы, он старался всегда быть в кадре и выглядеть правильно. Обама и его жена Мишель сейчас просто повторяют уроки Кеннеди. Странно, что ваш Путин их не повторяет. То есть лично — да, пытается. То рыбачит, то карате занимается, то на байках скачет. Но почему бы ему не завести рядом с собой что-то вроде Джекки? Его рейтинг бы сильно вырос. Джекки должна была соответствовать Джону. Он был ужасным мужем. Он ей бесконечно изменял. Она была несчастна, и еще несчастнее от того, что не должна была это показывать. Я мотался с ней по всем ее приглашениям. Маршрут «Манхэттен — Венская опера» стал для меня привычнее, чем поход за сигаретами в соседнюю лавку. Благодаря ей я научился делать макияж, который бы скрывал следы бессонной ночи, проведенной в рыданиях. Кстати, никто не называл ее Джекки. Только Жаклин. Я помню, как они готовились к встрече с Никитой Хрущевым. Кажется, Джон пытался что-то ему объяснить: «Be sexy with Nina» — типа, покажи, что ты любишь свою жену. Уж не знаю, насколько это помогло. А Нина лепетала что-то, как будто ей 20 лет: «Сю-сю-сю». Что-то вроде этого. Было смешно. Фотографию четы Кеннеди с Хрущевыми, конечно, помнит весь мир.

guerlain-kennedy-chruschevguerlain-kennedy-chruschev

А я помню, что делал им макияж перед этой встречей. Когда мы прилетели Вену, был чудовищный дождь. Никто не мог понять, кто я такой. Мне было 20 с чем-то там, я выглядел на 15. Мальчишка. Ну, выкатили ковер, как положено. Я по нему прошлепал тоже. Как какой-то адский VIP.

Почему они нанимали меня, именно меня? Я всегда обожал жизнь и свою работу. Это их покоряло, думаю — всех этих звезд. Я был силен — не физически, конечно, физически я всегда был щуплый и маленький, — а ментально. Меня всегда интересовало: а что за этим поворотом? а за следующим?.. Мне было сложно от чего-то отказываться. Когда я отказывался, мне было дико жалко, что я, возможно, что-то упускаю. Во мне никогда не было никакого негатива — он как-то не прилипал ко мне, сколько бы ни было неудач. Я не верил в слово «нет». Оно не означало конец. Оно означало, что эта дверь наверняка откроется, просто не сейчас. Когда мне говорили «нет», я слышал «возможно, не сейчас». Вот я вам сейчас скажу «нет» — вы же мне не поверите? И правильно. Вы умница. Давайте я вам цветы подарю.

22222222

Читайте также:

www.beautyinsider.ru

Жизнь замечательных: Оливье Эшодмезон, креативный директор Guerlain

14 марта 2015Набокова НинаЖУРНАЛ ELLE №221 март 2015

Креативный директор Дома GUERLAIN Оливье Эшодмезон ­рассказал Нине Набоковой о своих источниках вдохновения, увлечении живописью и главных makeup-средствах

Оливье Эшодмезон

Главное beauty-воспоминание?

Невозможно выбрать что-то одно. Моя карьера началась в Париже в салоне парикмахера Александра де Пари. Туда каждый день заглядывали звезды и топ-модели уровня Твигги. Это, конечно, впечатляло. Потом я делал макияж самым красивым женщинам мира — Грейс Келли, Одри Хепберн, Софи Лорен, Лиз Тейлор. Как я могу выделить только один момент?

Человек, изменивший вашу жизнь?

Принцесса Анна, дочь королевы Англии Елизаветы II. Я делал ей ­макияж для фотосессии монаршей семьи. В первый раз французу позволили работать c британским двором. Это была огромная ответственность. Меня предупре­дили, чтоб я с ней не разговаривал. До этого дня я был никому не известен, а на следующее утро проснулся звездой. К моим услугам стали обращаться актрисы и ­аристократки.

Анна

Как вы познакомились с Домом Guerlain?

В 20 лет я влюбился в аромат Vetiver. Кто бы мне сказал тогда, что через много лет нос Дома Тьерри Вассер будет делать для меня эксклюзивный парфюм. Я неофициально зову его Only Me.

Что делает Дом Guerlain таким особенным?

