Ах стихи: Читать красивые, лучшие, короткие стихи Астаховой о любви к мужчине

Содержание

Читать «Женская лирика» — Астахова Ах — Страница 1

Ах Астахова

Женская лирика

© Ах Астахова (Ирина Астахова), текст, 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Начало

ВПЕРВЫЕ МОРЩИНКИ КОСНУЛИСЬ ЛИЦА:

ДВЕ ТОНКИЕ НИТИ ОКУТАЛИ ОЧИ.

Я В ЗЕРКАЛЕ ВИЖУ НАЧАЛО КОНЦА,

КАК ВИЖУ В ОКНЕ НАСТУПЛЕНИЕ НОЧИ.

ВПЕРВЫЕ КОСНУЛАСЬ ДУШИ МОЕЙ ГРУСТЬ,

ЕДВА УЛОВИМАЯ, НО С ПЕРСПЕКТИВОЙ!

Я В БУДУЩЕМ ВИЖУ ИЗОГНУТЫЙ ПУТЬ —

МЕСТАМИ НЕСЧАСТНЫЙ, МЕСТАМИ СЧАСТЛИВЫЙ.

И ПЕРВЫХ ПОТЕРЬ НЕСКОНЧАЕМЫЙ ГРУЗ

НА ПЛЕЧИ ЛОЖИТСЯ ТУГИМ ПОКРЫВАЛОМ.

ПУСТЬ СТИХ МОЙ ГЛАГОЛЕТ ИЗ ТЫСЯЧИ УСТ —

ИЗ ЧЬИХ-ТО С НАДРЫВОМ, ИЗ ЧЬИХ-ТО УСТАЛО.

ИЮЛЬСКИЙ РАССВЕТ СТОРОЖИТ У КРЫЛЬЦА.

ПОЛ-ЛЕТА ПРОШЛО – КАК МНОГО И МАЛО!

Я В ЗЕРКАЛЕ ВИЖУ НАЧАЛО КОНЦА,

НО ВЕРИТСЯ МНЕ – ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО.

Не спрашивай, друг

НЕ СПРАШИВАЙ, ДРУГ: НИКАКИХ НОВОСТЕЙ!

ДУША НАРАСПАШКУ – СЕГОДНЯ НЕ В МОДЕ.

МНЕ НРАВИТСЯ БОЛЬШЕ БЫВАТЬ НА ПРИРОДЕ

С ТЕХ ПОР,

КАК Я СТАЛА

БОЯТЬСЯ

ЛЮДЕЙ.

НЕ ПОМНЯ НАЧАЛА, НЕ ЗНАЯ КОНЦА,

Я СТАЛА СВОБОДНОЙ И СТАЛА СЧАСТЛИВОЙ —

ДЕРЕВЬЯ И ТРАВЫ, МОРЯ И ЗАЛИВЫ,

ОТНЫНЕ

МИЛЕЕ

ЛЮБОГО

ЛИЦА.

И ПЕНИЕ ПТИЦ МНЕ – ВЗАМЕН ГОЛОСОВ!

И СОЛНЕЧНЫЙ СВЕТ ВМЕСТО ЛАМПЫ НАСТОЛЬНОЙ!

МНЕ НРАВИТСЯ БЫТЬ РАВНОДУШНОЙ И ВОЛЬНОЙ

(ОСОБЕННО

В ГОРДЫХ

ПРЕДЕЛАХ

ЛЕСОВ).

НАМНОГО СПОКОЙНЕЕ – ЖИТЬ НЕ ЛЮБЯ!

НАЙДЯ В ОПРАВДАНЬЕ БЕССМЫСЛЕННЫЙ ПОВОД,

МНЕ НРАВИТСЯ БЕГАТЬ ИЗ ГОРОДА В ГОРОД

С ТЕХ ПОР,

КАК Я СТАЛА

БОЯТЬСЯ

СЕБЯ.

Мне говорят

МНЕ ГОВОРЯТ «НЕЗАМЕНИМЫХ НЕТ».

СОГЛАСНА – НЕТ.

И СМЕЛО ЗАМЕНЯЮ

ЛЮБИМЫХ НА ДЕСЯТКИ СТРАННЫХ ЛЕТ

ХОЖДЕНИЙ ТО ПО КРУГУ,

ТО ПО КРАЮ.

КРИЧАЛИ:

«ВРЕМЯ ЛЕЧИТ!» ПОДТВЕРЖУ.

НА КИСТЬ РУКИ ВЗИРАЯ

ТО И ДЕЛО,

Я СТРЕЛКИ НА ЧАСАХ ПЕРЕВОЖУ,

ЧТОБ СЕРДЦЕ ПОСКОРЕЕ ОХЛАДЕЛО.

ЗАТЕМ ПО НОВОЙ,

РАЗБИВАЯ ЛЕД,

ОНО НАЙДЕТ СЕБЯ В ДАЛЕКОМ

СВЕТЕ.

МНЕ ГОВОРЯТ «КТО ИЩЕТ, ТОТ НАЙДЕТ».

ВЫХОДИТ,

Я НЕ ЗРЯ ИЩУ БЕССМЕРТИЕ?

Мне страшно с тобой…

…МНЕ СТРАШНО С ТОБОЙ —

И В ОБЩЕМ,

И ЦЕЛИКОМ.

КОНЧАЕТСЯ ДЕНЬ,

И ВЕЧЕР СУЛИТ РАЗЛУКУ.

СКАЖИ, ПОЧЕМУ ВСЕГДА,

КОГДА МНЕ ЛЕГКО,

ТЫ РЯДОМ СО МНОЙ

И ДЕРЖИШЬ МЕНЯ ЗА РУКУ?

…НЕ МОЖЕТ ПОНЯТЬ ДУША

В МОЛОДОЙ ГРУДИ,

ОТ МЫСЛЕЙ ДУРНЫХ

НЕ МОЖЕТ ОНА ОТВЛЕЧЬСЯ:

СКАЖИ, ПОЧЕМУ

КОГДА Я СХОЖУ С ПУТИ,

ТЫ, СЛОВНО ИУДА,

ГОТОВ ОТ МЕНЯ ОТРЕЧЬСЯ?

…НЕ ТО ЧТОБЫ БОЛЬ,

НО ОЧЕНЬ ТУПАЯ ГРУСТЬ

НА СЕРДЦЕ МОЕ

В ТАКИЕ МИНУТЫ САДИТСЯ:

СКАЖИ ПОЧЕМУ,

КОГДА Я БОЮСЬ УСНУТЬ,

ТЕБЯ НЕ НАЙТИ

И ДАЖЕ НЕ ПРОЗВОНИТЬСЯ?!

…НЕ ДУМАЙ – НЕ ПЛАЧУСЬ!

НО ВСЕ ЖЕ

МНЕ НЕ БЛИЗКА

ТАКАЯ ВОТ ДРУЖБА,

ГДЕ В ГОРЕСТИ – ОДИНОКО!

СЕГОДНЯ МЕНЯ ДО ЖУТИ

ВЗЯЛА ТОСКА,

НО Я НЕ СМОГЛА НАЙТИ

ДО ТЕБЯ ДОРОГУ!

…И Я НЕ ВИНЮ ТЕБЯ,

ЭТО ВСЕ —

НЕ ГРЕХ.

НО ДУМЫ ОБ ЭТОМ

СХВАТИЛИ МЕНЯ

ЗА ЖИВОЕ:

…ТЫ ЛЮБИШЬ ВО МНЕ

ВЕСЕЛЬЕ

И ГРОМКИЙ СМЕХ.

…МНЕ СТРАШНО С ТОБОЙ:

ТЫ ДЕЛИШЬ МЕНЯ

НАДВОЕ.

Герда

СКАЗОК В МИРЕ МНОГО, И ВСЕ ОНИ

ОБЪЯСНЯЮТ ИСТИНУ В ПЕРСПЕКТИВЕ.

И ЛЮБАЯ СКАЗКА МЕНЯ МАНИТ

ОТРАЖЕНЬЕМ ЖИЗНИ В МОЕЙ КВАРТИРЕ.

ВОТ РАССМОТРИМ ТУ, ГДЕ ХОЗЯЙКА ЗИМ

У СЕСТРЫ УВОДИТ РОДНОГО БРАТА —

ПОИСК БРАТА В СКАЗКЕ НЕОБХОДИМ,

И СЕСТРА НЕСЕТСЯ ЗА НИМ КУДА-ТО.

НИЧЕГО НЕ ТРЕБУЯ ОТ ЛЮДЕЙ,

НАПРАВЛЯЯ КУРС ПО ДВИЖЕНЬЮ ВЕТРА,

Я МОГЛА СВОЙ ПУТЬ, СРЕДИ ВСЕХ ПУТЕЙ,

ОТЫСКАТЬ, КАК В ЭТОЙ ЖЕ СКАЗКЕ – ГЕРДА.

НО СПОТКНУВШИСЬ РАЗ, И СПОТКНУВШИСЬ ДВА,

ТРИ, ЧЕТЫРЕ… (И ДАЛЬШЕ – ЧИСЛА…)

ОТ ЛЮБОГО ПОИСКА ГОЛОВА

ОТКАЗАЛАСЬ В ПОЛЬЗУ ИНОГО СМЫСЛА.

И ТЕПЕРЬ МОИ ГОРОДА ПУСТЫ,

ОТТОГО ЧТО Я, С ОТЧУЖДЕНЬЕМ КАЯ,

НАУЧИЛАСЬ ЖИТЬ, КАК УМЕЕШЬ ТЫ:

НИКОГО НА СВЕТЕ НЕ ПОДПУСКАЯ.

Океан

ЕСТЬ, ТАК СКАЗАТЬ, НА СВЕТЕ ПРОСТОЕ ГОРЕ.

НЕ ОТ УМА – ОТ СТРАХА «ЧТО ВПЕРЕДИ?».

ВОТ ВАМ ОДНА ИЗ ТЫСЯЧ ТАКИХ ИСТОРИЙ,

КАК НИ ПРИПОМНЮ – ЖУТКО ЩЕМИТ В ГРУДИ!

ЖИЛ ЧЕЛОВЕК НА КАРТЕ МОИХ СОБЫТИЙ,

БЫЛ ЧЕЛОВЕК ОГРОМНЫЙ, КАК ОКЕАН!

НО ОКЕАН УСТАЛ И, СКАЗАВ «ПРОСТИТЕ»,

ВЗЯЛ И ВСЕГО ЗАСУНУЛ СЕБЯ В СТАКАН!

НЕ УТОНУТЬ В ТАКОМ… Я И ПИТЬ ПЫТАЛСЯ —

СОЛЬ ОБОЖГЛА И ВЫШЛА РУЧЬЕМ ИЗ УСТ…

НАПОЛОВИНУ ПОЛОН СТАКАН ОСТАЛСЯ,

НО КАК ПО МНЕ, ТО ЛУЧШЕ БЫ ВЕСЬ БЫЛ ПУСТ!

И, ЕСЛИ ЧЕСТНО: МНЕ БЫ ХВАТИЛО МОРЯ.

Я БЫ ЗАЖИЛ НА МОРЕ, КАК НА ЗЕМЛЕ!

НО У МЕНЯ СЛУЧИЛОСЬ ПРОСТОЕ ГОРЕ:

МОЙ ОКЕАН УМЕНЬШИЛСЯ ДО НУЛЕЙ.

И ВОТ, СХВАТИВ СТАКАН, Я ПОМЧАЛСЯ К ДВЕРИ!

ВЫПЛЕСНУЛ ВСЕ, ЧТО БЫЛО, И (БОЖЕ МОЙ)

МОЖЕТ БЫТЬ, Я ДУРАК, НО Я ВСЕ ЖЕ ВЕРЮ,

ЧТО ОН ЕЩЕ УКРОЕТ МЕНЯ ВОЛНОЙ.

Дай мне вырасти

ПОСМОТРИ, Я В ТЕБЕ НЕ ИЩУ НИ ПРИЮТА, НИ МИЛОСТИ,

И СВОБОДЫ В ТЕБЕ Я НА РЕДКОСТЬ ТЕПЕРЬ НЕ ИЩУ.

Я ХОЧУ ОЧЕНЬ ВЫРАСТИ – ДАЙ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ВЫРАСТИ!

И ТОГДА Я ТЕБЯ, СЛОВНО ДЕРЕВО В ПОЛЕ, ВЗРАЩУ.

В МОЕМ ГОРОДЕ ЛЮДИ ШАГАЮТ РАЗДЕЛЬНО И ТИХИМИ ПАРАМИ,

И ШУМИТ МОЛОДЕЖЬ, НЕ ХРАНЯ ДОРОГОЕ ТЕПЛО.

Я ПЫТАЮСЬ ПРЕДСТАВИТЬ НАС СМЕЛЫМИ, ДОБРЫМИ, СТАРЫМИ

И СМОТРЯЩИМИ ЧЕРЕЗ ГОДА В ЛОБОВОЕ СТЕКЛО

НАШЕЙ СТАРОЙ МАШИНЫ, КОТОРАЯ ВИДЕЛА РАДОСТИ,

ГДЕ В ТВОЕМ БАРДАЧКЕ ПОЖЕЛТЕЛО ДЕСЯТОК ГАЗЕТ,

Я ПРОШУ НАУЧИТЬ МЕНЯ БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ ДО СТАРОСТИ,

ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ НЕ ПОМНИТ ОШИБОК И БЕД.

А ИНАЧЕ САМА Я ОТПРАВЛЮСЬ НА ПОИСКИ НОВОГО ДЕРЕВА,

У КОТОРОГО ВЕТВИ НЕ ПРОСЯТ НИ СОЛНЦА, НИ ТАЛОЙ ВОДЫ —

Я УМЕЮ ЛЮБИТЬ СТОЛЬКО РАЗ, СКОЛЬКО ВРЕМЯ ОТМЕРЯЛО,

ЛИШЬ БЫ В ЭТОМ НУЖДАЛСЯ, НЕ ЗНАЯ УСТАЛОСТИ, ТЫ.

В МОЕМ ГОРОДЕ СТОЛЬКО ГОЛОДНЫХ ОТ ХЛЕБА И СЫТОСТИ,

Я САМА РАВНОДУШИЕМ ЭТИМ ПОРОЮ ГРЕШУ;

Я ХОЧУ ОЧЕНЬ ВЫРАСТИ – ДАЙ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ВЫРАСТИ!

И ТОГДА Я ТЕБЯ, СЛОВНО ДЕРЕВО В ПОЛЕ, ВЗРАЩУ.

Я сделаю все, но право: к тебе достучусь…

Я СДЕЛАЮ ВСЕ, НО ПРАВО: К ТЕБЕ ДОСТУЧУСЬ.

ВЕДЬ ЖИЗНЬ БЕЗ ТЕБЯ НЕ ИМЕЕТ ПРАКТИЧЕСКИ СМЫСЛА.

ПОКА ТЫ НЕ ВИДИШЬ МЕНЯ, ДА БОГ С НИМ, ДА НУ И ПУСТЬ!

Я ЖИЗНЬ НЕ ДЕЛЮ НА ОТРЕЗКИ, ЧАСЫ И ЧИСЛА.

КОГДА-ТО НЕМУДРОЕ СЕРДЦЕ ЧУТЬ ЧТО НЕ ТАК,

БРОСАЛО ИЗ РУК ОДНО И БРАЛО ДРУГОЕ!

НО С ВОЗРАСТОМ ВОЛЯ САМА ОБРЕЛА КУЛАК,

И ПРЯЧЕТ МЕНЯ ОТ ОМУТОВ С ГОЛОВОЮ.

ТЫ – ВПРАВЕ НЕ ЗАМЕЧАТЬ МОЕГО ТЕПЛА.

Я – ВПРАВЕ ХРАНИТЬ ЕГО ДО СКОНЧАНИЯ ВЕКА;

Я СДЕЛАЮ ВСЕ, ЧТО РАНЬШЕ БЫ НЕ СМОГЛА,

У ЖИЗНИ ЕДИНСТВЕННЫЙ СМЫСЛ – ЛЮБИТЬ ЧЕЛОВЕКА.

Стихи уподобятся прозе…

СТИХИ УПОДОБЯТСЯ ПРОЗЕ,

В МИНОРЕ УТОНЕТ ТЕРЦИЯ;

ПОДОБИЕМ АЗБУКИ МОРЗЕ

ТВОЕ ОТЗОВЕТСЯ СЕРДЦЕ.

КОГДА Я ТЕБЯ ПОКИНУ,

И ГОРОД, И ВСЕ ЧТО БЫЛО,

ГЛАЗАМИ УТКНИСЬ МНЕ В СПИНУ

ПРОНЗИТЕЛЬНО И УНЫЛО!

НО ТОЛЬКО НЕ ТРОГАЙ ПАМЯТЬ,

И ИМЯ ЗАБУДЬ, КАК ДЕТСТВО;

ВРЕМЕНИ ДАЙ РАССТАВИТЬ

НАС НА БЫЛОЕ МЕСТО.

ВЦЕПИСЬ В МЕНЯ ЗЛО, НЕПРАВИЛЬНО:

КАК СМОЖЕШЬ, ПЕРЕЧЬ РАЗЛУКЕ —

ТЕБЯ, СЛОВНО АЗБУКУ БРАЙЛЯ,

Анна Ахматова — стихи. Читать стихотворения Анны Ахматовой

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

С литературной точки зрения стихи Ах Астаховой действительно представляют ценность или всего лишь проходное явление?

Никакой художественной ценности стихи Ах Астаховой не представляют. Это не то что вторичная, а третичная поэзия, полная дешевого мелодраматизма и не имеющая понятия о стилистике. С тем же успехом можно задать вопрос о ценности сердечек, котиков и историй «Этим студентом был Альберт Эйнштейн» в социальных сетях: ценность здесь только антропологическая.

Чтобы не быть голословными, разберем первое попавшееся стихотворение с официальной страницы поэтессы. Текст построен как описание сновидения героя, который во сне убивает самого себя. Встреча с собой / не совсем собой — известный мотив в классической поэзии, вспомним, например, несколько вещей Ходасевича или стихотворение Альфреда де Мюссе «Декабрьская ночь», по-русски его можно прочитать в блестящем переводе Владимира Набокова; оцените в сравнении с Астаховой, так сказать, качество саспенса.

Пойдем по строфам. 

сегодня во сне я убил человека.
он тайно ворвался в квартиру ко мне.
чего он искал здесь?!
наживы?
ночлега?
в моем очень личном, безрадостном сне.

Трудно представить себе, как можно тайно ворваться. Глагол «ворваться» означает действие, произведенное грубо и шумно. Строка «чего он искал здесь?!» (наверное, искал он знаки препинания — и нашел), конечно, отсылает нас к «Парусу» Лермонтова, но не будем придираться. Пунктуация следующих трех строк попросту неграмотна, из-за чего последняя строка кажется оторванной от контекста. Но и помимо того — это просто плохая строка, запинающаяся, использующая банальные эпитеты (в частности, разговорное выражение «очень личный» выглядит здесь так, что слово «очень» кажется поставленным только для сохранения размера). Большой контраст по сравнению с интересной первой строкой, нарочно поставленной в начале стихотворения. Итак, в первой же строфе стихотворение провисает.

не верю!
не знаю!
и только лишь вспышки,
две яркие вспышки напуганных глаз!
я острым ножом прикоснулся к мальчишке —
он, слова сказать не успев мне, угас!

Чему не верю? Разве мальчишка успел что-то сообщить? Или герой не верит, что с ним вообще такое произошло? Но допустим, это просто восклицания перепуганного человека, который не отдает себе отчета в происходящем. Впрочем, визитер напугался так же, как хозяин: получилось что-то вроде сцены из фильма «После прочтения сжечь», где Джордж Клуни убивает Брэда Питта. Чтобы убить фантом, достаточно лишь прикоснуться к нему ножом — в принципе, для сна такое нормально, но откуда тогда взялись окровавленные руки из следующей строфы? Вероятно, тоже нелогичный элемент сна. На сон все списывать очень удобно. Но сочетание звуков «шьвспыш» в третьей строке могло бы разбудить и мертвого.

не помня себя, я дрожащей рукою
(кровавой рукою!) схватил телефон;
опомнился лишь под прицелом конвоя,
орущего в спину мне строгий закон!

Тут все смешно, от выражения «не помня себя», живо вызывающего в памяти рассказ Аверченко о писателе-порнографе, до того, что вся эта строфа звучит как блатной жестокий романс. Сравните с бессмертной песней «Любовь коммуниста»: «Очнулся в больнице, а врач предо мною, / И мать, и отец — все пришли. / Спросили меня, как я здесь очутился, / Потом и в тюрьму отвели». Если бы перед нами были юмористические стихи, все было бы отлично, но с нами ведь говорят на полном серьезе.

мол, все! отгулялся!
теперь только — нары.
 ..я в зале суда, а вокруг — никого.
и руки судьи (или нет) — санитара!
швыряют мне фото:
— вы знали его?

Блатная музыка продолжается. Герой попадает в руки то ли юстиции, то ли карательной психиатрии; судя по пунктуации, небольшая проверка нервов ему бы действительно не помешала.

.. лицо почернело:
я вижу ребенка.
точнее — себя, лет пятнадцать назад..
мой сон закрутился, как старая пленка!
я очи открыл,
не стерпев этот ад..

Не будем разбираться, чье лицо почернело и что означает «мой сон закрутился, как старая пленка» (пленка закольцована? пленка просто наматывается на бобину? а новые пленки ведут себя по-другому?) Лучше обратим внимание на последние две строки: прекрасный пример стилистической глухоты. После «нар» и «отгулялся» герой открывает не моргалы, не зенки и не лупетки, а очи. «Не стерпев этот ад» (звучащее как «не стерпев ататат») добавляет стилистического трагикомизма: раз уж Ах Астахова перешла на поэтизмы начала XIX века, ей недурно бы знать, что в эту эпоху винительный падеж в компании переходного глагола и отрицания превращался в родительный: «не стерпев этого ада».

и, радуясь словно, что мрак растворился,
я думал о вечном в ночной тишине.

но чуяло сердце:
мой мир изменился.
как будто все детство
погибло
во мне.