То, что это до мозга костей французская марка, которая даже сейчас не подвергается ни американскому, ни японскому влиянию. Guerlain не ­теряет парижского духа, хранит верность своим традициям и истории.

Вас вдохновляет прошлое?

Ни в коем случае! Вдохновляться можно только завтрашним днем. Однако знать историю тоже нужно. Всякий раз, приезжая в новый город, я иду гулять, заглядываю в музеи и церкви. Например, в Петербурге был в Эрмитаже и Казанском соборе. А в Москве планирую посетить Кремль.

Кремль

Самый красивый город мира?

Париж. А любимое место — парк дворца Пале-Рояль. Прямо в центре города можно отдохнуть от суеты.

Париж

Любимое кафе?

Café de Flore. Мне нравится атмосфера.

Чем занимаетесь по выходным?

Хожу на выставки, коллекционирую работы современных (пока неизвестных) художников. У меня есть несколько работ Иосифа Сташкевича — нью-йоркского графика с российскими корнями. Он создает потрясающие картины простым карандашом.

Каким произведением искусства вы хотели бы обладать?

Любой из картин Пабло Пикассо.

Пикассо

Какие продукты макияжа должны быть у каждой женщины?

Помада, тушь, а также тон, придающий лицу сияние. Например, этой весной наша легендарная пудра в шариках-метеоритах превратилась во флюид Météorites Baby Glow.

Что еще из весенней коллекции Guerlain нужно обязательно ­попробовать в новом сезоне?

Румяна в формате метеоритов. Розовые щеки — лучший способ чувствовать себя моложе. И выглядеть свежее.

румяна

А что больше не в моде?

Плотные тональные основы. Да и вообще любой нарочитый макияж, который превращает лицо в маску, уже не актуален. Как и smoky eyes.

Beauty-совет на все времена.

Не храните верность одному образу. Пробуйте новые средства. Это меньший риск, чем короткая стрижка. Меняйтесь, и вы увидите, что мир вокруг тоже становится другим.

www.elle.ru

7 полезных лайфхаков от Оливье Эшодмезона

Оливье Эшодмезон — настоящая легенда мира красоты. Он подбирал макияж для Одри Хэпберн и работал с Мирей Матье, 16 лет создает коллекции макияжа для Guerlain и знает о make up буквально все. Как надо и как не надо — читайте в материале!

ЛАЙФХАК № 1: ЧЕМ ПРОЩЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ

«За последние 10 лет в макияже произошла тихая революция, я стоял у ее истоков и горжусь тем, что у нас все получилось. На смену макияжу-раскраске пришел макияж-простота. Если раньше ценилась сложная техника нанесения, качество растушевки, переход 4 цветов друг в друга, макияж был скорее art, то сегодня макияж стал повседневностью. Чуть освежить кожу, чуть тронуть ресницы, чуть — вообще ключевое слово. Чем меньше на вас макияжа — тем вы красивее. Это вам я говорю».

ЛАЙФХАК № 2: ГЛАВНОЕ — КОЖА

«Самое важное в макияже сегодня — это кожа. Буквально 10 лет назад все стремились добиться идеальной матовой поверхности, но сегодня в моде сияние, здоровый блеск, который излучает увлажненная, упругая, эластичная кожа. Легкие тональные средства (я считаю, bb-крема достаточно, максимум — немного припудрить поверх), никаких плотных текстур, если это не макияж для фотосессии, никакого контуринга, если вас не зовут Ким. Подберите идеальный для себя тон, иногда ради этого придется смешивать 2 разных средства. Но ни при каких обстоятельствах он не должен быть ВИДЕН на коже».

ЛАЙФХАК № 3: ГЛАВНЫЙ ПРОДУКТ — ПОМАДА

«Помните, говорили: или акцент на глаза, или на губы? Наконец-то этот миф ушел в прошлое. И глаза, и губы одинаково важны для гармоничного, уравновешенного макияжа. Но если не накрасить ресницы — вполне допустимая вольность, то выходить на улицу без помады или блеска для губ я бы законодательно запретил. От природы только у 5% девушек губы имеют насыщенный цвет, у остальных губы бледные, почти сливающиеся с оттенком кожи. Их обязательно надо подчеркивать! Я не предлагаю всем носить красную помаду, хотя было бы неплохо, но хотя бы нежно-розовую, или цикламеновую, или коралловую! Главное — не подбирать помаду в тон одежде или аксессуарам. Она должна с ними гармонировать, но не в точности повторять оттенок».