Прием максимального дробления последней строки, модный в сетевой поэзии уже лет десять, изрядно надоел: это должно создавать эффектную концовку, но когда таких концовок миллион, этого уже ждешь заранее. Да и эффекта особого не выйдет: Астахова воспользовалась приемом, входящим, наверное, в десятку самых избитых в мире, — «Это был только сон». Кроме того, эффектный конец портит все та же стилистическая глухота. Зачем здесь слово «словно»? На самом деле герой не радуется? О чем таком вечном он думал в ночной тишине и почему это противопоставлено ощущению погибшего детства? И почему детство погибло все — оно, выходит, может погибать частями?

Я предвижу, что уважаемые поклонники уважаемой Ах либо сразу сообщат мне, куда я должен засунуть приведенный выше разбор, либо начнут говорить, что перед нами пародия, что главное, чтобы цепляло, и так далее. Спору нет, если это цепляет столько людей, значит, что-то цеплятельное в этом есть, но есть оно и в творчестве группы «Ласковый май», однако никто не требует признать песни Юры Шатунова высокой поэзией. Что касается пародии, то достаточно почитать другие тексты в группе Ах Астаховой, чтобы понять, что это не единичный случай, а вполне систематический. Возможно, здесь и спародирован жестокий романс, но многословие, неуклюжий синтаксис, курьезы стиля никуда не деваются и из более «серьезной» ее любовной лирики. Обратите внимание, что почти все комментаторы пишут, что Астахова выразила «прямо их чувства». Она не удивляет своих поклонников, а подтверждает то, что им уже знакомо. Обидно, что свои самые светлые чувства эти люди готовы ассоциировать с банальными текстами, но так было всегда. До Астаховой и еще десятка популярных «Вконтакте» поэтов был Асадов, а до Асадова — Надсон (правда, оба они писали профессиональнее). Поэтому я не претендую на то, чтобы отказывать поэзии Ах Астаховой в право на существование: наверное, такая поэзия кому-то полезна и нужна. Я лишь указываю на ее несостоятельность как серьезного литературного явления.

Стихи о любви и женщине

 


Н. Колодин

О женской красоте

Мир держится на женской красоте,
Она своя для каждого мужчины:
По разуму, по сердцу, по мечте –
В том суть любви, и нет иной причины.

Со всеми, кто влюблен, мне воспевать
Красу девиц и женщин ярким словом.
И никакой усталости не знать
В таких делах душа моя готова!
Для женщин ей так радостно рождать
Слова любви — пусть эта радость длится,
И пусть душа нисколько не боится
Восторг красой всех женщин повторять!

 

Царевна

В мягкой кофточке снежной,
Будто ангел, бела,
Взгляд душевный и нежный,
И улыбка светла,
Речь свободна, певуча.
Будто льется ручьем,
Нет кокетливой тучи
На лице молодом.
И так царственны илечи,
Губ всевластна краса –
И мужчины при встрече
Не отводят глаза…

 

А.Кухтина

Наш праздник

Плачет капелью весна,
Слезы ее так прекрасны!
Вот наступил и для нас
Женский заслуженный праздник.

Как хорошо, что он есть,
И для ума, и для сердца.
Чтоб на минутку присесть,
Праздно вокруг оглядеться.

Сколько вниманья, цветов,
Искренних слов, поздравлений!
Каждый мужчина готов
Мысленно встать на колени.

Ох, этот мартовский день!
Праздник на грани искусства.
Как он сближает людей!
Как обостряет их чувства!

В ком-то любовь оживет,
Кто-то от счастья заплачет.
Кто-то тихонько вздохнет.
Вспомнив рассаду и дачи.

Кто-то решится на шаг,
Женщине скажет: надейся!

 

Восьмое марта

Пусть будут женщины прекрасны, как цветы!
Пусть будут нежными, как ветерка дыханье!
О, Вы! Источник вечной доброты,
Любви и ласки, и святого обаянья!

Пусть небо мирное у вас над головой
Смеется солнечными теплыми лучами!
Вы дарите нам счастье и покой.
О, женщины! Как хорошо нам с вами!

 

Женская печаль

Ах, как хочется быть беззащитной.
Не от горя — от счастья рыдать,
За спиною мужской монолитной
Беззаботно душой отдыхать.

Ах, как хочется быть неумелой.
Неспособной к проблемным делам.
Ведь проблемы — не женское дело,
Ты о них позаботишься сам.

Ах, как хочется быть интересной,
Восхищённые взгляды ловить.
Но тебе лишь дарить свои песни.
Лишь тебя обожать и любить.

Ах, как хочется в доме уютном
Все своими руками творить.
Ах, как хочется хоть на минутку
Просто женщиной слабою быть!

 

Т. Мирчук

Я — женщина

Я — женщина. Все вынести должна:
Измены боль и горечь пораженья.
Я из ребра мужчины создана
И прочностью наделена с рожденья.
Храню в себе начала двух начал,
Два полюса в себе соединяю.
Хожу босой по острию меча,
Сама себе ни в чем не изменяя.
И Ад и Рай во мне сошлись навек.
То в бездне я, то от блаженства таю.

Я падаю, но вновь беру разбег.
Теряю все и снова обретаю.
Я над собой без устали тружусь,
Пусть не дарует мне Творец прощенья.
Я — женщина. И этим я горжусь –
В природе нет создания совершенней.

 

Г. Пересторонин

В праздник

В этот день как щедро не воспеть их,
Матерей, невест, любимых жен!
Красотою, славятся столетья,
Безупречен лик святых мадонн.
С них писали редкие полотна.
Вдохновляли лучших мастеров,
Воспевались издавна в работах
Материнство, верность и любовь.
И хотя ваятели умели
Оживлять и камень, и металл,
Уступало мраморное тело,
Когда рядом был оригинал.
Совершенство в сопряженье линий,
Красота приковывает взор…
Потому при встрече с ней мужчину
Обжигает молнией — восторг.

 

А.Семенов

Посвящение женщине

Я не скажу,
Что ты всегда прекрасна,
Всегда мила, желанна и добра.
Я не скажу,
Да будет людям ясно,
Что ты всегда разумна и мудра.

Я не скажу,
Что ты неповторима.
Что в целом свете лучше не найдешь.
Я не скажу,
Что ты непостижима
И это будет правда,
А не ложь.
Но я скажу,
Не опуская взора
Перед твоими крыльями бровей,
Что ты моя надежда и опора
От первых дней
И до последних дней..
Что лишь тобой живу
На этом свете.
То проклиная в гневе, то любя;
И в грозный час
По вздыбленной планете
Иду на смерть и гибну за тебя.
И потому, наверное, порою
Ищу любви и нежности твоей.
И говорю, склоняясь пред тобою:
— Ты мать моя.
Ты — мать моих детей.

 

Я расскажу о женщине простой

Я расскажу о женщине простой.
Она не знала модных туалетов.
И не носила перстень золотой.
И не читала чувственных поэтов.
В простой наряд всегда облачена,
Она носила твердые мозоли
И без стихов была посвящена
Во все земные радости и боли.
Она умела верить и любить
И за любовь с достоинством бороться,
И честь и совесть бережно хранить,
Как чистоту глубокого колодца.
Ее характер нежен был и крут,
И наша блажь была ей незнакома.
И даже самый маленький лоскут
Она хозяйски берегла для дома.
Но не скупой та женщина была.
В нелегкий час без жертвенного слова
Добром своим, душевна и светла,
Она была пожертвовать готова.
И потому с любовью все вокруг
Тянулись к ней, судьбу благословляя…
Не скарбом, нет, а делом добрых рук
Она всю жизнь свой жребий украшала.
И хоть она иначе не могла,
Охваченная воодушевлением,
Не горьким рабством жизнь ее была,
А, жизни ради, — самоотверженьем.
И знать не зря в поспешной смене дней,
Любя себя, бравируя гордыней,
Свои глаза мы обращаем к ней
И перед ней встаем, как перед святыней.
Лицо ее в морщинках дорогих.
Спадает с плеч косыночка цветная.
Не матерь божья в ризах золотых,
А просто мама — женщина простая.
И нас объемлет чувство доброты
И обжигает остро боль утраты…
Какие были у нее цветы!
Какие вишни высились у хаты!

 


Н.Багринцев

Весенний мотив

Ты такая,
                        такая прекрасная.
Ты как яркий мой солнечный свет
Из волшебной и радостной сказки,
Словно юности тоненький след…
Взгляд ловлю.
                        И в твоем присутствии
Я наполнен тобой до краев:
Как мне справиться
                        с радостным чувством, —
И гляжу я в оконный проем…
Постоянный и вечный мечтатель,
Я не раз был Судьбою бит.
Ты скажи, как с собою мне сладить,
Подскажи,
                        как любить — не любить?
Отказаться смогу ли от радости,
Что в мои заронила ты сны? —
Ты такая,
                        такая прекрасная!
Опьянен я дыханьем Весны…

 

* * *

Как стебелёк была хрупка
Любовь —
И тем неповторима.
Я же время торопил и мимо
По небу плыли облака…
Ведь жизнь проста.
Совсем проста!
А я мечтал об идеале, —
Мне виделись такие дали,
Такая мнилась красота…
Всех мнительных таков удел:
Питает зло их корень древний,
И я, сквозь яростную ревность,
Твоей любви не разглядел.

 

* * *

Нет любви. —
И лишаются здравого смысла
И слова, и поступки.
Твой искоса взгляд.
В доме сразу, смотри,
Будто дым возник коромыслом,
Приумолкли стыдливо часы — и стоят.
По углам схоронились участье и счастье,
И куда-то пропала из глаз доброта…
Об пол зеркало бьётся на мелкие части,
А в душе —
Торричеллиева пустота.

 

Л. Беликова-ГЛАДКИХ

Подарок

Подарю тебе радость и счастье
И улыбок приятных букет.
Много дней без тревог и ненастий,
Ветерка молодого привет.
Подарю тебе песнь соловьиную,
Лебединую верность друзей.
И мелодию нашу любимую,
Шелест листьев седых тополей.
Нам о старости думать рано,
Будь девчоночкой озорной,
Чтобы солнышко постоянно
Улыбалось тебе одной.

 

Ю.Белинский

Люблю!

Новой истины я не открыл.
Новой ереси не изрек.
Ничего в земле по отрыл.
Ничего из небес не извлек.
И дорогу не ту проторил.
Не постиг, что мне было дано.
И банально слова повторил
Те, что в мире звучали давно.
Появился я видимо зря
В этот мир без опоры земной.
И на небе высоком заря
Появляется зря надо мной.
Я не знаю, каким надо быть,
Но не буду вовек нелюдим,
Потому что живу, чтоб любить,
И еще, чтобы знать, что любим.
Чтобы страсть разливалась в крови
От любимого лика в окне.
И еще, чтобы верить любви,
И любовь чтобы верила мне.
Лишь поэтому день ото дня
Я себя в этом мире терплю…
«Что ты делаешь?» — спросят меня
Я вот так и отвечу: «Люблю!»

 

* * *

Привыкла женщина ко мне,
Всем существом своим припала.
Прилипла женщина ко мне.
Как будто рыба-прилипала.

Она свела меня с ума,
Она меня, как совесть, гложет.
И так прилипла, что сама
Отлипнуть от меня не может.

А я, в любовь устав играть,
Ее объятий избегаю
И тщусь от сердца оторвать
Но… тут же, кровью истекаю.

 

Н.Колодин

Вешняя любовь

Один лишь взгляд, одно рукопожатье —
И жизни гимн восторженно пою:
Ты так светла в нарядном, ярком платье!
И даришь мне улыбкою зарю…

Моей душе ты солнечна, родная.
Смотрю в глаза твои — не насмотрюсь.
Любовь к тебе такая же святая,
Какой люблю сиреневую Русь!

 

* * *

Живу любя, с душою окрылённой,
В огне любви сгорит слепая грусть.
И в радость мне, любовью озарённом,
Шептать в слезах: «На женщину молюсь!»

В ней — жизнь и свет. Я счастлив
                                               восхищеньем
Её красой. И я покорен ей.
И дай. Господь, чтоб дольше длилось пенье
В честь Женщины возлюбленной моей!

 

А мне с тобой поговорить

А мне с тобой поговорить, —
Как будто бы воды испить
Из родника лесного:
Так душу чуткую бодрит,
Ласкает, нежит, веселит
Бесед сердечных слово!

А мне в глаза твои смотреть –
Как будто сердцем песни петь
И счастьем упиваться:
Так величава и проста.
Твоя святая красота.
Глазам не оторваться!

А мне тебя поцеловать, —
Как будто таинство познать,
Достойное лишь Бога:
Ах, пусть звенят колокола
О том, что в жизни нас свела
Счастливая дорога!

 

А.Кухтина

Любовь

Как прекрасна любовь!
                                               Как светла, неподкупна!
Вдруг однажды придет очевидный ответ,
Что любовь от кого-то потребовать — глупо.
Что она просто есть, словно воздух и свет.

Вся она так огромна и так многолика!
Прибежала собака и лижет ладонь…
Наклонилась березка над заводью тихой…
По поленьям скользит недотрога — огонь…

Тут ребенок прижался доверчиво к маме…
Там мальчишка тайком на девчонку глядит…
И зима, укрывая всю землю снегами,
Под ногами любовную песню скрипит…

Входит к женщине в спальню, робея, мужчина…
Умирает цветок… Появляется вновь…
Мать ночами не спит, ждет гуленушку — сына…
Это все называется просто:
                                                                       ЛЮБОВЬ!

“Стихи грустные, а мне всё время хотелось улыбаться“ — Собака Павлова

Прошлый пятничный вечер ознаменовался приездом в Уфу московской поэтессы Ирины Астаховой, больше известной под псевдонимом “Ах Астахова“. Организатором мероприятия выступил уфимский Центр Развития “Стиль Жизни“. Поклонники поэтессы, которых в нашем городе оказалось немало, полностью заполнили зрительный зал Башкирского государственного театра кукол. Им предстояло оценить не только женскую ипостась Ирины – мир не по годам умудренной жизнью женщины, но и познакомиться с её “мужским обличием“ – увидеть в её стихах отвязного хулигана и пылкого серцееда. Дело в том, что осенью 2013 года были изданы сразу два сборника Ах Астаховой, которые так и назывались “мужская лирика“ и “женская лирика“.

После выступления поклонники подходили к Ирине, чтобы вручить букеты цветов, сфотографироваться, взять автограф, поблагодарить за чудесный вечер. Со словами благодарности выступил организатор вечера, директор центра развития “Стиль жизни“ Агния Сержантова, которая вручила поэтессе башкирский мёд. А у меня появилась возможность лично пообщаться с Ах Астаховой и задать ей несколько вопросов:

В одном из интервью Вы говорили, что при соприкосновении с публикой у Вас возникает определенный ритм. Каким он был сегодня?

Добрая волна. Стихотворения грустные, а мне всё время хотелось улыбаться. Было так спокойно и приятно. Но, к  сожалению, я видела только первые два ряда в зале. Люблю видеть глаза зрителей. Для меня то важно.

Вы часто путешествуете, приходится ли писать стихи в пути, например, в самолёте или в вагоне поезда?

Нет, в пути обычно трудно и неудобно писать. Также не могу писать в кафе или в парке, потому что, столкнувшись с кем-то взглядом, отвлекаюсь. Предпочитаю делать это, когда одна, и могу сосредоточиться. Но путешествия для меня – это, безусловно, один из самых мощных источников вдохновения.

Что в путешествиях важнее: общение с людьми или знакомство с новым городом, уединение с природой?

Всегда по-разному. Летом у меня был тур по Европе: в Швейцарии меня вдохновила фантастическая природа – водопады, горы! В Берлине было больше общения. В Одессе случилась совершенно необычная встреча, после которой я “повзрослела“ и пересмотрела многие вещи в себе. Поездки тем и прекрасны, что можно прожить новую жизнь, которая может быть многогранной.

 Кто самый для Вас главный критик: Вы сами, близкие люди или же публика?

Главный критик для себя – я сама. Стихотворение “Я знаю себя и свои недостатки“ как раз об этом. Более того, скажу честно, к критике отношусь тяжело. Я знаю, что делаю не так. Знаю, что мешает делать так, как я хочу. Ставлю во внимание мнение публики, но, как правило, на меня критика повлиять не может. Только я сама могу это сделать, потому что, я знаю, как должно быть.

Недавно Вы записали трек с рэп-исполнителем 4пыль. Как относитесь к совместным проектам? Какие ощущения возникают при работе дуэтом?

Обычно возникает удовольствие, если нравится человек и то, что он делает. Даже если это не похоже на то, что делаю я. Я открыта любым интересным проектам. Пока есть возможность, следует экспериментировать. Через такой поиск можно найти близкое и развиваться.

Кто он – тот, кто Вас вдохновляет?

Меня вдохновляют  разные люди,  они появляются в моей жизни и делают меня сильнее. Но есть и неизменный вдохновитель – друг Андрей. Мы знаем друг друга 8 лет. У нас спокойные отношения, и мы никогда не ругаемся. Он очень поддерживает то, что я делаю. И может сказать такую фразу, которая родит новый стих.

Как появились Ваши творческие ипостаси “Я мужчина“ и “Я женщина“?

Точно не надуманно. Как известно, в каждом из нас есть мужское и женское начала. Так сложилось, что во многих жизненных ситуациях во мне пробуждается мужское начало. Возможно оттого, что я ранимый человек, и это есть способ защиты, и попытка мыслить иначе. Это получается само собой.

А мужской лирики есть прототип?

Да, есть. Мной взят образ конкретного мужчины, которого я знаю. И возможно, некоторые стихотворения написаны для того, чтобы он написал так мне, но он не пишет. Что делать? (улыбается).

 Спасибо, Ирина! Творческих успехов, и приезжайте к нам ещё!

Фото: Алёна Костромина.

Post Views: 871

Ах, осень-царевна! — стихи об осени

Очень большая подборка стихов об осени. Для чтения и создания особого осеннего настроения, а так же для включения в сценарии осенних праздников и мероприятий.

А дни всё короче, а ночи длиннее…

А дни всё короче, а ночи длиннее,
И так бесприютно, и всё холоднее,
И скучно, и больно, и очень знакомо,
И хочется спрятаться кошкою дома.
Свернуться калачиком у батареи,
Заснуть до морозной зимы поскорее.
И в слякоть не мчаться по лужам к маршрутке,
И не подгонять на работе минутки.
Не слышать, как кашляют (в мире — простуда),
А в кресле сидеть в ожидании чуда,
И строки записывать в старый блокнотик,
Чаёк попивать и кусать бутербродик.
И где-то внутри, несмотря на ненастье,
Хранить, как пушок согревающий счастье.

Елена Стёпина Стратович

Апельсиновая осень пахнет мёдом и корицей…

Апельсиновая осень пахнет мёдом и корицей,
Утопая многоцветьем в зябких лужах-зеркалах,
Дождь навязчив и несносен, продолжает веселиться,
С ним отплясывает ветер, выгибаясь на зонтах.

Туфли-лодочки промокли — плавать в море не привыкли,ф
Подгоняя острым носом ярких листьев корабли,
Слёзы-капли моют окна, и пиликает на скрипке
Ветка тонкая берёзы, усыхая без любви…

Апельсиновая осень дышит свежестью, прохладой,
Осыпая придорожье лепестками хризантем.
Апельсиновая осень, я тебе безумно рада,
Мы с тобою так похожи — ждём с надеждой перемен!

Виктория Дорошенко

Ах, как осень нежна… (Прогулка в одиночестве)

Ах, как осень нежна…
Паутинки струна,
Ветерок веселя,
Отзывается — «ля»…
Всё бледнее пастель…
Увядания хмель
Сладкой лаской манит.
Кисть рябины — магнит
Для тоскующих глаз.
Лучик робкий погас…
Рядом нет ни души…
Тихо осень шуршит
Листьев пёстрым ковром
И с прощальным теплом,
Вновь надеждой маня,
Обнимает меня…

Лювина Виноградова

Ах, осень-царевна!

Ах, осень-царевна!
Все знают вокруг:
Я рыцарь твой верный,
Твой преданный друг.

Ты нежно мне руки
На плечи кладёшь.
Но ждёт нас разлука,
Любви не вернёшь.

Слёз горьких не надо,
Прошу я тебя.
За грань листопада
Со мною нельзя.

К снегам бело-пышным
Пойду я один.
А ты вновь родишься
Из вёсен и зим.

Грядёт день Покрова.
Проститься черёд.
Мы встретимся снова
На будущий год.

Сергей Кувшинов

Ах, Художник, Художник …

Ах, Художник, Художник …
напиши мне красивую осень,
И пускай даже будет обычным неброский сюжет…
Напиши мне осеннего неба прохладную просинь,
И немного дождя..
Жаль, что радуги осенью нет,
Что бы капали с веток печальной мелодии ноты,
Что бы флейта звучала и с нежностью пел саксофон,
Что б взгрустнулось светло, чтобы милое вспомнилось что-то…
Что могло бы однажды вернуться в нечаянный сон..
Напиши же мне осень.
Такою, как мне только нужно,
Для меня, для одной… что бы ясно в ней виделся свет,
Чтоб хрустальным мотивом звенело в ней каждое утро…
И что б жизнь прочитала придуманный ею сонет…

atatkf

Балаган притих. И сон… (Занавес закрылся)

Балаган притих. И сон
Дымкой заструился.
На подмостках свой закон,
Занавес закрылся.

Осень — сытая княжна,
Краснобока, в теле…
Стелет листьями для сна
Мягкие постели.

С поволокою глаза,
Мыслей паутинки…
И сусальная краса
Поздней вечеринки.

Догорают, как закат,
Атрибуты лета,
Примеряется наряд
Нищего поэта…

Жизнь стихает. Меркнет свет.
Разбрелись актёры…
Сцены жалкий силуэт
Запорошит скоро…

Александр Тарадов

Болеет осень тоской холодной… (Плачет осень)

Болеет осень тоской холодной,
Бредёт устало по тёмным лужам —
Собакой битой, хромой, голодной.
А ветер пахнет промозглой стужей,

С каким — то привкусом листьев прелых.
И ей кричит хриплый грай вороний,
Что ей не стать уже чем — то целым —
Она всегда будет межсезоньем…

Она тоскливо поёт всё утро —
А люди, ёжась проходят мимо.
И плачет осень навзрыд, как будто
Недолюбила… Недолюбима…

Елена Шабалина

Босоногая девочка Осень…

Босоногая девочка Осень,
Ты командуешь тёплыми днями,
Но, когда потемнеет просинь,
Ты уже не останешься с нами.