ЛАЙФХАК № 4: ПРАВИЛЬНО НАНОСИТЬ РУМЯНА

«Румяна сбавят вам от 5 до 10 лет, если вы будете правильно их наносить. Многие знают про „яблочки“ щек, но если растушевать румяна только по ним круговыми движениями, вы станете похожи на матрешку. Румяна надо наносить „запятой“: круговыми движениями по „яблочку“, а потом хвостик вниз — по контуру овала лица. Этот простой метод освежает лицо, делает его утонченным, очерченным и при этом не создает впечатления тяжелого старомодного макияжа».

ЛАЙФХАК № 5: ТУШЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ЧЕРНОЙ

«Я понимаю, что макияж — это такая игра, в которую любят играть девочки. Голубые, зеленые, фиолетовые ресницы — это мило, это забавно, это прикольно, но только если вам меньше 25. Ну, или если вы идете на вечеринку-карнавал. Во всех остальных случаях ресницы должны быть темными, черными. Это увеличивает глаза любого цвета, это делает взгляд выразительным, но не выглядит нарочитым или эпатажным».

ЛАЙФХАК № 6: МЕНЬШЕ ТЕНЕЙ

«Тени — самый сложный продукт макияжа. Ими нужно учиться пользоваться, растушевывать, сочетать, определять зоны для нанесения. Если вы этого не умеете, замените их карандашом для век, результат будет гораздо лучше. Если есть желание освоить науку — тренируйтесь, и помните: чем темнее тени, тем сложнее с ними работать. Начинайте с нанесения нейтральных оттенков во внешний уголок глаза, растушевывайте снизу вверх. Никогда не наносите темные тени во внутренний уголок глаза. И помните, что пространство под бровью всегда должно быть светлее, чем веко».

ЛАЙФХАК № 7: БРОВИ КАК ИСКУССТВО

«Многие недооценивают возможности бровей, а между тем с их помощью можно увеличить глаза и уменьшить нос. Чем брови активнее, ярче, шире — тем нос кажется меньше. Чем брови изогнутей — тем визуально больше становятся глаза. И главное правило: не выщипывать брови снизу. Только сверху! И лучше вообще не делать этого самостоятельно, правда. Мне крайне редко встречались девушки, способные сами сделать себе стильные брови. Я всегда вижу «самоделку».

А вы воспользуетесь советами визажиста? Обязательно поделитесь в комментариях!

Читайте также: Секреты ежедневного макияжа от Бобби Браун, которые сделают ваш образ идеальным

Если Вам понравилась статья, сохраните к себе и поделитесь с друзьями!

krasotka.cc

Видеоурок «Оливье Эшодмезон в Krygina Studio»

Видеоурок «Оливье Эшодмезон в Krygina Studio» - уроки макияжа Елены Крыгиной

Войти как пользователь

Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Используйте вашу учетную запись на Facebook.com для входа на сайт. Используйте вашу учетную запись VKontakte для входа на сайт. Используйте вашу учетную запись Google для входа на сайт.

осталось --мин.

на оформление корзины с Krygina Box.
Успейте купить что-нибудь еще в Магазине
и сформируйте заказ с общей доставкой!

--:--

ваша kryginabox
не оформлена 🙁

Коробочка автоматически удалена из корзины и доступна для покупки другими пользователями

00:00

осталось --мин.

на оформление корзины с Krygina Box Lego.
Успейте купить что-нибудь еще в Магазине
и сформируйте заказ с общей доставкой!

--:--

ваша Krygina Box Lego
не оформлена 🙁

Коробочка автоматически удалена из корзины и доступна для покупки другими пользователями

00:00

krygina.com

5 секретов яркого дневного макияжа от Оливье Эшодмезона

Наталья Водянова

Наталья Водянова // Фото: Пресс-служба Guerlain

Оливье Эшодмезон

Оливье Эшодмезон // Фото: Пресс-служба Guerlain

Оливье Эшодмезон – легендарный креативный директор дома Guerlain. Он делал макияж самым красивым женщинам планеты – Грейс Келли, Одри Хепберн, Софи Лорен, Аве Гарднер, Джеки Кеннеди, Лиз Тейлор, Наталье Водяновой и многим другим. На прошлой неделе он прилетал в Москву, для презентации Рождественской коллекции макияжа Guerlain, посвященной ночи в опере («между нами говоря, опере в Большом Театре» - говорит Оливье).