Ты уляжешься в тёплой постели,
Падших листьев, медвежьих берлог,
Закружится зима каруселью…
И тебя позабудет порог…..

С, так недавно, раскрытою дверью
И плодами над нашим окном,
В малых дозах не вредно…я верю
Вновь тебя провожу я вином.

Борис Фадеев

В доме тихо. В сердце тихо…

В доме тихо. В сердце тихо
И спокойно — без тепла.
Осень — рыжая крольчиха —
Длинным усом повела.

Длинным усом, тонким, белым,
Словно стрелка под стеклом.
В доме тихо. Солнце село.
Нет, застыло над столом.

В сердце тихо: ни романов,
Ни новелл, ни од — весь год…
Осень шарит по карманам
И последнее крадет.

Людмила Свирская

В сумерках, в ворота постучали… (Гостья)

В сумерках, в ворота постучали…
Тихий стук. И больше ничего.
Но не открывала я вначале.
Не ждала сегодня никого…

А потом во двор спустилась тихо,
Уловила чей-то долгий взгляд.
Где росла когда-то облепиха,
Гостья в плащ укуталась до пят.

В дом вошла, согрелась мятным чаем.
Разложила карты на столе.
Странно. Мы подчас не замечаем,
Как нам одиноко на Земле.

Мы о многом с нею помолчали,
Стало так уютно и тепло,
Словно растворились все печали,
Словно одиночество ушло.

Я не задавала ей вопросы,
Не родные, не чужие мы…
В дом ко мне вошла сегодня Осень,
Чтобы скрасить время до зимы.

Марина Терентьева

Веселый август второпях прошел… (Осенние мелодии)

Веселый август второпях прошел,
Беспечно, беззаботно и игриво.
Утих надолго летний рок-н-ролл,
И вновь звучат осенние мотивы.

Их музыка душевна и проста,
В них плавность упоительных гармоний.
В них звучных переливов красота
Рождается в неповторимом звоне.

Роняет одеянье старый клен.
И кружится в замысловатом танце,
Под легкий и воздушный вальс бостон,
Кленовый лист украшенный багрянцем.

Размеренно шумит осенний лес,
Взлелеянный полуденной дремотой.
И слышен утонченный полонез,
Играемый по разноцветным нотам.

Капризный дождь пронзая небосвод,
Стучит ритмично по покатым крышам.
И блюзовые соло звучно льет,
То дерзко громче, то лирично тише.

Загадочный осенний дирижер
Заворожил осеннюю природу.
И перелетных птиц нестройный хор,
Прощальным эхом исполняет коду…

Лишь ветер, непоседа и шалун,
Кружит аллегро с трепетным задором.
Касаясь чутко паутинных струн,
Играет джазы в ярком соль мажоре!

Дайм Смайлз

Видел я малиновый закат…

Видел я малиновый закат —
Облака, как перья у Жар-Птицы!
А вокруг игривый листопад
Был багряным отблеском зарницы!

Каждое мгновение ловлю,
Наслаждаясь этой красотою!..
Я тебя по-прежнему люблю,
Осень милая, и этого не скрою!

Женщиной рисуешься ты мне
В позолоту убранном наряде…
«Не снимай его, — твержу тебе —
Оставайся в нем же, бога ради!»

Только ты кокетливо шуршишь
В ветреном своем непостоянстве
И смеешься…Чаще же грустишь
И роняешь пышное убранство…

И теперь заплакала дождем…
Только мне от этого не легче —
То пылаешь ласковым огнем,
То сурово хмуришься при встрече!

Сам не знаю даже почему,
Осень, я люблю тебя такую!
И с тобой, как водится, грущу,
И к зиме немножечко ревную!

Евгений Хаванский

Воздух осени прозрачный… (Осенний пейзаж)

Воздух осени прозрачный,
Синь небес на глади водной,
Кончен труд на грядке дачной
И на грядке огородной…

А пейзаж -великолепен,
И прекрасен, как подарок,
Золотой, багряно-красный,
И в картинах очень ярок!

Как художник, восхищаясь,
Я возьму мольберт и краски,
Нарисую рощу, поле…
на холсте увидят сказку.

Ольга Кад

Вот и осень пришла… (Осенний этюд)

Вот и осень пришла,
Золотая листва
Снова землю ковром укрывает.
По росистой траве
В белой утренней мгле
Лето жаркое прочь убегает.

У плакучих берёз
Утром первый мороз
В косы ленты заплёл золотые
И, волнуясь слегка,
Волны катит река,
А над ней небеса голубые.

И уже журавли
В поднебесной дали
Край родной до весны покидают.
Жемчуга чистых рос,
Будто капельки слёз
По увядшим травинкам стекают.

Стала жухлой трава,
Опадает листва,
Обнажая деревьев вершины,
И мелькают в листве,
Словно искры в костре,
Ярко красные гроздья рябины.

Ирина Бутримова

Вот осень уж пришла… (Ленивая осень)

Вот осень уж пришла,
И сумрачнее день…
Свои права взяла
Пространственная лень.
То воздух тихо сух,
То барабанит дождь.
Ленивый слышно звук,
Лениво зиму ждёшь…
Ленивые листы
Лениво топчут боты.
Спешишь лениво ты
Пораньше на работу…
И вечером ленивый
Не сходит долго сон…
Парад зонтов плаксивый,
И ранней тьмы сезон…

Люмико

Вот такое время года!

Опустилось небо низко —
Холода, как видно, близко.
Осень — рыжая артистка —
Скоро сбросит свой наряд.

Оголится торопливо,
Абсолютно не стыдливо.
Бравый ветер шаловливо
Помогать ей будет рад.

Зашуршат сухие листья,
Спрячет Осень краски, кисти.
Ливни вымоют, очистят
И деревья, и дома.

Вот такое время года!
Удивляет нас природа.
А чудачествам погоды
Удивляется сама.

Зелёная Колючка

Вот-вот сорвёт последний лист… (Ноябрьская фаза)

Вот-вот сорвёт последний лист
Холодный ветер.
Пушистый кот стиляет твист
На табурете.

Мохнатой лапкой по окну
Забавно водит.
Вновь по туманному стеклу
Дождь хороводит.

Заманчиво алеет гроздь
Рябины спелой.
Аллеи, мокрые насквозь,
Простыть успели.

Кружится в вальсе первый снег,
Но тает сразу.
Закончит осень свой пробег
Ноябрьской фазой.

Людмила Вятская

Всё проходит незаметно… (Оптимистическое или Круглый год)

Всё проходит незаметно. Срок весенних хоров скор.
Чуть начавшись, вянет лето. Ветры носят сор и вздор.
Отгуляли в грозах громы. Обещания не сбылись.
Отголосками истомы слёзы неба пролились…

Листья птицами вспорхнули, испытав полета сласть.
И к ногам дерев прильнули, чтоб безропотно пропасть.
Ожиданием белой вьюги озаботилась земля.
Ледяной зимы кольчуги засверкали вензеля.

Всё былое бумерангом к нам вернётся. Верь, не верь.
Ритмом вальса или танго постучится радость в дверь.

Мила Суворина

Годы-листья словно ветром унесло… (Позднее тепло)

Годы-листья словно ветром унесло,
Разметало по полям и городам…
Нам в подарок это позднее тепло.
Я его за миллионы не отдам!

Не сменяю ни на славу, ни на власть,
Не оставлю по оплошности нигде.
Тёплым ветром седину ласкает страсть,
Ты считал, что это юношей удел.

Светом солнечным улыбка на лице,
Кожи бархат для ладони, как магнит.
Что там прячется в затейливом ларце,
Что тебя до невозможности манИт?

Скоро птицы встанут крепко на крыло,
Предстоит им за моря далёкий путь…
Нам в подарок это позднее тепло
И возможность в ларчик счастья заглянуть.

Ольга Швыкина

Девочка-осень с венком из кленовых…

Девочка-осень с венком из кленовых
Листьев в волос густоте!
Девочка-осень, не надо холодных
Дней, подари только те,
Что уж прошли… Где дождинки-слезинки
Капают. Тих, томен лес.
Тёмные тучки — простынки для стирки
Взяли и сняли с небес.
И заблестело всё в нежном сиянии,
Только капель с хвои…
Листья осины дрожат, в трепетании
Так и проводят все дни…

Девочка-осень с венком из кленовых
Листьев в волос густоте!
Девочка-осень, не надо тоскливых
Дней, подари только те:
Где я с любимым по парку гуляю,
А в голубой высоте
Клин журавлиный уже замечаю…
Дни подари мне, как те,
Что улетели в безвестные дали
Тёмным и колким углом…
Но, к сожалению, дни те пропали,
Были, возможно, лишь сном…

Девочка-осень с венком из кленовых
Листьев в волос густоте,
Ты изменилась… Боюсь, что уж новых
Дней не подаришь, как те….

Валерия Наумова

Дни незаметные, как невидимки… (В Невеле осень)

Дни незаметные, как невидимки.
Добрый ноябрь потянул холодком.
Лужи покрыли прозрачные льдинки.
В двери пахнуло домашним теплом.

Ждут холодА здесь. Готовят припасы:
Квасят капусту и сушат грибы.
Здесь своего ждут заветного часа
Банки с вареньем в подвале избы.

Сквозь запотевшие стекла под вечер
Любят смотреть, как спадает листва,
Как зажигают багряные свечи
В песнях прощальных своих дерева.

Осень, как старую любят подружку,
Часто сверяя с приметой прогноз.
Чай наливая в особую кружку,
Любят гадать, злым ли будет мороз,

Много ли снега навеют метели.
В Невеле осень — преддверье зимы.
Сладко так с вечера спится в постели!
Тихо. На улицах нет кутерьмы.

Наталья Страхова -Хлудок

Дымкой окутаны прежние… (Слёзы осени)

Дымкой окутаны прежние
милости, —
страстного лета дары.
Веет прохладою ветер
повинности,
гасит дождями костры.

Астры осенние, в красках
печальные,
мило склонились к земле.
Думы венчальные, песни
прощальные
бродят тихонько во мгле.

Нам ли не слышать вновь
звон опечаленный
осени красной — венец.
Проводы горькие, счастья
развалины,
серого неба — свинец.

Ларусс

Женщина-осень…

Женщина-осень,
С мольбертом в руке,
Красит все серым
В безумной тоске.

Серые тучи
Плывут вдалеке,
На полотняном
Мольбертном листке.

Вот они ниже
Уже опустились,
Серые слезы
На землю пролились..

Женщина-осень
Свое настроенье
Вылила все
Через это творенье.

Скука, депрессия,
Даже печаль…
Женщину-осень
Безумно мне жаль.

Екатерина Картоева

Жёлтых бабочек крылья звенели… (Девушка-осень)

Жёлтых бабочек крылья звенели,
и рубинов кровинки алели,
и прозрачными были аллеи
от немыслимой сини высот…

Ты дарила мне дымные трели
одинокой осенней свирели,
паутинкой созвучья блестели
в ярком отсвете солнечных нот…

Я останусь навечно с тобою,
наслаждаясь высот синевою,
пусть следы наши листья укроют,
и настанет желанный покой…

Пусть потом всё покроется мглою,
за холодной стеной дождевою
заунывные ветры завоют…
Всё равно я останусь с тобой…

Игорь Нефёдов

Запестрели в парках тополя…

Запестрели в парках тополя,
Растворились птицы в облаках…
Рыжая принцесса на полях
Оставляет лето в дураках!

Наложив шикарный макияж,
Захватила августовский лес…
Красноапельсиновый муляж
Набирает стихотворный вес!

Подключила чары колдовства,
Полюбуйся чудом, человек!!!
Шелестит пахучая листва,
Замедляя бесконечный бег.

Андрей Аксенов

Записали…еще одну осень… (Еще одна осень…)

Записали…еще одну осень
В календарь моей жизни… года,
Чем-то схожие с кольцами сосен,
С новостройками… в городах

Под ногами… опавшие листья,
Боже мой… сколько их… золотых…
А порывистый ветер как выстрел
Листьям жизнь оборвал и утих

После солнечных дней… безмятежных
Моросящих дождей… череда,
На тепло… никакой уж… надежды,
На душе… пустота… пустота…

Владимир Кобрин

Звуки дня вдали стихают… (Просто-осень)

Звуки дня вдали стихают,
Фонарями сумрак взрыт.
Листопадом и стихами
Осень плакала навзрыд.

Головой качали астры,
Осудив дурной пример,
И швырял листвы пиастры
Ветер — пьяный флибустьер.

«Что случилось? Что такое?
Покажите — где болит?»
Туча мокрою рукою
Лоб потрогать норовит.

«Это все мигрень, наверно?
Вы же это не всерьез?»
Просто — осень. Просто — нервы.
Время песен. Время слез.

Елена Миронова

Здравствуйте, Ваше Величество Осень… (Леди-Осень)

Здравствуйте, Ваше Величество Осень,
с Вами приятно пройтись под зонтом.
Лесом бродить, что листву уже сбросил,
молча любуясь кленовым листом.

Вы многолики, смелы, многогранны,
то согреваете нежно теплом,
то охладите, когда Вы желанны,
очень холодным и нудным дождем.

Поступью важной идет Ваша Светлость.
Из паутины прозрачная шаль,
чуть прикрывает открытую смелость.
В серых глазах затаилась печаль.

Всех околдуете синим туманом,
вихрем закружите вальс-листопад.
Пусть говорят Вы капризны, упрямы,
встретиться с Вами безумно был рад!

Геннадий Саутенков

Золото, золото, медь и рубины… (Золотая осень)

Золото, золото, медь и рубины,
Драхмы, гинеи, дублоны, пиастры…
Клёны, берёзы, ракиты, рябины,
Плющ, виноград, хризантемы и астры…

Осень богатства свои расточает.
Схватит в охапку и бросит под ноги.
Может, бахвалится, может, скучает:
Мне, мол, не жалко, богатства, мол, много…

Я и запомню её вот такую:
Добрую, щедрую, с милой чудинкой…
И шевелюру её золотую,
И эту лужицу с тоненькой льдинкой…

Любовь Сердечная

Имбирный чай, янтарное варенье…

Имбирный чай, янтарное варенье,
Густая пастила, рябиновый компот.
Смешные фотки, лета впечатленья —
Настал осенних радостей черед.

Пойду найду в углу свою гитару,
Достану чешский бисер из стола,
Сынишку в детский сад опять отправлю…
Ах осень-осень, быстро ты пришла!

В кладовке огурцы стоят рядами,
По банкам лето бережливо на замок.
И поделиться планами-мечтами
Зайдут друзья семьи на огонек.

Альбомы, ручки, кисточки и краски
Дождались золота деревьев сентября,
Ну что ж, настало время новой сказки,
Добро пожаловать, пожалую и я!

Инна Вуймина

Как бы ни было лето прекрасным… (Дарит милость благая рука)

Как бы ни было лето прекрасным,
Осень щедро дает нам всегда
Удивительно яркие краски,
Ими полнится всюду земля.

Полыхают деревья пожаром,
Расстилая из листьев ковры.
Воспевают поэты недаром
Эту роскошь осенней поры.

Отдала нам земля все богатства,
Потрудилась на славу она.
Небеса бирюзою струятся,
Дарит милость благая рука…

Светлана Кокорева

Какая осень, Боже мой!

Какая осень, Боже мой!
И ощущение такое,
Что я пришла к себе домой
Из суеты и непокоя.
Халат надела не спеша:
Лохматый, старый, полинялый.
И, смыв косметику, душа
В уютном кресле задремала.

Какая осень! Я полна,
И вновь хочу тобой напиться.
Перед тобой сама весна —
Пустоголовая девица.
Уходишь, осень? Но куда?
Замри на час, на миг единый.
Мне б затеряться навсегда
В твоей листве неотвратимой.

Людмила Свирская

К чему грустить, по лету песни спели… (Музыка осени)

К чему грустить, по лету песни спели:
Ужель пришла осенняя пора?!
Ожили ноты, звучно менестрели,
заводят песни с самого утра!
А, я их слышу никуда не деться,
и улыбаюсь музыке опять,
она звучит, как переливы в сердце,
и хочется в мгновенье всех обнять!!!!
Осенняя пора, люблю навечно,
ее безудержную, ветреную страсть!
В гармонии цветов,что безупречны,
неоспоримы красота и власть.

Лена Славянска

Как призрачно и сумрачно, и странно…. (Осень)

Как призрачно и сумрачно, и странно.
Повсюду запах пригорелой прели.
Ещё вчера листвы костры горели,
а ныне пеплом пали бездыханно.

Дрожат под ветром сети паутины
среди кустов, чернеющих гротескно.
И скучны думы, холодны и пресны,
и нет просвета в жизненной рутине.

Рассветы поздни, в завеси тумана,
дожди густые углубляют лужи.
Больна природа, осенью недужит.
И ждём мы лета, как пустынник манны..

Булычева Елена

Какая осень, Бог ты мой…

Какая осень, Бог ты мой,
Такой давненько не бывало.
Сверкает рыжей бахромой
Её цветное покрывало.

Такие тёплые деньки,
Такие трепетные ночи…
Вокруг, куда свой взор ни кинь,
Отрада светлая клокочет.

Такая яркая черта
Под серой непогодью лета!
А даль прозрачна и чиста,
Насквозь пронизанная светом,

И золотится каждый миг
Нежданной этой благодати,
Как драгоценной броши блик
На складке праздничного платья.

Юрий Октябрёв

Какое счастье — жить и ощущать покой… (Для каждого есть дом)

Какое счастье — жить и ощущать покой,
Закутавшись в объятья одеяла.
К подушке припадать усталою щекой.
Как в сущности нам в жизни нужно мало!

Стучит осенний дождь проворно по стеклу.
А воробьи запрятались под крышу.
Скребется паучок тихонечко в углу.
Для каждого есть в этом мире ниша.

Для каждого есть дом, где хорошо в тепле.
Закутался жучок в листа платочек.
Есть место и ему на ласковой земле.
Есть для него укромный уголочек.

Наталья Страхова -Хлудок

Карамелька, чашка чаю… (В ожидании Нового Года)

Карамелька, чашка чаю,
На компьютере игра…
Так сегодня я скучаю,
Так скучала и вчера.

Дни проходят, следом ночи,
Время мчится, ну и пусть,
Уходя, уносит осень,
Загостившуюся грусть.

Вот придёт зима, я знаю,
Мир очнётся, оживёт.
В белом танце засверкает
Снежной вьюги хоровод.

Ветер — озорной проказник
Свою песню запоёт.
Будем ждать любимый праздник.
Скоро, скоро Новый Год!

Новый Год!Весёлый, яркий,
Сказка входит в каждый дом,
фейерверки и подарки,
Смех за праздничным столом!

Ждать уже совсем не долго
Праздника счастливых дней,
Чтоб одеть большую ёлку
В многоцветие огней!

Ольга Гоголева

Ковром листва засыпала ступени…

Ковром листва засыпала ступени,
Кружится паутина не спеша.
Короче стали дни, длиннее тени
И чаще ощущается душа.

Затихло, лишь ласкает ветер кроны,
Которые порвет, от страсти пьян,
И закружит под вздохи, и под стоны,
Багрово-золотистый сарафан.

Пока не плачет небо по утрате,
Но все грустнее туч свинцовый строй
И стеклышки в заклеенном квадрате,
Все реже гладит лучик золотой.

Юрий Экгардт

Когда солнце нежней и ласковей… (Плутовка рыжая)

Когда солнце нежней и ласковей,
Летний зной не так сильно жжет,
К нам, немыслимо яркою, сказкой
Чаровница осень войдет.

Околдует, плутовка рыжая.
Зачарует своей красой.
И раздевшись, что за бесстыжая,
В путь дальнейший уйдет нагой.

Одарив от души красотами
И оставив плоды про запас,
Она, листьев последними нотами,
Нам сыграет прощальный вальс.

Тамара Эйдензон-Чёрная

Коснулось солнце елей стройных… (Осеннее утро)

Коснулось солнце елей стройных,
Зарделись кленов купола.
И на коврах полей просторных
Сверкнула звездами роса.

Берез блеснула пелерина,
На желтом шелке — изумруд.
И бусы алые рябины
Засеребрились поутру.

Струился листьев запах пряный,
Свежо… и птицы не слышны.
И только сосны — великаны
Стояли стражами в тиши.

Валерий Нуартье

Лежала скука под ногами… (По обе стороны окна)

Лежала скука под ногами
По обе стороны окна.
Я осень мерила шагами —
До края, доверху, до дна…

Я покупала ей билеты
В обратный путь, в один конец.
Зарубками ее приметы
Я наносила на торец.

Я жгла ей порох, свечки, спички,
И стрелки двигала назад.
И с фанатизмом еретички
Ждала знамения у врат.

Но гас и гас пожар багряный
По обе стороны окна.
И кто-то белоснежно-пряный
Шепнул: она обречена!

Инна Вуймина

Ленты жёлтые берёза…

Ленты жёлтые берёза
Заплела сегодня в косы —
Ах, красавица!

Небо синими глазами
Смотрит, радо несказанно —
Нравится!

Солнце тёплою ладошкой
Прикоснулось осторожно —
Дразнится.

Ветер зорко наблюдает,
Дни осенние считает —
Зарится…

Нина Онищенко

Медовая Осень — запретная нежность…… (Осень)

Медовая Осень — запретная нежность…
В немом восхищеньи забывшийся Ветер
Кленовые листья роняет неспешно
К ногам Королевы. В немеркнущем свете

Её серых глаз, словно небо бездонных,
Слезами дождя отразится усталость.
И кроны деревьев, уже полусонных,
Наденут наряд терракотово-алый,

Под стать королевской парчовой накидке,
Багряно-пурпурной, как отблеск заката.
Ей горечь рябины в янтарном напитке
Напомнит, что страстью пылала когда-то…

И падают листья, но ей безразличны
Влюблённого Ветра смешные признанья…
Она, одинока и меланхолична,
Чарует меня красотой угасанья.

Лана Майская

Меж берёз и сосен… (Анестезия)

«Меж берёз и сосен
тихо бродит осень»,
Подводя итоги
огненных потерь.
То вздохнёт печально,
то споёт прощально,
То слезой прольётся
в рыжую постель.

Веером иголок
анестезиолог
Притупляет чувства
паркам и садам.
Помогает осень
лист последний сбросить,
Усыпить природу
к зимним холодам.