Рождество Guerlain  будет окрашено оттенками роскоши: красным, черным и золотым, что подтверждает макияж Натальи Водяновой на рекламной фотосессии. В Москве, специально для читателей StarHit, Оливье Эшодмезон рассказал, как сделать яркий макияж уместным в любом месте, в какое время суток носить блеск для губ и о том, чем дневной макияж отличается от вечернего:

1.  Дневной макияж может быть ярким, но не должен быть блестящим. Оставьте шиммер, блеск и перламутр для вечера, когда будет уместно добавить в макияж больше игривости и кокетства. Но днем, если вы хотите сделать яркую помаду, выбирайте исключительно матовую текстуру - глянцевый блеск для губ с утра неприемлем! Если у вас темные тени для век, то никаких блесток и старайтесь их как следует растушевывать, чтобы покрытие было скорее дымчатым, а не плотным.  

2.  Днем избегайте темных оттенков помады – темно-красного и темно-фиолетового. Это может выглядеть неуместно, а после 35-ти и вовсе опасно! Попробуйте яркие, сочные, ягодные оттенки. Они всегда бодрят, поднимают настроение и выигрышно смотрятся на дневном свету.

3.  Помните, с точки зрения мужчин, макияж – это всего лишь аксессуар, а для женщин – это уверенность в себе. Поэтому смело экспериментируйте, но помните о том, что все цвета должны комплиментировать друг другу, а не конфликтовать между собой. Если на вас красное платье и вы хотите яркую помаду, то она обязательно должна быть красной, того же оттенка, насыщенности и температуры, что и платье. Нет, это не старомодно, это классика! С синей одеждой можно взять розовую или фиолетовую помаду, с оранжевым или зеленым платьем выбирайте помады коричневого оттенка.   

Продукты Рождественской коллекции Guerlain: Губная помада Rouge Parade, Палетка для макияжа глаз и щек Petrouchka

Продукты Рождественской коллекции Guerlain: Губная помада Rouge Parade, Палетка для макияжа глаз и щек Petrouchka // Фото: Пресс-служба Guerlain

4.  У русских девушек удивительно хорошая кожа красивого оттенка. Я бы советовал вам подчеркивать эту естественную красоту. Например, девушки до 20-ти лет могут пользоваться лишь бальзамом для губ и тушью для ресниц. Если хотите добавить лицу «цвета», можно нанести на лоб и щеки совсем немного бронзирующей пудры из коллекции Terracotta.  

 5.  В этом сезоне в моде макияж в оттенках драгоценных металлов – золото, платина, серебро. Повторяя такой макияж, главное помнить о мере и уместности. Конечно, это в первую очередь макияж для выхода в свет вечером, а не для чаепития с подругой. И еще одна важная вещь - золото должно быть только в  одном месте – если у вас золотые украшения, не стоит добавлять золото в макияж. Это утяжелит и опошлит образ. А если вы сделаете подводку, тени или хайлайтер золотого цвета, это позволит вам обойтись без аксессуаров. 

Рождественская коллекция появится в продаже в России с ноября 2014 года.

Продукты Рождественской коллекции Guerlain: Парфюмированная пудра Meteorites Perles D

Продукты Рождественской коллекции Guerlain: Парфюмированная пудра Meteorites Perles D'Etoile, Блеск для губ Gloss d’Enfer, Верхнее покрытие для лака L’Oiseau de Feu // Фото: Пресс-служба Guerlain

www.starhit.ru

Рецепт Оливье - Архив - WomanHit.ru

А помогает им в этом сонм стилистов и визажистов. Завесу тайны над этой невидимой для обывателя частью жизни публичных персонажей приоткрывает арт-директор Guerlain Оливье Эшодмезон — человек, который делал макияж и прически самым красивым женщинам мира: Грейс Келли, Жаклин Кеннеди, Софи Лорен.

Сегодня невозможно представить, что человек, который запросто прикасается к лицам первых красавиц планеты, когда-то был помощником парикмахера, рядовым французской армии и даже шофером во время войны в Алжире.

Оливье Эшодмезон, сын обычного краснодеревщика, не должен был стать одним из лучших визажистов в мире. Мать хотела, чтобы Оливье выбрал профессию стоматолога, как и его старший брат. Но тот вовсе не тяготел к медицине. Живопись — вот что его увлекало! Оливье скупал женские журналы и часами разглядывал фотографии моделей в них. Ему было шестнадцать, когда он устроился на работу в салон Alexandre (названном так по имени его владельца). Сначала Оливье занимался уборкой, подавал булавки, но довольно скоро он научился неплохо держать ножницы в руках, и его перевели из подмастерья в парикмахеры.

Талантливому юноше теперь доверяли работу на модных показах, его стали приглашать делать прически известные парижские модницы. Но в 1954 году началась война с Алжиром, и Оливье получил повестку. Его связи могли бы помочь избежать армии, но, авантюрист по натуре, Эшодмезон решился на это приключение и отправился рядовым в Алжир. Пересказывать все тяготы военной жизни нет смысла, но даже в казарме Оливье умудрялся заниматься любимым делом: он стриг солдат, а потом устроил мини-салон для жен офицеров. Вскоре Алжир объявили независимым, и Оливье вернулся к своей работе в салоне Alexandre. Здесь его помнили и ждали: Эшодмезон сопровождал патрона в поездках к VIP-персонам, к королевам театра и кино. Из всех знаменитостей Оливье запомнил больше всего Жаклин Кеннеди…

ДЕЛО КЕННЕДИ

Когда Кеннеди с супругой прибыл во Францию с официальным визитом, честь заниматься прической первой леди была предоставлена салону Alexandre, где работал Оливье. Именно Эшодмезону и поручили следить за головой Жаклин.

Из Парижа президентская чета должна была отправиться в Вену на встречу с руководителем СССР Никитой Хрущевым. Оливье сопровождал Кеннеди на борту президентского самолета US Force 1.

Итак, марафон начался. Жаклин, еще не привыкшая к подобной гонке, постоянно торопилась — церемонии, посещение больниц, театров… Войдя в апартаменты, чтобы переодеться, она валилась на кровать и сбрасывала с ног туфли-лодочки. Оливье приходилось заставлять ее подняться и пере-одеться. Жена президента не могла себе позволить дважды выйти в одной и той же одежде: журналисты бы не поняли этого, назвав представителей самой богатой страны скупердяями. Жаклин пришлось выбрать в Париже много платьев — для нее шили Живанши и Олег Кассини. Увы, горничная мадам Кеннеди не слишком утруждала себя, так что Оливье взял в свои руки заботу о гардеробе первой леди Америки.

«Я сам выбирал костюм, сумочку и туфли для той, которая стала образцом элегантности. Миссис Кеннеди не отличалась кипучей энергией, скорее она была томной и нежной. Думаю, она не была счастлива так, как об этом писали газеты. Она боялась — исполнять роль первого плана не так-то легко. Мне в память врезался один эпизод. Предстоял торжественный прием по случаю встречи с Хрущевым. Супруги Кеннеди готовились к выходу на публику, в ванной комнате резиденции находились миссис Кеннеди, я, секретарь и президент. Завернувшись в полотенце, он строил предположения по поводу предстоящего вечера. Полотенце все время соскальзывало. Продолжая рассуждать, Кеннеди ждал, когда его секретарша мисс Линкольн протянет ему свежее!

Я был поражен, насколько этот человек… нескромен. Он советовал жене быть смелее. Кеннеди хотел затмить Хрущева и его супругу Нину, и ему это удалось. Мы покинули Вену под ярким солнцем, восторженная толпа бросала цветы в открытый лимузин президента, за которым следовал кортеж. Я ехал во втором автомобиле вместе с пресс-секретарем Сэлинджером. Вокруг аплодировали. Что мне оставалось делать? Приходилось салютовать, чтобы поблагодарить австрийцев, которые утопили в овациях парикмахера Мадам".