В нашей жизни тоже,
как-то всё похоже,
Ощущаешь кожей:
кончилась жара,
Улетают листья,
оголяя мысли
И струится осень
с кончика пера…

Александр Тарадов

Мудрая осень сказочным лесом…

Мудрая осень сказочным лесом,
Парком и сквером по мостовой,
Тихо ступает с тем интересом,
Чтобы осыпать щедро листвой!

Россыпи меди стройной осины,
Золото клёнов, запахи вин,
Краски и кисти, холст парусины,
Всё для осенних ярких картин,

Зрелая осень, времени года,
Хватит для сбора спелых плодов,
Добрая сила русской природы,
Богом на помощь до холодов!

Игорь Гладков

Мы к осени относимся по-разному… (Рыжая)

Мы к осени относимся по-разному,
И, в основном, эпитеты нелестные.
Она у нас дождливая и грязная,
А проще говоря, не интересная.

Другое дело — март, угодник девичий,
Или июнь, где пляжная эротика.
Декабрь — и тот любимчик в шубке беличьей.
А осень… Ну какая в ней экзотика?

Вся мокрая — пропитана туманами,
Продрогшая, бездомная, гулящая.
Проводит ночи со штормами пьяными,
Горланит песни, душу леденящие…

За что её любить, совсем пропащую,
Она разделась до листа интимного.
Бредёт по лужам — шлюха настоящая,
Нет в осени ни капли позитивного.

Не любим мы её. И осень косится.
А как иначе? Чует отчуждение.
Как, интересно, к нам она относится?
Какие у НЕЁ предубеждения?

Я присмотрелся к осени внимательно,
В небесные глаза. И что же вижу я?
Нет. Всё же ты чертовски привлекательна,
Шальная, в пору зрелая… и рыжая!

Владимир Кобец

На миг вернувшееся лето…

На миг вернувшееся лето
Среди осенней желтизны
Мне дарит скромные приветы
Из той загадочной страны,

Где стрелы сосен рвутся в небо
Над сонным зеркалом ручья,
Где белый пух роняет лебедь
На кромку острую жнивья,

Где угощает ломтем хлеба
С ладони рыжего коня
Босой мальчишка-непоседа,
Похожий чем-то на меня.

Юрий Октябрёв

Не журавли сманили нашу Осень… (Загулявшая Осень)

Не журавли сманили нашу Осень,
Увлек ее какой-то ловкий «птах».
И в долгий ящик все дела забросив,
Она гостит на южных берегах.

Гуляя, томно нежится под солнцем,
Вдыхая аромат цветущих роз.
А мы с тоской глядим через оконце
На белый танец северных стрекоз.

Но кто-то мне подсказывает с неба:
— Она еще вернется, не грусти…
Растает панцирь изо льда и снега,
Да и шиповник может зацвести. —

Еще я слов заветных не сказала:
Ах, Осень, приглашение прими…
И возвращайся… Встречу у вокзала…
На том же месте… около семи…

Надежда Яковлева

Не радует природа… (Постельная погода)

Не радует природа —
Сентябрь совсем промок.
«Постельная» погода —
И тянет в «теремок».

Мы воздухом не дышим,
Ни дачным, ни лесным;
С утра сидим под крышей,
И на экран глядим…

А на экране — солнце,
И пальмы, и песок…
Чу, слышишь! Это чайник
Зовёт нас на чаёк!

Сидим. Чаи гоняем
Который час подряд.
«Постельная» погода…
Никто не виноват.

Маргарита Володина

Небо без края расплёскан… (В зябком дыхании осени)

Небо без края расплёскано,
Вязкие тучи — нугой,
А между ними полосками
Виден сатин голубой.

Кроны пожухлые сбросили
Листья с уставших дерев,
В зябком дыхании осени
Ветвь оголяя, как нерв.

И на ветру сиротливая
Кружит бесцельно листва,
Словно любовь несчастливая,
Словно пустые слова…

По обречённому пологу
Мягко ступает нога,
Тянется ниточкой золота
Тонкая сеть паука.

Дождь прошептал что-то на ухо
Дробно, скатившись с плеча,
И зарядил долго-надолго
Грусть межсезонья венчать.

День растворяется в мареве
Ранней вечерней зари.
Осень — пора своенравия —
Яхонтом в сердце горит!

Лесная Ягода

Небо… Небо… Тучи… Тучи… (Осень — это слишком грустно…)

Небо… Небо… Тучи… Тучи…
Дождь пошёл и стало лучше…
Капли мне целуют плечи…
Осень… Осень… Вечер… Вечер…

Листья под ногами смяты…
В этом люди виноваты…
Даже чувства в сердце смялись,
Тоже люди постарались…

Слишком быстро пожелтело
Всё, что так цвести хотело…
Всё, что в сердце расцветало —
Вдруг завяло и опало…

Вновь нелётная погода…
Пролетают мимо годы…
И молчанье золотое
Нагружает пустотою…

«Ты скучаешь?», — сердце спросит…
Я смолчу, ответит осень,
Листья с веток обрывая…
Сердце бьётся… Я — живая…

Осень… Осень… Вечер… Вечер…
Слишком грустно, крыть тут нечем…
Дождь холодный, невезучий…
Небо… Небо… Тучи… Тучи…

Ирина Самарина-Лабиринт

Неслышной повадкой прокралась… (Осень)

Неслышной повадкой прокралась,
Окинула взглядом хозяйским,
К зеленому цвету придралась:
«Какой-то он приторно-райский!»
Достала широкие кисти.
Для желтого. С красным отчасти…
Цвета наших призрачных истин,
Цвета удаленного счастья.
И в косы свои, цвета хлеба,
Вплела белой лентой туманы.
И синим насытила небо,
Скрывая от взглядов, изъяны.
Ошибок не стало кричащих —
Почти эталонность дизайна!
Как все-таки Осень изящна,
Красива, легка и бескрайна!!!

Злата Литвинова

Облака толпятся в лужах…

Облака толпятся в лужах,
Словно овцы по загонам.
Первый лист осенний кружит.
Солнце светит — глаз Дракона.

Ветер тёплый: не балует,
Чуть меня ласкает нежно.
В песни кот слова рифмует —
Их мурлычет безмятежно.

А кукушка всё кукует…
Жить и жить мне — сотни вёсен.
Ветер…тот уже целует…
Я люблю такую осень!

Николай Тарасов

Обливаются окна слезами… (Это осень)

Обливаются окна слезами,
Тонут в дымке туманной деревья.
Из занятий — лото и вязанье.
Из напитков — которые греют.

Это осень, стеная и плача,
Запирает нас в тесных квартирах
И котенка, промокшего напрочь,
Нам сажает в свободный ботинок.

Обливаются окна слезами,
Ветер западный бродит в потемках.
Из занятий — лото и вязанье,
И… согреть молоко для котенка.

Елена Никандрова

Осенний шик мелированных прядей…

Осенний шик мелированных прядей
Берёз печальных и взгрустнувших ив,
Прекрасных в бабьелетовском наряде-
Моих стихов волшебный лейтмотив!

Прелестницам недолго красоваться,
И радовать растроганных людей,
Срывать восторг и торжество оваций —
Всего каких-то парочку недель.

Ведь как бы листья не держались цепко,
По-детски, за ладошки матерей,
И не скрывали золотые метки,
Им не сдержать аллюр календарей!

Художник не отходит от мольберта,
Палитры разноцветица щедра!
Но чибис, с непреклонностью эксперта,
Кричит тревожно, что на юг пора…

Погашены, как марки на конверте,
Слетают с веток дети сентябрей,
Смирившись, отдаются круговерти,
В объятия ветров-поводырей…

Любовь Дубкова

Осенняя депрессия… (Осенние советы)

Осенняя депрессия.
Невесело, невесело…
Психолог по профессии
Советы раздаёт:
Носите вещи яркие,
Езжайте в страны жаркие,
Хоть прогуляйтесь в парке вы.
Возможно, всё пройдёт!

Не справившись с проблемами,
Куплю торт свежий кремовый,
Теплый халат надену я,
Комедию включу.
Тут всё: и страсти жаркие,
И отношенья яркие,
Погони с перепалками.
Смотрю и хохочу!

Роза Нарышкина

Осень… (31 августа)

Осень
Приземляется
Без парашюта,
Ходит без тросточки,
Любит рассеянно,
Ненавидит целенаправленно.
И вообще —
Женщина сурьёзная.
Она
Никогда не ошибается адресом.
Хотя
(как всякая женщина)
Порой запаздывает.
И слава Богу.
А то уж думал: не человек.
Она курит табак
Из желтых яблочных листьев
И не кашляет.
Каково, а?

 Евгений Чепурных

Осень бывает светлая… (Какой бывает Осень?)

Осень бывает светлая,
Осень бывает томная,
Словно мечта заветная
Или любовь затаённая…

Осень бывает строгая,
Даже порой недужная,
Словно мечта убогая
Или любовь не нужная…

Осень бывает нежится,
В солнца лучах купается,
Даже порою верится —
Лето назад возвращается.

Небо как — будто съёжилось,
Тучами враз окуталось,
Ветром листву взъерошило,
Дождик в траве запутался…

Жаль,что она не вечная,
Гаснет улыбка случайная…
Женское лето беспечное —
Это пора прощальная?

Осень моя — печальница,
Как подошла, неслышная?
Жаль мне, что лето кончается…
Осень, ты кара Всевышнего?

Римма Окунева

Осень. В воздухе разлука…

Осень. В воздухе разлука,
Позади осталось лето.
Холода, ночная скука,
Только мне за что все это?
Шорох листьев под ногами,
Ветер- дней тепло уносит.
Мне бы вслед за облаками,
В неба голубую просинь.
Да дождем косым укрыться
Перед долгой зимней стужей,
Что-то там еще случится
В свете серебристых кружев?

Татьяна Морозова

Осень… В который раз… (Осенний вальс)

Осень… В который раз
Пишутся эти строки
Осень… Печальный вальс
Листьев. Дождей упрёки…

Грустно… Молчит душа,
Плача о чём-то тайном.
Мысли, листвой шурша,
В вальсе необычайном…

Осень… Пора дождей,
Осень — пора подсчётов…
Клиньями журавлей
Вдаль уплывает что-то…

Анд-Рей

Осень в лужицах отражается…

Осень в лужицах отражается,
Прослезится… Опять улыбается…
Неподкупная, Горделивая,
То весёлая, а то вдруг унылая.

Золотых запасов Владычица
С ней легко и свободно дышится.
Ходит, светится, вся лучистая,
Под ногами трава душистая.

Забросала нас листопадами,
Удивляет своими нарядами.
Буйство красок в руках Красавицы,
Вот за это она мне нравится.

Пусть порой облака дождливые,
Дни холодные и тоскливые.
Я брожу , небесам улыбаюсь,
С тёплым летом душевно прощаюсь.

А про осень легко мне пишется,
На ветру жёлтый лист колышется,
И небесной тоской наслаждается,
Вновь душа моя плачет и мается…

Вадим Галкин

Осень взглядом жестким, лисьим… (Осеннее)

Осень взглядом жестким, лисьим,
Тушит грусть на дне стакана,
Проходя по мягким листьям,
Шьет одежды из туманов.

А сошьет — накинет зябко
На промерзшие просторы —
Стены, ветки и оградки
Под ее притихнут взором.

А потом вдруг крикнет тучам,
Разразясь нежданным гневом:
«У меня…еще…получишь…»
Ливень будет грозным первый.

Забежит в сады и парки,
Ветки дернет те, что тонки,
Осень — рыжая дикарка
Иль несчастная девчонка?

Сколько злости, сколько боли
Сколько нежности и что же?
В ноябре зашепчет: «Боле
Вас я вновь не потревожу»

И застынет в снегопадах
Словно не было ни листьев
Ни ревущих бурь, ни градов
Ни походки этой лисьей…

Для чего всего было это?
Что же время это значит?
Только слышно: кто-то где-то
Тихо и беззвучно плачет.

Яна Герасименок

Осень — время мечтать…

Осень — время мечтать и смотреть разноцветные сны,
Запивать холода самым лучшим жасминовым чаем,
Не испытывать сплин или ложное чувство вины
От того, что дожди ну нисколечко не огорчают!

Осень — время зонтов, что давно застоялись в углу.
Время новых плащей, сапогов в разноцветную клетку —
Чтобы лично узнать глубину и количество луж,
А не грустно вздыхать и скучать по ушедшему лету.

Осень — время стихов с неизбежным наличием фраз
Об унылой поре, листопаде, капризах погоды…
Осень — повод подумать, почувствовать «здесь» и «сейчас»,
И, конечно, любить вопреки всем законам природы!

Евгения Шарова

Осень жизни, как и осень года…

Осень жизни, как и осень года,
О себе напомнят невзначай
Грустью неизбежною, погодой,
Шёпотом листвы или крича

Ритмами сердечными и болью,
Уходящих в прошлое надежд,
Ограничив рамками раздолье,
Предпочтя творительный падеж

Прочим без агрессии и спеси,
Чтобы не сорваться с пика вниз,
Забывать не стоит и о прессе,
Давящем, сжимающем… Каприз

Будет даже малый неуместен,
Сонм претензий нынче никакой,
Будоражат мысли только вести,
Полноводной ставшие рекой

Тёмною, бурлящей негативом,
Сдерживать эмоции — урок,
Устарели прежние мотивы,
Всё и вся имеют в мире срок.

Анна Баварская

Осень красивая женщина…

Осень, красивая женщина,
Глаза, как озера лесные,
С ветром она повенчана,
И шлейфы за ней золотые.
Гуляет в садах и парках,
В нарядах своих прекрасных
То в палантинах ярких…
То шарф надевает красный.
И ветер за ней неотступно
Идет, с листвою играет,
В глаза ей глядит поминутно,
Он песни любви напевает.
А дождь, ее друг сердечный
То теплый, а то холодный,
Он с осенью в паре вечно,
И только при ней, свободный.
Таинственней всех чаровниц,
Достойна она восхищенья-
Пред нею склоняемся ниц,
Величием ее проявленья .

Елена Панкратова

Осень… Сново зябнет тело… (Модный крой)

Осень… Сново зябнет тело,
Снова дождь и листопад…
Как бы жизнь свою хотела
Я скроить на новый лад!

Переделать все лекала
И фасончик, и длину,
Чтоб душа не вспоминала
Про сбежавшую весну.

Хоть не знала с детства скуки,
Но о том ведётся речь,
Что мои златые руки
Прорастают не из плеч.

И, с лирическим героем
Пообщавшись на бегу,
Я похвастать модным кроем,
Извините, не смогу.

Но сумею всё ж, бесспорно,
Изменить судьбу свою:
Просто пуговок задорных
К жизни платьицу пришью!

Ольга Швыкина

Осень, осень дивная…

Осень, осень дивная,
Как ты хороша!
В дали лебединые
Птицею душа.

То смеется грешная,
А то слезы льет…
А сама-то нежная
К сердцу так и льнет.

Золотой невольницей
Пропадет в снегах
Где-то за околицей
У зимы в руках.

Ирина Крисанова

Осень, рыжая лисица…

Осень, рыжая лисица
Прошмыгнула ночью в сад.
Клёны смежили ресницы
И спокойно, сладко спят.

Изумрудные наряды
Перекрасила в рубин.
Рыжая плутовка рада
Алым ягодам рябин.

Мажет жёлтой краской листья,
Вся промокла от росы.
Удалась задумка лисья
В предрассветные часы.

Осень, рыжая лисица
Отдыхает под кустом.
Улетело лето птицей,
Помахало нам крылом.

Гула Валентина Ивановна

Осень светилась, под солнцем сияла… (Осенний наряд)

Осень светилась, под солнцем сияла
И ясных дней обещала немало.
Яркий надела осенний наряд:
— Пусть обо мне все вокруг говорят.
В лес заглянула, гуляла в саду
И красовалась у всех на виду:
Запорошила листвой все дорожки
И подарила рябинам серёжки,
А у цветущих под солнцем берёз
Скрасила золотом пряди волос.
Осень-красавицу не замечали.
Грустно ей стало, подкрались печали,
Белым туманом укрылась и вдруг…
— Осень пришла, — все сказали вокруг.

Галина Соренкова

Осенью звуки тоньше…

Осенью звуки тоньше.
Осенью небо выше
Осенью в чувствах тонешь..
Сердце яснее слышишь…

Осенью в желтых листьях
Ищешь по-детски сказку,
В этой бездонной выси…
И в живописных красках…

Кажется, миг, — и будет
Что- то… почти что чудо…
Станут добрее люди…
Нежности больше будет…

Татьяна Геката

Осень  — тёплый, мягкий плед… (Осень)

Осень — тёплый, мягкий плед,
Клина птиц на небе след.
Треск поленицы в камине,
Паучки на паутине.

Так же — поздние цветы
И шуршание листвы.
Стук дождя в моё окно
И туманов полотно.

Осень — сапоги и плащ,
Шум лесных, от ветра, чащ.
Днём не яркий солнца свет,
Поздний, по утру рассвет.

Так же — грусть, тоска, печаль.
Воздух хрупкий как хрусталь
И на лужах тонкий лёд.
Зиму всё с тревогой ждёт.

Константин Политти

Осень — это камин, вечерами пылающий в доме…. (Осеннее стихотворение)

Осень — это камин, вечерами пылающий в доме.
И малиновый чай с тихим хрустом вчерашних галет.
Это яркий гербарий, хранящийся в старом альбоме.
Шерстяные клубки, из которых мне свяжут жилет.

Синей птицы моей одиноко раскрытая клетка,
Вольный крик в небесах. Там, где стая над миром летит.
Это маленький клад — пара стёкол, ракушка, монетка —
Что весною теперь я хочу непременно найти.

Акварель и альбом, где пишу я сегодня картины.
Жёлтый кабриолет, взятый на день всего напрокат.
Старой куклы моей из цветных лоскутов пелерина.
И большой абажур, как багряный осенний закат.

Это жёлтый листок, что, сорвавшись, махнёт на прощанье,
Улетая за ветром в чужой незнакомый район.
Разве осень скучна? Разве осень тоскливо-печальна?
Если скажете: да, вы едва ли узнали её…

Марина Терентьева

Осень-колдунья ткала палантины… (Обновки)

Осень-колдунья ткала палантины:
Золото листьев, шелка паутины.
Тонким рябинкам, наивным и чистым,
Серьги ковала, низала мониста.
Лес наряжала. Так много работы –
Справить обновки цветов терракоты,
Охры, лимона…Платки, покрывала
Сшила волшебница, шали связала,
Платья, туники и пончо скроила.
Всех приукрасила, всех одарила.
Вышли берёзки водить хороводы,
Глядя в зеркальные стылые воды,
Вышли осинки за прошлое лето
Складывать в груды златые монеты,
Хвастать нарядами выплыли клёны.
Сосны и ёлочки в платьях зелёных
Губки поджали, нахмурили бровки —
Снова остались одни без обновки!

Мила Анданте

Печально играет осень на медных струнах…

Печально играет осень на медных струнах,
И клёны, понурив ветви, вторят молчанием.
Весь мир измеряет время в часах и лунах,
А я мерю дни и ночи твоим дыханием.

Полощет холодный ливень мосты и скверы,
Зонты проплывают мимо, ручьём под окнами…
И нет у любви моей ни границ, ни меры,
Её не сдержать внутри, не зашторить стёклами.

О скорой зиме непрестанно поют ветра,
Но чувство в душе — цветущее и весеннее.
Мы вместе… пускай только с вечера до утра,
Есть два выходных, и это сродни спасению.

Любовь Козырь

По Сибири по богатой… (Ходит осень в хороводе)

По Сибири по богатой
Ходит осень золотая;
Ходит осень-сибирячка
В хороводе круговом.
Вместе с девушками ходит,
Славит праздник урожая,
Ходит осень, машет шитым
Жарким шелком рукавом.

Как махнет она направо –
Позолоту льет на травы;
Вот гусей на юг пустила
Из другого рукава…
Насылает осень тучи,
Сыплет осень лист летучий,
А у темного у бора
Загустела синева.

Шьет красавица обновы
И калине, и осине,
Желтым пламенем березы
Звонкий утренник зажег,
И они глядятся в воду,
В зеркала студеной речки,
Где на зорях синий-синий
В тальниках блестит ледок…

Разостлала в луговине
Осень шкуры лис-огневок,
Соболей и горностаев
На зиму приберегла.
Не пора ли, зверобои,
Оглядеть замки винтовок,
На охоту, зверобои,
Собираться ль не пора?

Покажите, зверобои,
Чем еще Сибирь богата?
Не одним Сибирь богата
Тяжким золотом снопов;
Рудами богаты горы,
Широки лесов просторы.
А еще Сибирь богата
Синей проседью песцов,
Снежным мехом горностаев,
Переливом шкур собольих,
Черно-бурым, серебристым,
Драгоценным мехом лис…
Манит осень золотая
И уводит зверобоя
По тропинкам по таежным,
Рассыпает мягкий лист.

Выйдет парень к хороводу,
Оземь шапкою ударит
Да рассыплет под тальянку
По поляне стукоток.
А она его проводит
За таежный за порог,
А она ему подарит
Ярко вышитый платок.

Е.Н.Березницкий

Последнее тепло нам дарит осень…

Последнее тепло нам дарит осень,
На клумбах же последние цветы,
А ветер листики последние уносит
И оголяет все притихшие кусты.

Уже морозцем пахнет свежий воздух,
Синеет часто утренний туман.
И догадаться, думаю, не сложно:
Идет с метелкой снежная зима.

Но хочется продлить, хотя б мгновенье,
Хотя б на миг зиму подзадержать.
А там опять наступит озаренье,
И будем мы весну с восторгом ждать.

Любовь Ачёлова

Проводить журавлей и уснуть до грядущей весны… (Осеннее)

Проводить журавлей и уснуть до грядущей весны,
В теплый пух закопавшись, забыть о морозах и вьюгах —
Позабыть обо всем, кроме самого близкого друга,
И под снегом, в тиши, видеть теплые летние сны…

Пусть зима не тревожит мой хрупкий, мой зыбкий покой,
Шум и гам Рождества пусть не тронет усталого слуха…
Не ходи по двору, ледяная седая старуха,
Не стучи в мою дверь суковатой корявой клюкой.