КОРОЛИ И КАПУСТА

Оливье сопровождал чету Кеннеди и во время их первого визита в Лондон, который стал для Эшодмезона судьбоносным. Он познакомился с герцогиней Виндзорской, которая в свое время разрекламировала среди дам высшего света салон Alexandre. Всем был известен ее скандальный роман. Эта драматическая история любви короля Эдуарда VIII, который отрекся от престола ради американки Уоллис Симпсон, потрясла в свое время Англию. Пара в итоге получила титулы герцога и герцогини Виндзорских, но королевская семья проигнорировала их свадьбу. Оливье довелось сопровождать Уоллис и ее мужа Эдуарда во время их поездки по Европе. Несмотря на вздорный характер, герцогиня Виндзорская умела одеваться, подбирать аксессуары. Каждое утро, каждый день и вечер были для Оливье лучшими уроками хорошего вкуса, хотя и стоили нервов.

В перерывах между поездками Оливье «обретался» в салоне Александра и на модных показах. Однажды его пригласили подготовить приехавшую на гастроли актрису Джуди Гарланд. Она привезла с собой старшую дочь — Лайзу Миннелли.

«Лайзе было лет пятнадцать, она ходила в коротких носках и лакированных туфлях. Меня до сих пор удивляет, как ей удалось стать не менее знаменитой, чем ее мать.

Номер в отеле, где они жили, был похож на поле битвы: одежда валялась на полу, чемоданы распахнуты, а в центре этого беспорядка прыгала Лайза, напевая модную в то время песенку «Оливье». Каждый раз, когда я приходил делать прическу Джуди, она обрывала дочь: «Заткнись, Лайза!»

Оливье встречался и с другими американскими звездами — Элизабет Тейлор и Ширли МакЛейн. Благодаря последней он даже принял участие в съемках фильма Витторио де Сика «Семь раз женщина». В одном из эпизодов он сыграл — кто бы сомневался — парикмахера, которому героиня Ширли закатывает скандал.

«Каждое утро, — вспоминает Оливье, — мы сооружали Ширли роскошную прическу. Глядя на нашу работу, режиссер попросил меня сыграть… самого себя. Лучшим оказался первый же дубль — а все потому, что Ширли с силой пихнула меня локтем в живот (потом она была не столь воинственна). Этот кадр и вошел в фильм. На этом моя кинокарьера и закончилась. Но важнее было другое: на съемках я познакомился с гримером Альберто де Росси, и эта встреча изменила всю мою жизнь. Раньше я видел только, как красятся манекенщицы, работа же профессионального визажиста — другое дело. Росси будто „рисовал“ новое лицо — и веснушчатая Ширли превращалась в белокожую красавицу».

Вряд ли Оливье-парикмахер, подсматривающий за работой Росси, мог предположить в тот момент, что превзойдет его в мастерстве и будет делать макияж дочери королевы Англии — принцессе Анне. В редакции одного из журналов Эшодмезон познакомился с Норманном Паркинсоном, официальным фотографом «британской короны». Благодаря ему состоялась встреча Оливье и английской королевы.

«Однажды Паркс (я так сокращал его фамилию), узнав, что я нахожусь по делам в Англии, пригласил меня на обед в лондонский клуб. Каково же было мое удивление, когда после ланча машина повезла нас в Букингемский дворец! Я был так ошеломлен, что прослушал все наставления о том, как вести себя в присутствии королевской особы — принцессы Анны, с которой предстояло встретиться. Как сейчас помню ту встречу… Анна вошла в комнату, Паркс представил меня, и я протянул ей руку. По этикету этого делать нельзя было! Анна улыбнулась и спросила, не соглашусь ли я подготовить ее для съемки. Это был официальный портрет Ее Высочества. Все прошло как во сне… Я приложил все усилия, чтобы принцесса вышла такой же хорошенькой, какой и была в жизни».

Эти фотографии получили хорошие отзывы в прессе, и Оливье пригласили работать сначала в Букингемский дворец, а затем и в Виндзорский. При этом он должен был держать язык за зубами, ибо прессе не следовало знать, что внешностью Ее Высочества занимается «какой-то француз». Если бы это выплыло наружу, скандал был бы обеспечен. И Оливье молчал, хотя, должно быть, желание рассказать о том, что он будет делать макияж принцессе Анне на свадьбу, и было велико. После церемонии состоялся прием во дворце, где Оливье представили всей королевской семье.

«Мне льстило, что я оказался единственным французом и единственным гостем, у которого не было титула. Грейс, княгиня Монако, также присутствовавшая на церемонии, подошла ко мне и поздравила с успехом. Она рассказала мне о проблемах с дочерью Каролиной. Принцесса, как и все юные особы, злоупотребляла косметикой. Грейс это выводило из себя, и она обратилась ко мне за помощью».

В итоге благодаря стараниям Оливье лицо Каролины стало выглядеть куда естественней. И в течение последующих десяти лет она приглашала мастера делать ей макияж для официальных церемоний.

На дуэт Паркинсона и Эшодмезона обратили внимание и другие коронованные особы. Оливье и Норманн делали первые официальные фотографии принца Майкла Кентского с его будущей супругой Мари-Кристиной, а также принцессы Маргарет.

«Помню, — говорит Оливье, — на одной из фотосессий в Кенсингтонском дворце Маргарет попросила дворецкого принести чаю. Принцесса поблагодарила слугу и… принялась сама разливать нам чай! «С сахаром, лимоном, молоком?» — спрашивала она. На Маргарет была корона, длинное платье, но ей так шла роль официантки в этом огромном дворце! Знаете, королевы и принцессы, в сущности, ничем не отличаются от других женщин, только их поступки ограничены правилами этикета. Люди требуют от королевских особ, чтобы они выглядели как звезды кино. Я им в этом помогал и никогда не слышал недовольства. Со звездами кино и эстрады работать сложнее. Хотя были и исключения.

Как-то Паркс предложил мне поехать снимать Мирей Матье. Я не понимал, с какой стати ему взбрело в голову фотографировать какую-то француженку (лично я относился с некоторым скепсисом к звездам эстрады). Но в итоге он уговорил меня. Когда я вошел к Мирей, она сидела за столом и отрезала хвостики у фасоли. Представляете? Мирей оказалась невероятно скромной. С того дня мы стали друзьями и частенько смеялись, читая в газетах про нашу свадьбу и прочую чушь. Так сильно, как с Мирей, я больше не сдружился ни с одной звездой".

Мечты сбываются

Оливье много времени провел в Америке. Он делал макияж самым известным топ-моделям — Джерри Холл, Иман, Синди Кроуфорд. При этом «работал» на американской косметике. До тех пор, пока ему в голову не пришла простая мысль: а почему бы не попробовать раскрутить и французскую? Он набрался смелости и предложил это кутюрье Юберу Живанши. Успех не заставил себя долго ждать, хотя не все верили в удачный исход дела. Оливье проработал в Givenchy десять лет. Но потом вдруг понял, что любовь прошла, сердце требовало перемен. И Эшодмезон задумал запустить косметику под легендарным парфюмерным брендом Guerlain.

Почему именно эта марка? Основанный в 1828 году, Дом Guerlain не был связан с миром моды. Его сферой была вселенная запахов. Эшодмезон хотел попробовать что-то новое.

Надо сказать, Оливье приложил титанические усилия, чтобы убедить руководство марки хотя бы выслушать его. Не говоря уже о том, чтобы запустить косметическую линию. Но мечты настойчивого француза сбылись. Эшодмезон словно вдохнул жизнь в Guerlain! Он удивительным образом сумел сохранить традиции, которыми гордится бренд, и привнести черты, которые характерны для современной женщины, — независимость, смелость. Возьмите в руки тени из летней коллекции макияжа Оливье. Изящная коробочка напоминает старинную шкатулку, в которой спрятаны драгоценности вашей мамы. Так оно и есть: оттенки, которыми Оливье предлагает украсить веки, дублируют цвета бирюзы и жемчуга. Чем удивит нас выдумщик Оливье в следующем сезоне? Об этом можно только гадать.

www.womanhit.ru

Личная жизнь Мирей Матье | Журнал Домашний очаг

Будущая звезда, покорившая в свое время СССР, а следом и новую Россию 2000-х, росла в очень бедной семье. Мирей Матье рассказывает, что была первой из 14-ти детей каменщика и домохозяйки и жила в крайне стесненных условиях до 15 лет. Тогда девушка впервые испытала невероятное наслаждение, приняв ванну: семья переехала в собственную квартиру с удобствами.

Зато пронзительный мелодичный голос у Мими — так звали ее родные — проявился еще в четыре. Все благодаря папе, который обладал хорошим музыкальным вкусом, слушал оперу, пел за работой и приобщал детей к церковному хору. Именно там старшая дочь исполнила свою первую песенку, получив в качестве вознаграждения первый гонорар — леденец.