Проводить журавлей, закопаться в пуховые сны —
До грядущей весны…
До возможной… грядущей… весны…

Рената Бедро

Разлетаются дни… (Осени грустной шаги)

Разлетаются дни,
как сухие, опавшие листья
И пейзаж за окном-
повторение пройденных лет.
Та же легкая грусть,
в голове невеселые мысли,
То что осень увы,
нашей жизни увядший букет.

Но пройдет эта грусть
и дворы побелеют от снега.
Всех загонит зима
в теплый сумрак уютных квартир
И насытится вновь
свежей порцией детского смеха,
При бросанье снежков
этот старый, изменчивый мир.

А пока во дворе
так легко шелестит под ногами
Золотистый ковер
из березовой, палой листвы
И кряхтит старый вяз
под осенними, злыми ветрами.
Он наверно как я,
ждет прихода веселой зимы.

Смирнов Павел Андреевич

Расстелилась багрянцем… (Осеннее)

Расстелилась багрянцем,
Рассыпалась дождиком осень.
Растворилась в тумане
Набухшая мокрая даль.
Журавли-иностранцы
Весёлое лето уносят,
Оставляя взамен
Осень грустную, осень-печаль
И храбрится ещё воробей,
Что купается в луже,
И находит пчела
Запоздалый осенний нектар.
Только чувствуют губы
Дыхание утренней стужи.
И рябина пылает,
Но холоден этот пожар.
Отдыхает земля после бурного,
Жаркого лета,
Наполняется влагой,
Живительным соком густым.
И чернеют поля. А зерно,
Что под пашней согрето,
Выпускает росток, чтобы хлебом
Явиться святым.

Владимир Кобец

Растянуты осенние поводья… (Коктейль осенних красок)

Растянуты осенние поводья
По шёлковой поверхности земли,
И золотою пряжею угодья
Усердно украшает ювелир.

В коктейле красок опытной рукою
Начертаны лазурью небеса,
И в облаках воздушной бахромою
Рассыпана в кристаллах бирюза.

Ещё видны оттенки изумруда
Пасьянсами нескошенной травы,
И солнечного света амплитуда
Напоминает страстность тетивы.

А сердце ритм улавливает чётко
В осенних переливах лёгких нот,
Звучит его забавная чечётка
Среди небесных голубых высот…

Ольга Скворцова

Светла осенняя картинка… (Летит над миром паутинка)

Светла осенняя картинка:
Летит над миром паутинка;
Но точит душу мне грустинка
Осенняя.

Как быстро набегает туча!
И солнца луч, вчера могучий,
Вдруг превратился в слабый лучик —
В мгновение!

Ах, осень, рыжая плутовка!
Раскрасив все деревья ловко,
Истратишь золото, мотовка,
Последнее!

Порадуюсь на день прекрасный,
Не важно, серый или ясный,
Пусть будет прожит не напрасно —
С везением!

Людмила Воронова

Села бабочка на ладонь… (Наречия)

Села бабочка на ладонь.
Здравствуй, милая! Как дела?…
Горькой осени рыжий конь
Закусил уже удила,
Бьёт копытами, в теле дрожь.
И его теперь ни за что
Не стреножишь и не уймёшь,
Значит время разлук пришло.
А давно ли — звенела высь,
Солнце жаркое грело день!..

Коротка и прекрасна жизнь,
Как июньской порой сирень.

Наталия Солнце -Миронова

Сезон дождей, туманов и стихов… (Осень)

Сезон дождей, туманов и стихов,
И горьковатых недопониманий,
Сезон актрис, актеров, дураков,
Гуашью нарисованных свиданий

Сезон огня; хоть в печке, хоть в воде,
Сезон привычек, небылиц и сказок,
Сезон, располагающий к войне
И к миру, если сможешь без подсказок

Сезон, как плен или Лицейский сад,
Сезон разлук и ожиданья встречи,
Сезон, когда никто не виноват…
И руки теплые кладут на плечи…

Вита Савицкая

Снова осень проходит скверами… (Осень проходит скверами)

Снова осень проходит скверами,
Клены старые золотя,
Снова мне, ни во что не веруя,
По чужим проходить путям.
Снова мне, закусивши губы,
Без надежды чего-то ждать,
Притворяться веселым и грубым,
Плакать, биться и тосковать.
И опять, устав от тревоги,
Улыбаясь покорно: «Пусть»,
Принимать за свое дороги,
Тишь, туманы, тоску и грусть.
И опять, затворяя двери,
Понимая, что это ложь,
Хоть немножко,
Хоть капельку верить
В то, что где-нибудь ты живешь.

Павел Коган

Танцуют листья на ветру… (Любуйтесь осенью!)

Танцуют листья на ветру,
Даруя в Праздник вовлеченье!
…В объятья Музыки лечу —
И радуюсь Благим мгновеньям!..

Рябины гроздья… Рыжесть тыкв…
И яблок полные корзины…
Корицы аромат… гвоздИк…
А в Небесах — клин журавлиный…

Так Осень шествует Судьбой —
Играя цветом и фактурой…
Улыбки дарит всем… Любовь… —
…Примером Вдохновляя Мудро!..

Ириш Андреева

Твой взор как осенние дали… (Девушка-осень)

Твой взор как осенние дали
Холодной прозрачностью линий
Меня наполняет безбрежной
Надрывной и сладкой тоской…

Забуду тебя я, едва ли:
В осенней сжигающей сини
Багряною краской мятежной
Румянец горит заревой.

Ты нежной холодной рукою
Раскинула жёлтые пряди
На плечи пустых переулков
И крылья драконов-мостов;

Я грежу опавшей листвою,
Подкрашенной в алой помаде,
И звуком отчаянно гулким
Твоих уходящих шагов….

Игорь Нефёдов

Тепло последние денёчки… (В ожидании перемен)

Тепло последние денёчки.
Шуршит опавшая листва.
Поставит осень скоро точку,
И к нам нагрянут холода.

Наденем мы пальто и шляпки,
Перчатки не забудем взять,
В шкафы запрячем туфли, тапки,
А в чемоданах под кровать

Задвинем летние одежды,
Купальники и прочий хлам,
И будем лето ждать с надеждой,
С мечтой и грустью пополам.

Галина Волуйко

Теплые, милые, сочные краски… (Рыжая)

Теплые, милые, сочные краски
Осень в лукошке с собой принесла.
Кисти взяла и без всякой огласки
Стала творить, засучив рукава.

Желтым раскрасила листья березы,
Позолотив тополя и кусты.
Ярким багрянцем всю ночь скурпулезно
Кленам спешила украсить листы.

Солнышко встало и лишь улыбнулось,
Осень усердно старалась не зря.
В рыжем плену, словно дерзкая юность,
Ярко, по-лисьи, пылает земля.

Ната Лесная

Тепло и уютно сидеть на диване… (О прощальном сонете дождя)

Тепло и уютно сидеть на диване
За книжкой, укутавшись в плед …
И дождик чуть слышно в окно барабанит —
Выводит прощальный сонет.

Мелодии звук навевает о грустном
В преддверии зимнего сна …
Дождь капли рифмует и очень искусно
Наносит на стекла окна.

Зачем повторяет он снова и снова
В четырнадцать строчек сонет?
Наверное, чтобы я каждое слово
Запомнила — в этом секрет.

Под грустную музыку быстро уснула,
А дождик допел … да исчез …
Когда же под утро в окошко взглянула —
Снежинки летели с небес.

Хотите узнать, что сказал на прощанье
Мне дождик вечерней порой?
Отвечу: всего лишь позвал на свиданье.
Когда? — ну, конечно, весной …

Корнева Ольга

Ты зла на осень не держи…

Ты зла на осень не держи
Она совсем не виновата,
Что в нашей жизни есть утраты
И неспокойствие души…

Не смей оплакивать себя —
Дождей и так сейчас довольно.
Пусть одиноко, грустно, больно —
Попробуй всё начать с нуля.

И сохрани кленовый лист
В одной из книжек, как закладку —
Вдыхая запах пряно-сладкий
Осенней грусти улыбнись…

Не бойся прошлого теней,
Иди к намеченным высотам.
Ведь осень — просто время года,
А жизнь во много раз длинней!

Евгения Шарова

У Осени холодные ладони… (Рыжая осень)

У Осени холодные ладони
И звёздочки снежинок на ресницах.
Будь милым, и она тебя не тронет,
Немного побуянит и умчится.

У Осени характер — не подарок,
Она игриво обнажает плечи,
Потом пришлёт пустой конверт без марок,
С намёком, будто время всё же лечит.

Она войдёт без стука и стеснений
В чужую душу, где её не ждали,
Натянет ловко струны отношений,
Чтоб всем сыграть мелодию печали.

Она пройдёт по мокрому бульвару
Почти нагая… Рыжий лист уронит…
Мой друг, поющий песни под гитару,
Будь милым, и она тебя не тронет.

Любовь Козырь

Утром женщина проснулась,… (В осень женщина глядела)

Утром женщина проснулась,
Окна настежь отворила.
Осень листьями сорила,
Сонных глаз едва коснулась,

Отлетела удивлённо,
Ощутив тепло во взгляде,
Закружила в листопаде,
Закачала ветку клёна

И пошла писать рассказы
О себе во все пределы…
В осень женщина глядела-
Сонно и зеленоглазо.

Вайсберг Марина

Хоть осень старый кутюрье…

Хоть осень старый кутюрье,
Но все костюмы не надёжны,
Трещат по швам они к зиме
И осыпаются безбожно.

Довольно мал моделей ряд
И только красок в изобилье,
Но может в раз любой наряд
Её покрыться серой пылью.

Довольно странный карнавал,
Где по началу краски блещут,
Но все тускнеют под финал
И им уже не рукоплещут.

Валерий Недюдин

Царит осенний лист в природе… (Снова осень)

Царит осенний лист в природе,
Аллеи в праздничном наряде,
Берёзы — словно на параде,
Неслышно лето вдаль уходит…

Чернеют сжатые поля,
И берега у рек темнеют,
И солнышко всё реже греет,
И мерзнет по ночам земля.

И тусклый блеск в мундирах сосен,
И грустно плачут небеса,
Примолкли птичьи голоса,
И царствует хозяйка-осень.

И как же хочется тепла!
И как же сладко манит лето…
Ах, осень — время для поэтов!
Ах, осень — грустная пора…

Для вдохновенья и полёта,
Для рифм, для строчек, для стихов,
Ах, осень! В грусти облаков
Мы ищем сладостное что-то…

Андрей Чернышев

Что такое осень — это лето… (Еще одна осень)

Что такое осень — это лето,
Лето, заболевшее зимою.
Осень — это кашель постаревшего поэта
Не в ладу с погодой и с собою.

Что такое осень — это право,
Право быть усталым и смиренным.
Осень — это тихая негорькая отрава,
Медленно ползущая по венам.

Что такое осень — это запах,
Запах неслучившегося счастья.
Осень — это плач о недотёпах и растяпах,
Промотавших лето в одночасье.

Людмила Уланова

Что с тобою, моя Осень?

Что с тобою, моя Осень?
Мокрые глаза…
Может, милый тебя бросил?
Иль не то сказал?

Позолота ль облетела
Да оборвалась?
Может, править не хотела
И ветрам сдалась?

Скоро первые морозы
Посетят твой сад,
И блеснут росинки — слезы
Сотнями карат.

Ирина Крисанова

Чтоб у каждого имелась корона… (Листья клёна)

Чтоб у каждого имелась корона,
Чтоб на фото отразиться затем,
Красит осень золотым листья клёна,
Под ногами — вороха диадем.

Поднимаю, буду нынче принцессой,
Королева-Осень кличет на бал.
Ветерок-шалун прошёлся повесой,
Разноцветный объявив карнавал.

Ярко-жёлтый клён, а рядом — пурпурный,
Есть у каждого свой собственный стиль.
Небосвода фон прозрачно-лазурный,
И ни облачка на нём — полный штиль.

Никого не привлекал клён зелёный,
Вспыхнув, нас очаровал красотой.
И вниманием к себе окрылённый,
Дарит каждому венец золотой.

Елена Стёпина Стратович

Это тебе на пробу…

Это тебе на пробу — полный бокал осенний…
Осени пахнут сдобой… Может быть, для спасенья?..
Осени пахнут мёдом, солнечным и тягучим…
Осеням пишут оды… Осень — плохой попутчик
Тем, кто не рад ей вовсе или хандру лелеет…
Яблоком пахнет осень… Осени пахнут ленью,
Сонной, жеманной, вялой — если вдруг дождь закапал…
Только… не пахнут мятой… «Мятный» — июльский запах…
Осени нас прощают, кутая в листопады…
Осени пахнут счастьем?.. Не отвечай, не надо…
В поздних осенних винах — запахи снега с ветром —
Там, где горчит рябина…
Осени пахнут летом?..

Лара Мишанова

Этой осенью хочется чая и шоколада…

Этой осенью хочется чая и шоколада,
В тёплых тапочках сидя на стульчике у камина,
И смотреть, как изнеженно кот выгибает спину,
Просто зная: бежать по делам никуда не надо.

Этой осенью хочется смело вдыхать прохладу,
Не боясь, что траву по утрам покрывает иней,
Быть спокойной, уверенной, внутренне — очень сильной
И бродить по забытым тропинкам немого сада.

Этой осенью хочется нежности и комфорта,
Не хандрить, что ключами на юг улетают птицы,
Перечитывать книги, с блаженством листать страницы,
И делить на двоих наш последний кусочек торта…

Любовь Козырь

Я видела осень… Она целовалась с дождём…

Я видела осень… Она целовалась с дождём…
В объятиях нежных друг друга они дополняли…
По парку вечернему шли беззаботно вдвоём.
Дыханием ветра листву шаловливо срывали…

Десятки прохожих бежали с зонтом от дождя,
А он улыбался любимой единственной леди,
Что золотом мир украшает, к нему приходя,
В красивых сапожках с отливом блистающей меди…

Он в сером плаще, а она в ярко-жёлтом пальто…
Он с грустью в глазах, а она с озорною улыбкой…
И сколько продлится роман, не узнает никто.
А он называет её Золотистою Рыбкой…

И гладя волнующе волосы рыжей мадам,
Из капель прозрачных выкладывал ей диадему…
Шептала она: «Я тебя никому не отдам…»
Кружилась листва, развивая осеннюю тему…

Проснувшись под утро, встречая туманный рассвет,
Лохматая осень дождю улыбнулась игриво…
А он, взяв гитару, запел новой песни куплет…
Я видела осень… На улице было дождливо…

Ирина Самарина-Лабиринт

Я — женщина-осень…

Я — женщина-осень
С улыбкой весны,
Когда небо в просинь,
Рябины — костры.

Я — женщина-осень
И летние сны
Дарю тем, кто просит
Побольше любви.

Я — женщина-осень…
И крик журавлей,
Как песню, уносит
К тому, кто милей.

Быть может, он спросит,
Её он слыхал,
«Ты — женщина-осень?
Тебя я искал…»

Ляля Нечерная

Я Женщина-Осень. Уже я не Лето…

Я Женщина-Осень. Уже я не Лето,
Которое в сотни ромашек одето.

Но тоже когда-то звалась я Весною,
Сияла вослед всем зеленой листвою

Но время пришло, изменились все краски,
И стала я рыжей, и стала я красной!

Уже в волосах седины паутинки,
В зеленых глазах притаились уж льдинки.

Хоть все говорят, что с годами я лучше,
Но плачет дождями душа моя — туча.

Я Женщина-Осень. Уже я не лето.
Уже холодны от закатов рассветы.

Я Женщина-Осень, и это не скрою.
Шепчу я вослед вам опавшей листвою.

Я кутаюсь в плед в этот вечер холодный.
Я Женщина-Осень… Я Ветер Свободный!

Елена Семенко

Я не верю в случайности…

Я не верю в случайности…всё неслучайно на свете…
Не случайна звезда…под названием Альдебаран…
Пусть она — далека…но так ярко и празднично светит…
И совсем неслучайно… ей свет этот правильный дан…

Не случайна полынь.. .и полынная горечь — законна…
И на равных правах — орхидея, ромашка и сныть…
И совсем неслучайно… растёт и цветёт белладонна…
И не мы ей даём разрешенье на » быть иль не быть»…

Не случайны пути… если даже они параллельны…
Даже если нам кажется… будто судьба — не права…
Не случайно и это — осеннее стихотворенье…
И совсем неслучаен… читающий эти слова…

Вита Савицкая

Я осень просто обожаю… (Схожу с ума… от листопада…)

Я осень просто обожаю…
В неё я с детства влюблена…
Курлычут… журавли печально…
Им скоро улетать пора…

Схожу с ума… от листопада…
Рябина… в осень… просто чудо…
Цвета… редчайшие… отрада…
Я целый год их помнить буду…

А запах пней… осенней прели…
Опят… что облепили пень…
А птицы… гимн прощальный пели…
Я слушаю их… целый день…

В осенних листьях… молча б поваляться…
С грустинкой в небо голубое посмотреть…
И с мыслью… в эту высь подняться…
Над морем… чайкой белокрылой пролететь!!!

Люси Ефим-Олина

Я с этой осенью в ладу — мы примирились…

Я с этой осенью в ладу — мы примирились…
И обе в рыжие плащи принарядились.
Ботфорты жёлтые надев, вдвоём шагаем —
Две «девушки преклонных лет» — не унываем;
И не печалимся мы с ней, что время НАШЕ
Рукою твёрдою своей, вот-вот, помашет,
А ветер след запорошит охапкой листьев…
Не подпускаем мы к себе плохие мысли!..
Душа поёт НЕ в унисон дождям холодным —
И лужи жизни — нипочём сапожкам модным!
Других подарков у судьбы своей не просим…
Идём, счастливые вполне… И я, и Осень…

Светлана Грицаенко-Дудина

Я слышу дыхание осени…

Я слышу дыхание осени
Прохладное, приторно-свежее,
Деревья с пурпурною проседью
Ласками ветра изнежены…
Кленами пахнут улицы,
Дождем и сырыми туманами,
И небо печально хмурится,
Светясь облаками рваными.
А яркие листья мокрые
В ладони собрать хочется
И перед раскрытыми окнами
Рассыпать их красками сочными.
Хочу в тишине запутаться,
От капель дождя спрятаться,
Босая бродить по улицам
В прозрачном и легком платьеце.

Ольга Зимина

Я умираю каждую осень…

Я умираю каждую осень.
Листья теряю, дрогну под ветром.
Кто ты такая? — дождь меня спросит.
Лучше оплачь, не дождавшись ответа.

Солнца все меньше, ночи длиннее…
Лед вокруг сердца станет бронею.
Белого пепла злые метели
Саваном плотным тело укроют.

Томное лето сниться мне будет,
Шепот волны и знакомые лица.
Солнечный зайчик в марте разбудит:
Я умираю, чтобы родиться.

Мария Тернова

Спасибо за чтение! Вам понравилось?

2 НРАВИТСЯ

Ах, как не хочется стареть… (подборка стихов) » Женский Мир

1:502

 

1:507

Ах, как не хочется стареть,
На седину свою смотреть.
И на морщины возле глаз,
Да только годы старят нас.

1:700


Душа моя- ещё девчонка.
И до сих пор смеётся звонко,
И до сих пор ещё она
Весной бывает влюблена.

1:880


Постой же, старость, не спеши,
Волос моих не пороши.
В любовь не заметай следы,
И не мути в ручье воды.

1:1073


Дай время мне ещё любить,
Дай время и любимой быть.
Дай время для моей души.
Постой же, старость, не спеши.

1:1269

 

1:1274

Лида Романенко

1:1306

 

1:1311

2:1815

 

2:4

Ах как не хочется стареть,
 Уже сейчас, а не когда то,
 На седину свою смотреть
Встречая лет большие даты.

 И понимать что жизнь одна,
 И смерти боль неизлечима,
Искать для радости причины
 Когда душа тоской полна.

 Ну как не хочется стареть,
 Когда ещё теплы рассветы,
 И солнце шлёт тебе приветы,
 И вроде жить бы тыщу лет…

Прекрасней жизни счастья нет,
 И мудрость старости порука,
 Ты видишь свет… Ты слышишь звуки,
 Ты любишь… Ждёшь любви в ответ…

Но как не хочется…стареть
Когда душа твоя…извечна
И в мире этом бесконечна,
И любит чувствами болеть…

И вроде жить бы… тыщу лет…
О днях прошедших забывая
Шагать по самому по краю
Черты…нас за которой нет

Шагать уверенно, легко
Не зная смерти и болезней
И в этой жизни быть…полезным
И воздух пить…как молоко

Ах как не хочется…стареть

2:1451

 

2:1456

Сергей Воротынцев

2:1494

 

2:1499

3:503

 

3:508

Этапы в жизни все нужны,
И старость для чего-то тоже…
А, значит, жить мы в ней должны,
Но, все ж, хотелось бы попозже…
И силы надобно найти
И дальше жизнью наслаждаться —
Не все изведаны пути…
И есть чему поудивляться…

3:904

 

3:909

Маринал

3:926

 

3:931

4:1435

Взгляд на дерзкую, религиозную, сентиментальную поэзию Александра Гамильтона

Александр Гамильтон [деталь]

Александр Гамильтон — первый министр финансов США — был человеком, чей потрясающий интеллект и способность к тяжелой работе могли сравниться только с величиной его письменных работ. Как отмечалось в биографии Гамильтона Рона Черноу за 2004 год, научные издания личных, политических, юридических и деловых бумаг Гамильтона составляют 32 тома и около 22 000 страниц текста.

Неудивительно, что письма, брошюры, эссе и отчеты составляют огромную часть письменной продукции Гамильтона. Однако оказывается, что самые ранние опубликованные произведения Гамильтона вполне могли быть стихами, а написание случайных стихотворений, похоже, было хобби, которым Гамильтон занимался, по крайней мере, в годы учебы в колледже.

Ученые приписывают различные уровни вероятности семи или восьми стихотворениям, исторически приписываемым Гамильтону, и общие оценки вероятного авторства Гамильтона большинства из них можно найти в издании Founders Online The Papers of Alexander Hamilton и в исследованиях Гамильтона. жизнь, такая как Майкл Э. Ньютона Александр Гамильтон: годы становления (2015). Однако ни в одном из рассмотренных мною исследований не воспроизводятся оригинальные публикации и рукописи, в которых фигурируют стихи Гамильтона, что не кажется правильным для недавней темы популярного мюзикла.

Как назло, коллекции Библиотеки Конгресса включают два основных источника, в которых появляются стихи Гамильтона: The Royal Danish American Gazette (доступно на микрофильмах) и Alexander Hamilton Papers (оцифровано и размещено в библиотеке). сайт только в прошлом месяце).Имея в своем распоряжении эти материалы, я решил написать этот пост, в котором делается попытка предоставить доступ к оцифрованным версиям стихов, иногда приписываемых Гамильтону.

Начнем с начала. Самые ранние стихи, обычно приписываемые Гамильтону, появляются в выпусках за период с 1771 по 1773 год из The Royal Danish American Gazette , первой известной газеты, издаваемой в Датской Вест-Индии (современные Виргинские острова). Работая за пределами острова Санта-Крус, куда семья Гамильтона переехала в 1765 году, газета Gazette опубликовала два стихотворения в своем номере от 6 апреля 1771 года, которые включают следующее предисловие их автора:

Я юноша лет семнадцати, и, следовательно, такая попытка должна быть самонадеянной; но если после прочтения вы сочтете следующий фрагмент достойным места в вашей газете, вставив его, вы окажете большую услугу своему послушному слуге,

Хотя поэт не называет своего имени, в сноске к стенограмме стихов, представленных в издании Founders Online The Papers of Alexander Hamilton , говорится: «Поскольку писатель называет свой возраст около семнадцати лет, а инициалы — как AH, это разумное предположение, что H [амильтон] был автором.Два стихотворения — одно посвящено нежным наслаждениям любви, другое — диким опасностям страсти — представляют крайности в отношениях, с которыми может столкнуться молодой человек, преследуя свой романтический интерес к молодой женщине:

Два стихотворения «АХ». The Royal Danish American Gazette , 6 апреля 1771 г., стр. 2.

«Бесхитростная», верная молодая женщина из первого стихотворения довольствуется ежедневными радостями брака. Во втором случае строгие требования Селии, «хитрой маленькой шлюшки» — довольно шокирующая фраза, которую можно встретить в поэзии Отца-основателя! — выполнить почти невозможно, и любая небольшая ошибка подвергнет обнадеживающего любовника ее когтям. .

Чуть более шести месяцев спустя стихотворение «Омикрон» появилось в выпуске Gazette от 14 октября 1772 года. Стихотворение, являющееся ответом на недавний ураган, опустошивший остров Санта-Крус, описывает ураган как инструмент божественного возмездия, посланный Богом для наказания «виновных народов», и ярость которого была ослаблена только «покаянным криком». и молитвы стоящих на его пути:

Поэма Омикрона. The Royal Danish American Gazette , 14 октября 1772 г., стр.2.

Основываясь на других очевидных поэтических вкладах Гамильтона в Gazette , а также на содержании этого стихотворения (тематически похоже на письмо, которое Гамильтон написал с описанием урагана для своего отца, которое было опубликовано в выпуске Gazette от 3 октября), это Стихотворение иногда приписывают Гамильтону. Однако нет четких доказательств того, что он является автором.

В выпуске Royal Danish American Gazette от 17 октября 1772 года есть стихотворение, которое, скорее всего, принадлежит Гамильтону.Стихотворение «Душа, восходящая к блаженству, в смиренном подражании папам, умирающим христианином из-за его души», приписывается Гамильтону его сыном и биографом Джоном Черчем Гамильтоном, который упоминает о нем в Жизни Александра Гамильтона (v. . 1) как «гимн», который «обладает немалыми поэтическими достоинствами и ярко иллюстрирует состояние его чувств». Произведение из четырех строф, созданное по образцу произведения любимого поэта Гамильтона Александра Поупа, воспевает хвалу Богу, который вознаграждает «постоянную добродетель» души, открывая «врата блаженства»:

«ОДУ.Душа, восходящая к Блаженству, В смиренном подражании Папам, Умирающим Христианским для его Души ». The Royal Danish American Gazette , 17 апреля 1772 г., стр. 2.

Вероятное авторство Гамильтона этого стихотворения связано с включением двух экземпляров стихотворения, приписываемых Гамильтону, в библиотеке «Документы Александра Гамильтона ».

Один экземпляр стихотворения из Документов находится в серии «Речи и сочинения, 1778–1804» под несколько другим названием «Душа, входящая в Блаженство.Он состоит из первых трех строф поэмы с небольшими вариациями, опубликованных в Royal Danish American Gazette .

«Душа, входящая в Блаженство». Документы Александра Гамильтона : Файл Речи и Письма, 1778–1804; Стихи. Отдел рукописей.

Этот экземпляр стихотворения не датирован, но завершается следующей пометкой: «Написано А. Х., когда ему исполнилось 18 лет». Почерк записки не установлен, хотя ученые предполагают, основываясь на связанной заметке, что она была написана внуком Гамильтона, которого также звали Александр Гамильтон.

Другой экземпляр стихотворения, входящий в серию «Семейные записки, 1737-1917», также включает только первые три строфы — опять же с небольшими вариациями — версии, опубликованной в Gazette . Примечания под стихотворением, написанное женой Гамильтона, гласит: «Написано в 18 лет моим Александром Гамильтоном, вашей любящей подругой Элизабет Гамильтон». Майкл Э. Ньютон в книге Александр Гамильтон: Годы формирования делает вывод, что Элизабет, вероятно, основывала свою транскрипцию на копии, сделанной собственноручно Гамильтоном (возможно, оригинале), и что ее копия, в свою очередь, была использована внуком Гамильтона для создания его собственный.

Возвращаясь к 17 октября 1772 года, выпуску Gazette , стихотворение «Ювениса» под названием «Час меланхолии» напечатано прямо над «Душой, восходящей к блаженству». Учитывая близость этих двух стихотворений, вполне возможно, что Гамильтон мог написать «Час меланхолии», хотя, если не появятся дополнительные доказательства, такая атрибуция в значительной степени является умозрительной. Вот стихотворение, в котором запечатлены задумчивые предчувствия человека, который ищет душевного и духовного утешения через уверения в благодати Божией:

«Час меланхолии» Ювениса. The Royal Danish American Gazette , 17 апреля 1772 г., стр. 2.

Последнее стихотворение в Royal Danish American Gazette , приписываемое Гамильтону, появляется в номере от 30 января 1773 года (Рон Черноу, который, кажется, обнаружил стихотворение, ошибочно пишет, что оно появляется в номере от 3 февраля, возможно из-за того, что некоторые микрофильмы газеты неправильно упорядочивают страницы) под заголовком «Кристианстед». Персонаж . Автор A.H. » Герой стихотворения, Эудженио, обладает остроумием, щедростью и другими качествами, которые должны сделать его популярным на общественных собраниях и всем полюбившимся, но, используя свои словесные возможности для «шуток» за чужой счет, он вместо этого оказывается с «редким другом».”

«Кристианстед. Персонаж . Автор A.H. » The Royal Danish American Gazette , 30 января 1773 г., стр. 2.

Вышеупомянутые стихи, по-видимому, были написаны Гамильтоном до того, как он уехал из Санта-Круа в Северную Америку в октябре 1772 года (Черноу отмечает, что, если «Персонаж» на самом деле является стихотворением Гамильтона, это означает, что он мог оставаться на Санта-Крус дольше, чем обычно думал, хотя он мог бы отправить стихотворение в газету из Северной Америки). По прибытии в Америку Гамильтон продолжил свои поэтические усилия, посещая подготовительную школу в Академии Элизабеттаун в Нью-Джерси, а затем в Королевском колледже (ныне Колумбийский университет).Среди тех, с кем Гамильтон делился своими стихами, были его друзья Геракл Маллиган и Роберт Труп.

Маллиган был портным, который стал одним из первых друзей Гамильтона, когда Гамильтон приехал в Нью-Йорк сразу после прибытия в Северную Америку. Гамильтон, возможно, ненадолго сел с Маллиганом, и размышления последнего о Гамильтоне, доступные в библиотеке Hamilton Papers , изображают Гамильтона, непринужденно общающегося с семьей Маллигана: «Мистер Гамильтон обычно по вечерам сидел с моей семьей и семьей моих братьев, — вспоминает Маллиган, — и писал собачьи стишки для их развлечения; он всегда был любезен, весел и чрезвычайно внимателен к своей Книге.”

Роберт Троуп стал другом Гамильтона на всю жизнь после того, как поселился с ним в Королевском колледже. В своих личных размышлениях о Гамильтоне Троуп вспоминает, что Гамильтон опубликовал небольшие стихи в газете Джона Холта The New-York Journal . Группа пишет:

Этот печатник [Холт] своим рвением к делу Америки привлек к себе ругательства всех писателей-министров; и в определенном случае генерал защищал свое поведение и принципы, с большим остроумием и юмором обыгрывая своих противников в собачьей рифме.

Труп продолжает обсуждение коллегиального сочинения стихов Гамильтона и неудачной судьбы сборника стихов, который Гамильтон представил Троупу (транскрипция приведена ниже):

Роберт Троуп рассказывает о том, как он получил и потерял рукопись «беглых стихов», написанных Александром Гамильтоном. Изображение 4 из Документов Александра Гамильтона: Сборник, 1711-1820; Воспоминания о Гамильтоне.

После этого намёка на поэтическую жилку генерала я должен упомянуть, что, пока он учился в колледже, он время от времени оказывал ухаживание муз; и в залог своей дружбы он подарил мне небольшую рукопись беглых стихов; развлечения в часы досуга.Я был немало доволен обещанием — я считал поэзию убедительным доказательством гибкости гения генерала — и я часто сетовал на то, что рукопись была потеряна вместе с моими книгами и бумагами во время войны.

Хотя стихи, которые Гамильтон послал Троупу, были утеряны, одно стихотворение, которое действительно сохранилось, представляет собой пронзительный памятник, написанный около 4 сентября 1774 года, после смерти дочери его друга Элиаса Будино. Первые пять строф стихотворения (см. Стенограмму стихотворения на сайте Founders Online) следуют:

Поэма о смерти дочери Элиаса Будино.Изображение 2 из Документы Александра Гамильтона : Речи и Письменные документы, 1778–1804; Стихи.

Заключительная строфа, в которой судьба Марии становится такой же, как «Душа, восходящая к блаженству» из более раннего стихотворения Гамильтона, появляется на обратной стороне страницы рукописи:

Пусть разум утихнет ссору природы,
И не оплакивает судьбу Марии;
Она в безопасности от всех жизненных бурь,
И плыла к мирному берегу.

Гамильтон, учитывая правильную мотивацию, мог бы также посвятить свой стих более романтическим интересам.Так обстоит дело со стихотворением, которое он написал, ухаживая за своей будущей женой Элизабет Шайлер. Стихотворение «Ответ на вопрос, почему я вздохнул» напечатано на странице 126 книги Аллана Маклейна Гамильтона «Интимная жизнь Александра Гамильтона » («Сыновья Чарльза Скрибнера», 1910) и, возможно, изначально было приложено к письму, отправленному Александром. своему «Ангелу».

Это стихотворение, оригинальная копия которого теперь кажется утерянным, предположительно попало во владение Аллана Маклейна Гамильтона как часть более крупного собрания материалов, переданных ему его отцом Филипом Гамильтоном, младшим сыном Александра.Поэма явно имела для Елизаветы большую сентиментальную ценность. Как рассказывает Аллан:

Но осталось несколько писем, которые позволяют нам отметить прогресс ухаживания Гамильтона, но у меня есть небольшой стих, который был найден в крошечной сумке, свисавшей с шеи его жены после ее смерти, и которую она, очевидно, всегда носила, и вполне вероятно, что он был подарен ей, когда они были вместе этой зимой [1779-1780]. То, что, по-видимому, является сонетом, было написано на рваной желтой бумаге, фрагменты которой были сшиты обычной нитью.

В стихотворении запечатлены муки человека, отделенного расстоянием от своей любви:

Ответ на запрос Почему я вздохнул

Прежде, чем ни один смертный не узнает
Любовь, подобная моей, такая нежная — правда —
Совершенно несчастная — ты далеко —
И наполовину благословенна, пока ты остаешься.

Если присутствует любовь [неразборчиво], лицо
Отказать тебе в моих нежных объятиях
Без радости моя грудь согревает
Но когда мой ангел в моих объятиях.

Последнее стихотворение, которое «традиция» приписывает Гамильтону, — «Элегия на смерть достопочтенного Сэмюэля Харди, эсквайра.покойный делегат в Конгрессе от штата Вирджиния », фигурирующий под именем« Аминтор »в выпуске (стр. 3) журнала New-York Journal от 20 октября 1785 года от 20 октября 1785 года. (Стихотворение перепечатано в книге Лиона Гардинера Тайлера «Письма и времена Тайлеров ».) Однако нет никаких доказательств, подтверждающих это утверждение. Эдмонд С. Бернетт, редактор « писем членов Континентального конгресса », в котором перепечатано стихотворение (ст. 8, с. 239), получил письмо от корреспондента, цитирующего эту традицию, хотя корреспондент не смог процитировать источник традиции (Бернетт не мог проследить ее истоки).Стихотворение следует:

«Элегия в связи со смертью достопочтенного Сэмюэля Харди, эсквайр. опоздал делегатом Конгресса от штата Вирджиния »Аминтора. The New-York Journal, или The Weekly Register, 20 октября 1785 г., стр. 3.

Сегодня Гамильтон по праву наиболее известен своей ключевой ролью в формировании структуры федерального правительства США и намечении экономического курса, который в конечном итоге привел к нашему современному капиталистическому обществу. Однако поэзия Гамильтона, как и поэзия других отцов-основателей, предлагает нам уникальный и более личный взгляд на человека, сыгравшего столь важную роль в написании нашей американской истории.

А! Почему, потому что ослепительное солнце

Эмили Бронте

А! почему, потому что ослепительное солнце

Вернуло радость на моей земле

Вы ушли, каждый,

И покинули небо пустыни?

Всю ночь твои славные очи

Смотрели в мои,

И с благодарными вздохами от всего сердца

Я благословил эти божественные часы!

Я был спокоен и пил твои лучи

Как они были для меня жизнью

И упивался моими переменчивыми мечтами

Как буревестник в море.

Мысль следовала за мыслью — звезда следовала за звездой

Через бескрайние области на,

В то время как одно сладкое влияние, близкое и далекое,

Взволновало и доказало нам единство.

Почему утро взошло, чтобы разбиться

Такое прекрасное, такое чистое заклинание,

И опалить огнем спокойную щеку

Куда упало твое прохладное сияние?

Кроваво-красный он встал и прямая стрела,

Его свирепые лучи ударили мне в лоб;

Душа Природы зародилась в приподнятом настроении,

Но моя опустилась грустно и низко!

Мои веки закрылись — но сквозь их завесу

Я видел, как он все еще пылал;

И омойся золотом долина туманная,

И сверкни на холме.

Я повернул меня к подушке, затем

Чтобы перезвонить Ночью и увидеть

Твои миры торжественного света, снова

Пульсируй моим сердцем и мной!

Не годится — подушка светилась

И светилась и крыша, и пол,

И птицы громко пели в лесу,

И свежий ветер тряс дверь.

Занавески развевались, мухи пробудились

Ропотали вокруг моей комнаты,

В заточении, пока я не встану

И дай им бродить.

О звезды и мечты и нежная ночь;

О Ночь и звезды возвращаются!

И спрячь меня от враждебного света

Это не согревает, а горит —

Это истощает кровь страдающих людей;

Пьет слезы вместо росы:

Дай мне поспать во время его ослепляющего правления,

И только проснуться с тобой!


Источник: Антология поэзии Лонгмана (2006)

Поэт Био

Первые стихи Эмили Бронте появились в книге, написанной ее сестрами Шарлоттой и Анной, под псевдонимом «Стихи Каррера, Эллиса и Эктона Белла», чтобы скрыть пол авторов.Стихи Эмили отличаются от стихов ее братьев и сестер своим трезвым тоном и дальновидной духовностью, которые также присутствуют в ее знаменитом романе «Грозовой перевал». Узнать больше от этого поэта

Еще от этого поэта

[«Часто упрекают, но всегда возвращаются»]

Часто упрекают, но всегда возвращаются. область;
Его непреодолимая необъятность…

Эмили Бронте

  • Деятельность
  • Искусство и наука
  • Жилая

Не моя душа труса

Ни одна трусая душа не моя
Нет трепета в беспокойной штормовой сфере мира
Я вижу сияние небесной славы
И вера сияет одинаково, вооружая меня от Страха

О Боже в моей груди
Всемогущее вездесущее Божество
Жизнь, что во мне отдыхай,
Как я Бессмертная Жизнь, имей силу в Тебе

Напрасно…

Эмили Бронте

  • Искусство и наука
  • Жилая
  • Религия

Еще стихи об искусстве и науках

Последнее слово

Я дверь метафоры
жду, чтобы ее открыли.
Ни замка, ни ключа не найдешь.
Все могут входить по желанию.
Просто перешагни порог.
Но не забудьте одеться для путешествий.
Было известно, что
посетителей увлеклись. Иллюстрация Шадры Стрикленд

Автор: Никки Граймс

Кость расиста

Я знаю, что это реальная вещь, потому что
Когда я был ребенком, моя старшая сестра отвела меня
В театр Капитолий в моем родном городе
Рочестера, штат Нью-Йорк,

И в тот день был фильм,
Tingler , в котором снялся Винсент Прайс,
И что мне запомнилось лучше всего…

Корнелиус Иди

  • Искусство и наука
  • Жилая
  • Социальные комментарии
Просмотрите стихи об искусстве и науках

Еще стихи о природе

Другой Antipastoral

Я хочу записать то, что разбудила гора.

Мой рот травы.
Моя любопытная сказка. Я хочу стоять на месте, но обнаруживаю, что меня перемещают патч за патчем.
У меня блеет в горле. Здесь у меня не хватает слов. Ты понимаешь? Я …

Автор: Виви Фрэнсис

  • Жилая
  • Природа
  • Социальные комментарии

Каждый раз, когда вы видите дерево

Подумайте,
, сколько долгих лет
это дерево ждало, как семя
животного, или птицы, или ветра, или дождя
, чтобы, может быть, принесло его, может быть, в нужное место
, где оно снова месяцами ждало смены времен года
, пока время и температура не установились. достаточно хорошо, чтобы…

Падма Венкатраман

Просмотрите стихи о природе Получите случайное стихотворение

два контр-стихотворения, первое, элегия, посвященная Эдварду, покойному графу Дорсет; Второй, эпиталамиум лорду М. Дорчестеру.

Автор: Хауэлл, Джеймс, 1594? -1666.
Заголовок: А, га; курган, таламус: две контр-поэмы, первая — элегия, посвященная Эдварду, покойному графу Дорсет; Второй, эпиталамиум лорду М.[Дор] честер.
Права / разрешения: Библиотека Мичиганского университета предоставляет доступ к этим закодированным и с клавиатурой выпускам произведений в образовательных и исследовательских целях. Считается, что эти транскрипции находятся в открытом доступе в Соединенных Штатах; однако, если вы решите использовать любую из этих транскрипций, вы несете ответственность за проведение собственной юридической оценки и получение любого необходимого разрешения.Если у вас есть вопросы о коллекции, свяжитесь с [email protected] Если у вас есть сомнения по поводу включения элемента в эту коллекцию, пожалуйста, свяжитесь с [email protected] Это заявление не распространяется на изображения страниц или другие дополнительные файлы, связанные с этой работой, которые могут быть защищены авторскими правами или другими лицензионными ограничениями. Пожалуйста, перейдите на http://www.textcreationpartnership.org/ для получения дополнительной информации.
Источник печати: А, га; курган, таламус: две контр-поэмы, первая — элегия, посвященная Эдварду, покойному графу Дорсет; Второй, эпиталамиум лорду М.[Дор] честер.
Хауэлл, Джеймс, 1594? -1666.
Лондон, напечатано для Хамфри Мозли и будет продано в его магазине в Prince’s Armes на церковном дворе Святого Павла., 1653.
Тематические условия:

Дорсет, Эдвард Саквилл, — граф, 1591–1652 — Поэзия.

Дорчестер, Генри Пьерпон, — маркиз, 1606-1680 — Поэзия.

Элегическая поэзия, английский язык — 17 век.

URL: http://name.umdl.umich.edu/a86613.0001.001
Как цитировать: Рекомендации по цитированию этого текста см. В разделе «Цитирование TCP» на веб-сайте Text Creation Partnership.

7. Божье величие. Хопкинс, Джерард Мэнли. 1918. Стихи

Выберите поискWorld FactbookМеждународный тезаурус РоджераЦитаты БартлеттаУважительно процитированоFowler’s King’s EnglishСтиль СтранкаМенкенский языкКембриджская историяБиблия короля ДжеймсаОксфорд ШекспирАнатомия ГреяФермерская поваренная книгаЭтикет поста, фраза пивовара и мифология БулфонаЭлиот, Т.С.Фрост, Р. Хопкинс, GMKeats, Дж. Лоуренс, DHMasters, Э.Л.Сэндбург, К.Сассун, С.Уитман, У. Вордсворт, У. Йейтс, WBA Все документальные произведения Гарвардская классикаАмериканские очерки Относительность ЭйнштейнаГрант, США Рузвельт, Т. История УэллсаПрезидентские инаугурацииВся художественная литератураПолка художественной литературыИстории о привиденияхКраткие рассказыШоу, Дж. Б. Стейн, Г. Стивенсон, Р. Л. Уэллс, HG
Поэп> Джерард Мэнли Хоупс
СОДЕРЖАНИЕ · БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ
Джерард Мэнли Хопкинс (1844–89).Стихи. 1918.
7. Величие Бога
Величие Бога возложено на МИР.
Он загорится, как свет от потрясенной фольги;
Он собирается в величие, как ил масла
Раздавленный.Почему же люди теперь не считают свою розгу?
Поколения шли, шли, шли; 5
И все опаляется торговлей; растрепанный, измазанный тяжелым трудом;
И носит человеческое пятно, и разделяет человеческий запах: земля
Сейчас голая, и ноги не чувствуют себя обутыми.
И на все это природа никогда не тратится;
Глубоко внутри живет добрая свежесть; 10
И хотя последние огни черного Запада пошли
О, утро, на коричневом краю на восток, источники …
Мир выводит с теплой грудью и с ах! яркие крылья.
См. Примечания.

Артур Хью Клаф Стихи> Моя поэтическая сторона

Артур Хью Клаф был английским поэтом -х годов века, которому удалось уложить очень много за то короткое время, которое у него было. Его результаты были относительно небольшими, но он добавил к своему резюме в качестве ректора Ньюнхэм-колледжа в Кембридже и Университетского холла в Университетском колледже в Лондоне.Он много путешествовал по Европе и провел время в Соединенных Штатах Америки. Примечательно, что шесть лет своей жизни он вообще не писал стихов, поскольку большую часть своей энергии посвящал работе бесплатного секретарского помощника у одной из двоюродных сестер своей жены — известного социального реформатора и основателя медсестры Флоренс Найтингейл.

Клаф родился в Ливерпуле в январе 1819 года, скорее всего, в очень комфортных условиях. Его отец, торговец хлопком, увез семью в Соединенные Штаты, когда Артуру было всего три года.Проживая первые несколько лет в Чарльстоне, Южная Каролина, он вскоре вернулся в Англию, чтобы завершить свое образование. Сначала это было в Честере, а затем в школе регби. В «Регби» он начал свою литературную жизнь в качестве основного автора школьного журнала.

К тому времени, когда он поступил в Баллиол-колледж, родители Артура из Оксфорда вернулись в Англию. В Оксфорде он наслаждался компанией таких, как Уильям Джордж Уорд и Бенджамин Джоветт. Это были трудные времена для Клафа, когда все учебные заведения в Оксфорде находились под сильным влиянием движения Высокой церкви, и когда его попросили преподавать их религиозные доктрины в Ориэл-колледже, он обнаружил, что вынужден отказаться от своего наставничества.

Он путешествовал по революционной Франции и любил проводить время в Париже. По возвращении в Англию он написал длинное стихотворение под названием The Bothie of Tober-na-Vuolich . В первую очередь это было его заявлением миру о том, что академическая жизнь окончена, и он написал еще одну длинную пьесу, когда стал свидетелем еще большей революции; на этот раз это было в Риме, в 1849 году, и он написал Amours de Voyage . Его позиция против религиозного рвения была подкреплена стихотворением «Пасха », написанным в Неаполе и явившимся его страстным и решительным осуждением Воскресения.

К этому моменту своей жизни (ему было около 20 лет) он взял на себя финансовую ответственность за свою мать и сестру после смерти отца и младшего брата. Вопреки своим убеждениям, он занял пост директора University Hall, общежития для студентов-унитариев в Университетском колледже в Лондоне, месте, которое, как он обнаружил, изобилует религиозным притеснением наравне с тем, что он обнаружил в Оксфорде.

Одним из его близких друзей в то время был великий философ и писатель Томас Карлайл, но он совсем не был счастлив в Лондоне.Он вернулся в Соединенные Штаты, где читал лекции и немного редактировал книги в Массачусетсе, но вернулся в Лондон год спустя, в 1853 году. Это было началом его сотрудничества со знаменитой Флоренс Найтингейл.

Возможно, подстрекаемый слабым здоровьем, в возрасте 40 лет он путешествовал по Европе, посетив Грецию, Турцию, Францию, Швейцарию и Италию. Литературная продукция Клафа была относительно небольшой, но то, что он действительно писал, иногда шокировало. Он никогда не боялся говорить о сексуальных вопросах.У него действительно были свои религиозные убеждения, как показано в Сквозь темное стекло , но они часто расходились с распространенными в то время верованиями. Возможно, это стихотворение, которое демонстрирует, что это Нет Бога, нечестивый говорит , а некоторые из них приведены ниже:
Артур Клаф умер во Флоренции в ноябре 1861 года. Ему было всего 42 года.

Ах, ты копаешь мою могилу?

Томас Харди 1913

Биография автора

Текст стихотворения

Краткое содержание стихотворения

Темы

Стиль

Исторический контекст

Критический обзор

Критика

Источники Ты копаешь мою могилу? » впервые был опубликован в «Субботнем обзоре » 27 сентября 1913 года, затем в сборнике Томаса Харди 1914 года « Сатиры обстоятельств: стихи и мечты с разными пьесами». Поэма отражает интерес Харди к смерти и событиям, выходящим за рамки повседневной реальности, но эти сюжеты представлены юмористически, с большой долей иронии и сатиры. Такое обращение несколько необычно для Харди, который также написал ряд более серьезных стихотворений о смерти. В «Ах, ты копаешь мою могилу?» умершая женщина ведет диалог с человеком, который тревожит место ее захоронения. Личность этой фигуры, «копателя» могилы женщины, неизвестна на протяжении первой половины стихотворения.Когда женщина пытается угадать, кто такой землекоп, она раскрывает свое желание, чтобы ее запомнили различные фигуры, с которыми она была знакома при жизни. В серии иронических поворотов ответы диггера показывают, что знакомые женщины — «любимый человек», родственники и презираемый враг — все оставили ее память. Наконец, выясняется, что землекоп — собака женщины, но собака тоже не заботится о своей бывшей хозяйке и копает только для того, чтобы зарыть кость. Хотя стихотворение содержит юмористический тон, картина, которую рисует Харди, мрачна; мертвые почти полностью удалены из памяти живых и не имеют никакой формы удовлетворения.Такой мрачный взгляд типичен для стихов Харди, которые часто содержат скептический и отрицательный взгляд на условия жизни человека.

Харди родился в 1840 году и вырос в графстве Дорсетшир, Англия, в сельской местности Уэссекса, которая позже появится в его художественной литературе и поэзии. Он посещал местную школу, пока ему не исполнилось шестнадцать, когда его мать заплатила значительную сумму денег, чтобы он поступил в ученики к архитектору в Дорчестере. В 1862 году он переехал в Лондон, где работал архитектором, оставаясь там в течение пяти лет.Между 1865 и 1867 годами Харди написал много стихотворений, ни одно из которых не было опубликовано. В 1867 году он вернулся в Дорчестер и, продолжая работать в архитектуре, начал писать романы в свободное время. Харди пришел к убеждению, что если он хочет зарабатывать на жизнь писательством, ему придется делать это как писатель. Опираясь на образ жизни, который он прожил в Дорсетшире в юности, и на широкий круг знакомых ему английских писателей, Харди провел почти тридцать лет в качестве романиста, прежде чем посвятить себя поэзии.В 1874 году Харди женился на Эмме Лавинии Гиффорд, которая стала героем многих его стихов. Они провели несколько лет в счастье до 1880-х годов, когда семейные проблемы начали расшатывать их союз.

Первая книга стихов Харди была опубликована в 1898 году, когда ему было пятьдесят восемь лет, и он добился большого успеха как писатель. Хотя его стихи не были столь успешными, как его романы, Харди продолжал уделять внимание своей поэзии и перед смертью опубликовал еще семь сборников стихов, развивая его уверенность и техническую компетентность.С композицией Династы: Драма наполеоновских войн (1904-08), эпической исторической драмы, написанной в стихах, Харди был провозглашен крупным поэтом. Его хвалили как мастера своего дела, а его письмо восхищали за его огромную эмоциональную силу и техническое мастерство. Харди продолжал писать до самой своей смерти в 1928 году. Несмотря на его желание быть похороненным с семьей, влиятельные настроения по поводу его захоронения в Уголке поэтов Вестминстерского аббатства спровоцировали серьезный компромисс: удаление его сердца, которое было похоронено в Дорчестере, и кремация его тела, которое было похоронено в аббатстве.

 «А, ты копаешь мою могилу 
Мой любимый? - сажать руту?»
- «Нет; вчера он выходил замуж
Один из самых ярких богатств породил.
«Это не может повредить ей сейчас», - сказал он 5.
«Это не должно быть правдой».

«Тогда кто копает мою могилу?
Мои самые близкие родственники? "
- «А, нет; они сидят и думают: «Какая польза!
Что хорошего в посадке цветов? 10
Никакое ухаживание за ее курганом не может освободить ее дух от джинна Смерти
.

«Но кто-то копает мою могилу?
Мой враг?
- «Нет; когда она услышала, что ты миновал 15 Врата,
Которые рано или поздно закрылись для всех,
Она думала, что ты больше не стоишь ее ненависти,
И все равно, где ты лежишь. "

«Тогда кто копает мою могилу?
Скажи - раз уж я не догадался! » 20
- «О, это я, моя дорогая хозяйка,
Твоя маленькая собачка, которая все еще живет рядом,
И очень надеюсь, что мои передвижения здесь
Не нарушили твой покой?»

«Ах да! Ты, , копаешь мою могилу… 25
Почему не промелькнул на мне
Это единственное истинное сердце осталось позади!
Какое чувство мы когда-либо испытываем?
Равным среди людей
Собачья верность! » 30

«Госпожа, я выкопал вашу могилу
Чтобы закопать кость, на случай
Я должен проголодаться рядом с этим местом
Проходя ежедневной рысью.
Прошу прощения, но я совсем забыл 35
Это было ваше пристанище ".

Строки 1-2

Эти первые две строки стихотворения представляют для читателя некую загадку. Кто задает этот вопрос? Действительно ли это человек в могиле, или это человек, воображающий, что может случиться после его смерти? Эта загадка помогает вовлечь читателя в стихотворение, хотя вскоре мы поймем, что говорящая действительно женщина, которая умерла и похоронена. Однако Харди продолжит использовать анонимный голос в стихотворении, когда представит в произведении второго персонажа.

Эти строки также предлагают некоторые основные элементы, которые могут помочь нам лучше понять ситуацию. Упоминание о «руте», заложенной любимым человеком женщины, кажется важной деталью. Слово «рута» имеет два основных значения, и оба могут быть применены к стихотворению. Во-первых, рута означает печаль или сожаление, поэтому женщина может указывать на то, что ее любимый человек испытывает эти эмоции. Вначале говорящий, кажется, чувствует, что ее смерть вызвала печаль для любимого человека и что она остается сильной в его памяти.В этом смысле он «сажает руту», оплакивая ее смерть. Однако из следующих строк мы узнаем, что он не полон печали, поэтому, если у нее возникла эта идея, она окажется ошибкой. Рута — это также название куста с горькими, сильно пахнущими листьями. Это определение руты, кажется, намекает на истинную природу отношений между женщиной и любимым человеком. Горькое растение контрастирует с красивыми цветами, которые часто кладут на могилы, и этот контраст становится сильнее, если мы вспомним, что цветы являются традиционным символом любви и чистоты.Другими словами, говорящий не представляет себе человека, предлагающего воспоминания о красоте и любви, а только горечь.

Строки 3-4

В этих строках на первый вопрос говорящего отвечает «копатель» ее могилы, хотя личность копателя в этом месте стихотворения неизвестна. Анонимный говорящий становится важным фактором в стихотворении, побуждая читателя поторопиться и выяснить, кто разговаривает с женщиной. Из этой первой строфы ясно видно, что этот голос не принадлежит любимому человеку, к которому женщина думала, что обращается.На это указывает использование третьего лица «он» по отношению к мужчине. Голос объясняет, что любимый человек женщины — возможно, муж или любовник — женился на другой женщине. Более того, он женился на очень богатой подруге и, похоже, неплохо справляется без женщины в могиле.

Строки 5-6

Здесь землекоп цитирует слова любимого человека, а мужчина заявляет, что его недавний брак не повлияет на умершую женщину. На этом поэт завершает первый из нескольких иронических отрывков, продолжающихся на протяжении всего стихотворения.Во всех этих случаях женщина в могиле хочет верить, что другие думают о ней после ее смерти. На самом деле, однако, о ней почти забыли. Харди использует эти иронические перевороты, чтобы создать несколько юмористический тон, и этот тип неожиданного переключения часто используется, чтобы рассмешить людей. В этом стихотворении сочинение Харди становится чем-то вроде «черного юмора», поскольку в центре его внимания — смерть — мрачное событие, которое обычно не ассоциируется с весельем. Этот эффект усиливается, потому что юмор стихотворения раскрывает печальное послание: мертвая женщина забыта и вечно одинока.

Строки 7-8

Эта строфа снова начинается с вариации припева: «Кто копает мою могилу?» «Тогда» продвигает стихотворение вперед, поскольку позволяет рассказчику отбросить любовника и перейти к другим возможностям. Она выбирает членов своей семьи и воображает, что они вспоминают о ней, заботясь о ее могиле.

Строки 9-12

И снова голос отвечает женщине, говоря ей, что она слышит, как копают не ее родственники. Вместо этого они думают, что ухаживать за ее могилой бессмысленно, поскольку никакая забота не воскресит ее из мертвых.

Строки 13-14

Снова есть вариация припева «Ты копаешь мою могилу?» но на этот раз это не так однозначно. Говорящая колеблется больше, как будто сомневается в себе. Она также, кажется, более отчаянно пытается найти кого-то, кто ее помнит. Поскольку ее любимый человек и ее родственники оставили ее память, она воображает, что копает она женщина, которая ей не нравилась в своей жизни, возможно, соперница. Хотя между ними было неприязнь, похоже, что похороненная женщина находит некоторое утешение в мысли, что ее враг все еще достаточно озабочен ее присутствием, чтобы причинить какой-то вред ее могиле.

Строки 15-16

Ссылка на прохождение «Ворот» — это еще один термин, обозначающий смерть женщины. Использование Харди этой фразы, кажется, отсылает к идее жемчужных ворот, которые теоретически отмечают вход в рай. Однако он не представляет прославленной картины этого прохода, как это обычно бывает с таким изображением. Вместо этого фраза «Врата /… закрывает всякую плоть», предполагающая, что смерть подобна ловушке, а не месту, где человек получает небесные награды. Это изображение усиливает изображение в строке 12, где неизвестный оратор сослался на «джин смерти», что означает тип ловушки или ловушки, которая используется для поимки животных.

Строки 17-18

Здесь неизвестный голос представляет одно из самых прямых и пугающих заявлений центральной идеи стихотворения: умершая женщина забыта живыми и совершенно их не касается.

Строки 19-20

В этой строфе женщина, наконец, отказывается от игры, пытаясь угадать, кто копает могилу, и задает прямой вопрос неизвестному голосу.

Строки 21-24

Здесь раскрывается личность неизвестного говорящего.Это ключевой поворотный момент в поэме. До сих пор читатель был вовлечен в загадку того, кто мог говорить с женщиной, и эта загадка была одним из элементов, которые удерживали читателя в погружении в развивающееся повествование. Теперь, когда эта загадка раскрыта, поэт должен найти новый способ заинтересовать читателя. Он делает это двумя способами. Во-первых, он использует неожиданный и юмористический поворот, заставляя собаку говорить. Во-вторых, он создает еще одну ироническую установку в следующих строфах, чтобы еще раз показать, что женщина не имеет большого значения в живом мире.

Строки 25-30

Пятая строфа полностью передается женщине, которая говорит о верности собаки. Это самый длинный непрерывный комментарий женщины в стихотворении, и он служит укреплению ожиданий читателя в отношении ироничного заключения в последнем абзаце. В некотором смысле эта последняя ситуация точно такая же, как и предыдущие: объяснение женщиной раскопок показывает, что она хочет, чтобы ее бывшие знакомые помнили о ней и чтобы ее смерть тронула их; в действительности все обстоит наоборот — теперь, когда она ушла, они мало о ней заботятся.Удлиняя объяснение женщины в этом абзаце, а также последующий ответ собаки, Харди придает больший вес этому последнему инциденту и приближает стихотворение к завершению.

Строки 31-34

В заключительной строфе Харди доводит стихотворение до высшей степени сатиры, поскольку собака указывает на то, что кость важнее, чем его бывшая хозяйка. Упоминание о кости также указывает на то, как люди в живом мире теперь смотрят на женщину; она просто куча костей, закопанных в землю, и больше не имеет значения для тех, кого она знала раньше.

Строки 35-36

В последних строках Харди подчеркивает центральную мысль: женщина была забыта теми, кого она когда-то знала.

Состояние человека

Несмотря на не такой тонкий юмор, Томас Харди «Ах, ты копаешься в моей могиле?» рисует мрачную картину человеческой натуры. Человеческие чувства, согласно стихотворению, совершенно преходящи. Смерть означает не только конец физического существования, но и угасание в сердцах живых. Тон стихотворения задается сразу в первой строке.В типичной манере Харди на нем говорит мертвая женщина, которая просыпается в своей могиле от звука, когда кто-то царапает землю наверху. Кто из людей, которых она знала при жизни, мог посетить ее могилу? Это ее любовник, ее семья, ее враг? Одна за другой ее иллюзии разбиваются. Похоже, никто из них больше не заботится о ней. Даже ее собака, которая там копает, выбрала это место случайно, а не потому, что там была похоронена его бывшая хозяйка.

Горечь стихотворения еще глубже. Голос у могилы с грубой честностью рассказывает о том, как любили и ненавидели женщину, полностью исключили ее из своих привязанностей и мыслей.Ее любимый накануне женился на другой женщине, причем «одной из самых богатых». Ее семья отказывается ухаживать за ее могилой. Мертвая женщина даже потеряла «привязанность» своего старого врага, который считает, что мертвая женщина «больше не стоит ее ненависти». К тому времени, когда стихотворение доходит до этой точки, Харди полностью теряет веру в человеческую природу. Никакие узы не связывают. Он предполагает, что всех ожидает такая же участь. Беззаботное отсутствие верности собаки — последний удар. Всякая надежда на то, что женщине, возможно, пришлось жить в памяти живых, разбита.

Сентиментальность

Рассказ «Ах, ты копаешься в моей могиле?» представляет пессимистический взгляд на человеческую природу. Но эта точка зрения в значительной степени подрывается другими элементами стихотворения — структурой и языком, — которые Харди использует в качестве иронического комментария к сентиментальности викторианской эпохи. Женщина привлекает наше сострадание и насмешки, и это создает конфликт между высокими чувствами и насмешками. В конце концов, насмешки побеждают. Подвергается сомнению подлинность благородных «эмоций».К моменту завершения стихотворения чувствительность мертвой женщины была разоблачена как клише, и читатели Харди вынуждены противостоять своим собственным чувствам в том же свете.

Структура «Ах, ты копаешь мою могилу?» — знакомый, хотя обычно не связанный с поэзией: шутка. Устанавливается и ненадолго развивается ситуация, затем изюминка переворачивает все с ног на голову. По горькой шутке Харди, мертвая женщина возлагает большие надежды на живых: ее любимый человек навсегда останется ей верен; ее семья будет продолжать заботиться о ней так же, как и при жизни; и даже ненависть ее врага не ослабеет.Изюминка стихотворения опровергает ее надежды и показывает их тщетность и нелепость.

Харди тщательно излагает шутку, обращая внимание поэта на язык, который он использует. Атмосфера задается в первых двух строчках. Вздох из могилы, кажется, сигнализирует о глубоких размышлениях о смертности и любви. Формулировка этих двух строк почти застенчиво «поэтична». Такой язык сохраняется в первых трех строфах. Выражения вроде «сажать руту», «джин смерти», «врата, закрывающие всякую плоть» изображают чувство, которое более возвышенное, более чувствительное и подлинное, чем повседневные, заурядные эмоции.Они пробуждают в читателе чувство трагедии и сострадания. Но Харди просто настраивает нас на изюминку.

Тональность языка стихотворения начинает меняться в четвертой строфе. Едва ли это замечаешь, настолько велико удивление читателя, что это была «собачка», которая все время поэтизировала. Посеяны первые семена сомнения; Возможно, это стихотворение не совсем то, чем казалось сначала. Мертвая женщина узнает голос собаки и произносит символ веры, который она чувствует наиболее глубоко: любовь собаки превосходит все человеческое.Когда она говорит, слайды стихотворения

Темы для дальнейшего изучения

  • Литтон Стрейчи заметил, что если бы Харди закончил свое стихотворение после пятой строфы, это произвело бы совсем другое впечатление на читателей. Представьте, что стихотворение заканчивается после третьей строфы или после пятой строфы. Обсудите, какие эффекты были бы у каждого из них. Чем эти стихи отличались бы от настоящего стихотворения и были бы похожи на них?
  • Хотя стихотворение в конечном итоге юмористическое, юмор черный.Согласны ли вы с взглядом Харди на условия жизни человека? Приведите причины, подтверждающие ваш ответ.
  • Опишите реакцию, которую вы испытали, когда впервые читали стихотворение. Какие эмоции вы испытывали к различным персонажам? К автору?
  • Первые три строфы предполагают, что живые предали мертвую женщину? Есть ли они? Объяснять.

стремительно из трагедии в батос. Ее манерная речь показывает, насколько банальны ее надежды. Кульминацией этого является риторический вопрос, которым завершается строфа.Это так приедается и банально, как поздравительная открытка, настолько, что можно шокировать, встретив его в произведении поэта такого уровня, как Харди.

Но когда собака отвечает, читатель понимает, что Харди задумал кое-что еще. Исчезли «поэзия» и сентиментальность. Голос собаки такой же обыкновенный и откровенный, как у жителей Уэссекса Харди. Он так опрометчиво и без всяких претензий на то, что ее эффект жестокий, разрушает ее последнюю надежду. Эта жестокость уравновешивает сентиментальность, переворачивает ее с ног на голову и показывает нелепость.В то же время ожидания умершей женщины в отношении своего возлюбленного, ее семьи и врага изображаются как продукты того же нелепого сентиментального мировоззрения.

Использование Харди контрастирующего языка делает две вещи: оно отображает чувства мертвой женщины и в то же время вызывает чувства у читателей. В первых трех строфах чувствуется сострадание. Мы критически относимся к живым персонажам. Нас тянет поделиться ее чувствами, в основном из-за того, как Харди описывает их в первой половине стихотворения.Однако, как только он пробудил их в нас, он включает их и показывает, что они ложны и искусственны. Если они ложны в мертвой женщине, они ложны и в нас. В конце концов, он на самом деле не критикует мертвых. У мертвых нет надежд и мечтаний. Они мертвы, и это признают все живые люди. «Это не может повредить ей сейчас», — говорит ее возлюбленный. Он не хочет причинять ей боль. «Что хорошего в посадке цветов?» ее семья удивляется, потому что они не вернут ее к жизни. Мы, живые, ожидаем, что живые будут помнить нас после нашей смерти.Харди заставляет нас взглянуть на эти ожидания и спросить себя, насколько они реалистичны.

«Ах, ты копаешь мою могилу?» состоит из шести строф, каждая из которых содержит шесть строк. Первая строка каждой строфы — это вариант вопроса «Ты копаешь мою могилу?» Повторение этой строки придает стихотворению непрерывность и дает припев, похожий на повторяющиеся фразы, используемые в песнях. После этого начального припева последние слова в строках 2 и 6 рифмуются друг с другом, а в строках 3, 4 и 5 также есть концевые рифмы.Харди также использует довольно регулярный образец слогов в строках каждой строфы. Хотя иногда встречаются вариации, первая, третья, четвертая и пятая строки каждой строфы обычно содержат восемь слогов, а вторая и шестая строки обычно содержат шесть слогов. Этот регулярный паттерн помогает создать лирическое звучание стихотворения — музыкальный ритм, благодаря которому стихотворение звучит очень похоже на песню при чтении вслух. Дизайн первых трех строф стихотворения также идентичен тому, как представлен диалог между двумя ораторами; первые две строки этих строф состоят из вопроса, заданного женщиной, похороненной в могиле, а остальные строки представляют собой ответ на вопрос.Кавычки используются для обозначения начала и конца слов каждого говорящего. Последние две строфы стихотворения изменяют эту структуру — каждая строфа посвящена одному говорящему, — но диалог между двумя персонажами остается центральным организационным элементом на протяжении всего стихотворения.

Когда Харди написал: «Ты копаешь мою могилу?» в мире происходила революция ценностей, которая пошатнула основы почти во всех сферах жизни; это было изменение, которое одинаково повлияло на художников и интеллектуалов, лидеров и простых людей.Это изменение повлияло на то, как воспринимался мир и как человек воспринимал себя.

Королева Виктория умерла в 1900 году, но взгляды и нравы, характерные для периода ее правления, сохранились и десятилетие спустя. Для многих историков начало Великой войны означало конец викторианской эпохи. Этот период был отмечен благородством манер и моральным кодексом, который в ретроспективе рассматривается как чопорный и сдержанный. Харди бросил вызов многим из этих взглядов в своих романах, в которых он изображал борьбу людей против нетерпимого, лицемерного общества, в котором они жили.В книгах откровенно рассматривались такие спорные вопросы, как супружеская измена и внебрачная сексуальность. Общественная реакция на открытое рассмотрение тем, которые викторианцы считали в основном личными, была враждебной, и в конечном итоге заставила Харди полностью отказаться от написания романов в пользу поэзии.

В том же году, когда были опубликованы « сатиры об обстоятельствах » Харди, в Париже состоялась премьера балета «Весна священная», балета Игоря Стравинского и Вацлава Нижинского.Музыка Стравинского в корне нарушила композиционные нормы предыдущих четырех столетий. Ритм, а не гармония и мелодия, был превыше всего. Он был отмечен резкими изменениями темпа и динамики; это не была музыка, которую можно легко напевать. Хореография Нижинского заменила изящные движения классического балета резкими, неловкими шагами, имитировавшими примитивные ритуалы далекого прошлого, изображенные в балете. Это был настолько странный и непохожий на предыдущий танец, что когда он был исполнен впервые, в театре вспыхнул бунт. Весна священная положила начало эпохе экспериментов. Арнольд Шенберг полностью отвергнет гармонию, джаз будет поглощен, а классический баланс и форма музыки предыдущих веков не вернутся в течение десятилетий.

Похожая революция произошла в живописи. Искусство быстро перешло от чистого представления к импрессионизму, жанру, ориентированному на свет и восприятие и включающему эксперименты с цветом таких художников, как Сезанн и Матисс. В 1907 году Пабло Пикассо написал Les Demoiselles d’Avignon, , первую работу механизма, ставшего известным

Compare & Contrast

  • 1913: Ожидаемая продолжительность жизни в развитых странах составляет чуть более 50 лет.

    Сегодня: Ожидаемая продолжительность жизни 76, и ученые прогнозируют, что в следующие 25-50 лет ожидаемая продолжительность жизни в США увеличится на 10-15 лет. Экспериментаторы, использующие методы генной инженерии, утверждают, что продлили жизнь клеток в лаборатории на неопределенный срок, и полагают, что эти методы можно использовать и для продления жизни человека.

  • 1913: Генри Форд устанавливает первую в мире сборочную линию на своем заводе в Хайленд-Парке, штат Мичиган. Его дневная заработная плата в размере 5 долларов более чем вдвое превышает преобладающую ставку физического труда, и тысячи рабочих приезжают в Детройт в поисках работы.

    Сегодня: Все больше сборочных работ на заводах выполняется роботами. Сокращается количество неквалифицированных рабочих мест на фабриках, падает и заработная плата.

  • 1913: Шестнадцатая поправка ратифицирована, вводя первый федеральный подоходный налог в Соединенных Штатах. Ставки варьируются от одного процента для категорий с самым низким доходом до семи процентов для самых высоких категорий. Подоходным налогом облагалось менее одного процента населения.

    Сегодня: С 1993 года существует пять налоговых категорий: 15 процентов, 28 процентов, 31 процент, 36 процентов и 39.6 процентов.

  • 1913: Эмили Дэвисон, английская суфражистка, выбегает на трассу в английском Дерби в знак демонстрации права голоса женщин, и ее насмерть растоптала одна из лошадей. Ее смерть привлекает внимание тысяч людей к делу английских суфражисток.

    Сегодня: В отношении женщин по-прежнему существует широко распространенное неравенство. Например, женщины по-прежнему получают более низкую заработную плату, чем их коллеги-мужчины, выполняющие ту же работу.

как кубизм.Кубизм оборвал последние узы, которые связывали живопись с воспроизведением реального мира. Пикассо (и другие живописцы после него) сводили свои предметы к геометрическим формам, как это кажется с разных точек зрения. Они были переставлены на холсте в некое подобие калейдоскопа. Эти трехмерные формы, разбитые и уменьшенные до двух измерений на холсте, отражали происходящую фрагментацию человеческого взгляда на Вселенную. Les Demoiselles d’Avignon был настолько радикальным прорывом, что выставлялся только через двадцать лет после того, как был написан.

Пока Харди писал: «Ты копаешь мою могилу?» в искусстве происходила еще одна революция, влияние которой еще не было предвидено. Кино только начинало становиться популярным развлечением. Книга Эдвина С. Портера « Великое ограбление поезда», «», выпущенная в 1903 году, раскрыла огромные возможности нового средства массовой информации для рассказывания историй. В течение следующих десяти лет кинотеатры возникли повсюду в Европе и Соединенных Штатах. В то время как литература становилась все труднее и менее доступной для массовой аудитории, фильм легко увлекал их своим темпом, визуальным стилем и реализмом.Фильмы в конечном итоге уступят место радио, телевидению и звукозаписи, средствам массовой информации, которые в конечном итоге вытеснили для многих чтение как времяпрепровождение.

На искусство также повлиял революционный взгляд на человеческий разум, который развивал Зигмунд Фрейд в начале двадцатого века. Психоаналитическая картина людей Фрейда сильно отличалась от той, которая преобладала в христианскую эпоху. Почти две тысячи лет человек считался свободным существом. Люди могут действовать из эгоистичных или благородных соображений, но они свободно и сознательно выбрали всех своих действий.Фрейд утверждал, что многие механизмы ума не сознательны. Прошлые события оставили свой след в сознании в виде подавленных желаний и фантазий, которые повлияли на наше поведение, даже когда мы не осознавали их. Точка зрения Фрейда также ставит под сомнение степень, в которой люди несут полную ответственность за свои действия, и эта дискуссия продолжается и сегодня. Мнение Фрейда о том, что сексуальность лежит в основе человеческого поведения и берет свое начало в детстве и младенчестве, также шокировало общество на рубеже веков.Идеи Фрейда продолжали оказывать влияние на все области искусства до конца двадцатого века.

Создавая стихи с середины 1890-х годов до своей смерти в 1928 году, Харди считался поэтом переходного периода, который сочетал черты традиционного стиха с экспериментальными элементами. Он использовал устоявшиеся поэтические приемы, такие как регулярные формы, размер и рифма, но критики также интересовались грубым, обычным языком и неотшлифованными стихами, которые он часто использовал в своих стихах.Литтон Стрэчи в статье New Statesman в 1914 году упомянул «неуклюжую» природу стихов Харди, но счел это положительной характеристикой. «Он неуклюже», — писал Стрэчи о Харди, — «но именно эта неуклюжесть делает его так близко к нам». По мнению Стрейчи, «уродливые и громоздкие выражения» Харди успешно передают «тихий голос современного мужчины или женщины». Этот общий язык очевиден в «Ах, ты копаешься в моей могиле?», Особенно в использовании таких высказываний, как «ах», и в повторяющемся использовании тире для обозначения колебаний, которые часто присутствуют в повседневном разговоре.Фактически, расширенное использование устного диалога в стихотворении — это еще один способ, которым Харди подчеркивает неотшлифованный дискурс.

Критик П. Э. Митчелл в книге «Музыка и поэзия Харди» считает, что творчество поэта включает в себя многие элементы английской народной музыки, особенно в том, что касается нерегулярных ритмов, которые присутствуют в песнях. «В своих стихах [Харди] возвращает к жизни простые и грубые качества народной песни», — пишет Митчелл. «Ах, ты копаешь мою могилу?» обладает некоторыми из этих качеств.Его регулярный припев и единообразная конструкция придают ему музыкальное звучание, но Харди иногда изменяет ритм, добавляя дополнительные слоги к определенным строкам. Сюжет поэмы также соответствует стилю народных песен, поскольку смерть и загробный мир часто упоминаются в традиционных балладах. Обращаясь к народной музыке, Митчелл полагает, что Харди надеялся вызвать «идеальное социальное существование, которое будет противопоставлено современному миру», и что эта идеальная жизнь была взята из «бесхитростного сельского прошлого Англии.Другими словами, поэт использовал элементы народных песен, чтобы напомнить читателям о более простом образе жизни, который когда-то существовал в английской деревне; он считал, что этот сельский образ жизни лучше, чем суматоха современности.

Джан Хохман

Джан Хохман — писатель и преподаватель Портлендского муниципального колледжа в Портленде, штат Орегон. В следующем эссе Хохман исследует различные стилистические аспекты «Ах, ты копаешься в моей могиле?» включая использование сатиры.

Томас Харди «Ах, ты копаешь мою могилу?» (1913) — драматический и сатирический диалог между мертвыми и живыми. Похороненная женщина задает один и тот же вопрос — название стихотворения — трижды: сначала ее возлюбленный, который, как она ошибочно думает, сажает руту (своего рода цветок, символизирующий печаль) возле ее надгробия, затем член ее семьи и, наконец, , ее врага, который, как она думает, находится на месте захоронения не для того, чтобы сажать цветы, а для осквернения могилы. После того, как землекоп каждый раз повторял, что ее догадки ошибочны, похороненная женщина сдается и спрашивает, кто это, что — это , копающие ее могилу.Ее собеседник, наконец, рассказали женщине, — ее маленькая собачка, все еще живущая где-то поблизости от того места, где она похоронена.

Похороненная женщина испытывает облегчение и радость, пока ее собака не скажет ей, что он не знал, что это ее могила, которую он копал, и что он здесь только для того, чтобы закопать кость, а не потому, что он скучает по женщине. Это стихотворение об удивительных результатах как для женщины, так и для собаки.

В «Ах, ты копаешь мою могилу?» Харди удивляет читателя не только содержанием, но и формой.Его техника, как утверждает Флоренс Харди в книге «Жизнь Томаса Харди 1840-1928, », включает в себя последовательное использование «хитрой неправильности», применимой к тому, чему он когда-то научился как архитектор, и к тому, что он позже применил к своей поэзии. Харди интересуется «принципом спонтанности, обнаруживаемым в лепных украшениях, узоре и т. а не поэтический шпон; последний вид вещей под названием «искусственное украшение» — это то, чего его… учили избегать как чумы.»

Это утверждение, безусловно, относится к« Ах, ты копаешь мою могилу? » который имеет обычные строфы из шести строк и, как правило, постоянное количество слогов в строке — восемь, за исключением второй и последней строк каждой строфы, которые обычно имеют шесть слогов. Схема рифмы тоже обычная: abcccb. Тем не менее, размер и ударение нерегулярны, акценты падают на разные слоги по всему стихотворению, что можно услышать, если читать сначала первые строки каждой строфы, затем вторые строки и так далее.Это хитрая неправильность стихотворения — ритма — и пример поэта, который знает «искусство скрывать искусство».

«Ах, ты копаешь мою могилу?» это сатира, слово, которое когда-то считалось производным от сатир, существо-полуживотно-получеловек, появившееся в хоре греческой драмы. Однако теперь считается, что он произошел от латинского слова satira, означающего смесь или мешанину, термин, применяемый к ранним разговорным пьесам на самые разные темы.Однако нынешнее определение сатиры применимо к «Вы копаете?»; это определение указывает на форму стиха или прозы, в которой преобладающие пороки или глупости выставляются на смех. Иногда это слово используется взаимозаменяемо с пасквилем , который относится к насмешкам над людьми, ситуациями или учреждениями. Если наши определения ясны, что же тогда является «высмеиваемым пороком или глупостью» в стихотворении Харди? Это западный идеализм или сентиментализм, связанный с постоянной преданностью мертвым.Похороненная женщина воображает, что по ней скучают те, кто был с ней близок, или по-прежнему ненавидит ее бывший враг. Она ошибается. Живые, вспоминая о ней, перешли к другим занятиям.

В зависимости от жанра истории, в которой мертвые появляются как персонажи, они чаще всего бывают мудрыми или ужасающими. В «Гамлете» Шекспира «», «», например, мертвый король рассказывает своему сыну Гамлету о подлых поступках и вынашиваемых заговорах, о которых знают только мертвый король и убийцы.В романе Брэма Стокера « Дракула» мертвые истекают кровью живых, чтобы создать больше мертвых, которые не умерли навсегда (как принято считать), а вместо этого навсегда остались живыми. Но мертвая женщина из стихотворения Харди не является ни мудрой, ни устрашающей. Она, как и живой персонаж, не может видеть из-за своего постоянного замкнутого пространства. Однако она способна слышать и говорить очень нормальную, разговорную и ошибочную речь, как и живая.

Эта комбинация факторов делает женщину, несмотря на то, что она мертва, не угрожающим и сентиментальным присутствием / отсутствием; возможно

Что мне читать дальше?

  • Поэма XXVII А.Книга Э. Хаусмана A Shropshire Lad была не только одним из фаворитов Харди, но и моделью и отправной точкой для «Ах, ты копаешься в моей могиле?» «Стихи 1912-1913 годов», написанные в память о его недавно умершей жене, резко контрастируют с иронией в «Ах, ты копаешь мою могилу?» и были названы одними из самых красивых любовных стихов на английском языке.
  • Книга Литтона Стрейчи « Выдающиеся викторианцы» произвела революцию в искусстве биографии.В нем Стрейчи иронично смотрит на некоторые иконы викторианской Англии.
  • «Пушки августа » Барбары Тачман описывает нестабильную политическую ситуацию в Европе, которая непосредственно привела к началу Первой мировой войны.

этот сентиментализм объясняет ее жизнь в смерти, поскольку считается, что надежда, даже если она сентиментальна, сохраняет «жизнь». Проще говоря, можно сказать, играя двойным значением слова «немой», что похороненная женщина нема, а не она.Во многих традиционных рассказах о смерти считается, что мертвые души извлекли уроки из смерти. То, что эта женщина по глупости думает, что ее преданно вспоминают, даже когда она лежит в могиле, удивительно.

В этом стихотворении не только мертвая женщина, но и говорящая собака. Мертвые могут говорить, так почему же не животные? Значение состоит в том, что существа, которых обычно считают мертвыми или бессознательными, оживляются или, в случае собаки, становятся тем, что люди считают более живыми. Но так ли это полностью? С одной стороны, собака — это , созданная для того, чтобы казаться более живой с «даром» речи, но с другой стороны, собака лишена того, что обычно считается собакой, что часто делает ее действительно «живой» для люди: верность.Делая жизнь собаки более человечной, заставляя ее говорить, Харди также представляет собаку более живым примером «собачьего»: у собаки есть своя собственная жизнь

«После того, как вы подошли к концу« Ах, ты? Копать в могиле? »- читатель понимает, что заголовок был бы более точным — даже менее интересным — если бы назывался« Ой. Никто не копает мою могилу ».

, не считая человеческих забот. Он слишком занят закапыванием костей, чтобы беспокоиться о верности.

Собака, кроме того, до боли честна — она ​​не лжет, чтобы избавить труп от боли, которую его не запомнят.Это заставляет собаку больше походить на животное, поскольку люди, как обычно думают, — это существа, которые лгут (по-разному называемые активом или дефектом), в то время как животные, как также считается, не могут не быть честными. Но в то же время Харди делает собаку более похожей на то, что «предположительно» воспринимается как человек, потому что он — как любовник, член семьи и враг — продолжил свою жизнь. Хотя некоторые могут назвать эгоизм или самовлюбленность чертой животных, эта черта обычно не применяется к собаке, которую обычно считают самым преданным и человечным из домашних животных.

Наконец, есть еще одно удивительное событие, касающееся собаки. Хотя редко думают, что собаки проявляют такое поведение, похороненная женщина сентиментально полагает, что собака пытается добраться до нее под землей. Поскольку кажется, что женщина так сильно хочет, чтобы ее скучали, она делает еще одну, возможно, еще большую ошибку в суждении после того, как задает главный вопрос — в конце концов, это собака, а не какой-то тоскующий по любви или мстительный человек. В общем, поведение собаки настолько богато, а поведение женщины настолько простодушно — даже если это довольно удивительно в контексте самого романтичного из медиумов, поэзии, — что читатели понимают, что сатира Харди направлена ​​на поведение женщины. .Поведение собаки, хотя и усложняемое Харди, не высмеивается, а делается удивительным и юмористическим.

В своем The Pattern of Hardy Poetry Сэмюэл Хайнс называет стихи Харди, которых более 900, «антиномиальными». Хайнс имеет в виду, что Харди, по крайней мере, в своих стихах, не представляет классических элементов силлогизма: тезиса и антитезиса, согласованных посредством синтеза. Вместо этого Харди чаще представляет драматический конфликт без примирения. В «Ах, ты копаешь мою могилу?» тезис и антитезис представлены похороненной женщиной и живой собакой соответственно.Никакое последнее заявление не примиряет женщину с теми, кто ее не помнил. Вместо того, чтобы Харди столь явно представлял свой взгляд на воспоминание о мертвых, , он представляет особую точку зрения. Поскольку похороненной женщине ничего не остается, как принять противоположные утверждения, представленные собакой, читателю остается лишь признать, что живые со временем покидают мертвых.

Конечно, читатель может также отрицать такое человеческое поведение или, по крайней мере, осудить этот предмет как непригодный для поэзии, средство, которое, как чаще всего считается, содержит лучшее из того, что люди думают, быть человеком (и меньше того, что люди думают, что это значит быть животным).Для Харди, однако, последнее поведение читателя упускает из виду. Как он объяснил в своих извинениях (поздние слова и ранее), Харди сочинял свои стихи с «упорными вопросами» и «пустыми опасениями», чтобы полностью взглянуть на худших человеческих слабостей и поведения. Он предполагает, что это не пессимизм, а оптимизм в условиях неизменной честности.

Наконец, принятие худшего из стихотворения Харди — что живые приходят, чтобы забыть мертвых — заставляет читателей понять название стихотворения как ироничное.Подойдя к концу «Ах, ты копаешь мою могилу?» читатель понимает, что название было бы более точным — даже менее интересным — если бы называлось «Ой. Никто не копает мою могилу ».

Источник: Джан Хохман, в эссе для Поэзия для студентов, Гейл, 1998.

Дэвид Келли

Дэвид Келли — писатель и преподаватель в муниципальном колледже Октон в Дес-Плейнсе, штат Иллинойс. В следующем эссе Келли углубляется в личную жизнь Харди, чтобы исследовать мотивацию , зловещую, юмористическую или даже добрую , стоящую за «Ах, ты копаешь в моей могиле?»

«Ах, ты копаешь мою могилу?» часто выбирается для представления поэзии Харди в антологиях для студентов, но ученые часто обходят его стороной, давая в лучшем случае смущенный комментарий к языку или указывая на его возможную родословную (стихи, которые могли его вдохновить).Легко понять, почему начинающим читателям поэзии понравится этот отрывок: в отличие от большей части стихов, которые изучаются в школах, которые часто выбирают для изучения именно потому, что их трудно понять — и, следовательно, они заслуживают определенных усилий или сосредоточенности — «Харди» Стихотворение, кажется, не полагается на символизм или «глубокий скрытый смысл», поэтому случайный читатель чувствует себя комфортно, понимая его после всего лишь одного прочтения. Кроме того, популярности стихотворения не мешает то, что оно написано на довольно простом языке. Современному американскому читателю этот тон может показаться немного жестким, но он определенно более удобен, чем произведения, в которых используется сложная фразеология или архаичный язык разновидностей «ты» или «пока».Так же легко понять, почему литературные критики могут не считать это стихотворение стоящим своего времени, поскольку его послание — что мертвая женщина, стремящаяся выяснить, кто ее вспомнил, обнаруживает, что никто не помнил, — не представляет для критиков никакого интеллектуального вызова. Критики также имеют тенденцию вздрагивать, когда видят, что стихотворение разыгралось как шутка, как это, с унизительным откровением в конце, что у мертвой женщины не было посетителя на могиле, только ее собака, и что даже собака была просто на ее могиле случайно.Рассказы Эдгара Аллана По сталкиваются с той же дилеммой — быть популярными среди нормальных людей, но критики отвергают их как «легковесные». Здесь, кажется, думают, что писатель, который придал своему произведению увлекательный вид, наверняка пренебрегал его литературным содержанием. Верно это или нет, не так важно, как знать, что это правда, и поэтому юмор отпугивает критиков.

Ошибка как поклонников стихотворения, так и тех, кто легкомысленно его отвергает, состоит в том, что они предполагают, что вся история находится на странице, и больше ничего в ней нет.В большинстве случаев стихотворение должно стоять само по себе, а не полагаться на то, как его тема совпадает с фактами из жизни автора. В данном случае, однако, произведение в десять раз интереснее, чем его слова, потому что его первая публикация была в сентябре 1913 года.

Почему это так важно? Потому что первая жена Харди, на которой он был женат почти сорок лет, последние тридцать из них, к несчастью, умерла в ноябре 1912 года