Грамота, да не та

Необычные способности к пению заметила и бабушка будущей знаменитости. Когда Мирей пошла в школу, та обучила ее азам нотной грамоты. Девочка буквально впитывала новые музыкальные знания, а вот то, что полагалось учить в средней школе знать не хотела.

Известно, что учительница, недовольная успеваемостью ребенка, вечно выставляла ее посмешищем и отсадила на последнюю парту. Испытав стресс, девочка замкнулась в себе и даже стала заикаться. Лишь спустя годы выяснится, что у Матье был отличный потенциал для успешной учебы: феноменальная память потом поможет девушке отказаться от суфлера.

Новая Пиаф

В 13 она просила школу и пошла работать на фабрику, чтобы помогать родителям. В 15 впервые поучаствовала в вокальном конкурсе, а в 16 заняла в таком же первое место. В качестве приза девушку отправили на новый конкурс — в Париж.

Строгая комиссия единодушно признала Матье новой Эдит Пиаф, а уже на следующий день ее родители (Мими была несовершеннолетней) подписали первый в жизни звезды контракт. Тогда юной Мирей занялся известный и маститый продюсер — Джонни Старк.

Чтобы сделать из Матье новую звезду, а не подражать старой, Старк запретил ей слушать Пиаф и помог разработать собственный имидж — тот самый, которому позднее будут поклоняться девушки всего мира. В СССР был целый бум стрижек «под Матье», когда девушки отрезали челку, красились в темный и выбирали коралловую помаду.

Рождение легенды

Матье, кстати не изменяет своим привычкам: на протяжении всей жизни она делает стрижку «паж», красит губы помадой определенного оттенка и всем дизайнерам предпочитает модный дом Кристиана Лакруа.

Чтобы стать иконой, Матье изучала языки, историю культуры, брала уроки стиля и этикета. Сегодня известны песни певицы, исполненные на десяти языках мира, а в безупречности ее стиля и поведения никто никогда не сомневался. Миниатюрная — всего 153 см француженка с легким южным акцентом, который не смогли вытравить никакие уроки, оказалась неповторимой и особенной для всего мира. Но ни для одного мужчины.

Певица не скрывает, что остаться без семьи и не заводить детей — ее осознанный выбор, но никогда этот выбор не комментирует. Однако известно, что в юности она все же имела как минимум два бурных романа, которые едва не переросли в брак.

И все-таки любовь

Впервые серьезный роман завязался у Матье в начале 80-х. В 1983 году известный французский бизнесмен сделал возлюбленной предложение. Вот только мужчина хотел обладать талантливой и известной красавицей единолично и заявил, что запретит ей выступать.

После длительных переговоров пошел на уступки: разрешил петь, но только дома, для него. Однако сцена для Мирей была главной любовью. Разобравшись в себе девушка поняла, что не будет бросать карьеру ради любви. Из-под венца она сбежала, когда до церемонии оставались считанные дни.

Повторила подвиг Матье в конце 90-х. Тогда знаменитая брюнетка, ранее предпочитавшая для выходов компанию сестры и мамы, вдруг стала появляться в обществе с креативным директором Герлен Оливье Эшодмезоном. Поговаривали, что дело идет к свадьбе. Даже подвенечное платье уже заказано любимому Лакруа. Но Матье снова сбежала, как всегда храня молчание.

Оливье Эшодмезон и Мирей Матье

Оливье Эшодмезон и Мирей Матье

Все врут

В одном из своих интервью она обронила, что любовь — это ее запретный сад, и что никому ничего не рассказывать о личной жизни она решила еще в 19. О романах Матье ходили разные слухи: ей приписывали любовь с продюсером Старком, с крестным отцом французского шансона Азнавуром, даже с самим Чарли Чаплиным… Говорили даже о том, что Матье воспитала пару прекрасных детей, о которых никогда не рассказывала.

Однако все это по сей день остается сплетнями, а певица хранит молчание. Тем не менее поклонники до сих пор ждут от нее признаний. Возможно, талантливая француженка когда-нибудь напишет книгу романтических мемуаров, где выдаст все тайны.

www.goodhouse.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *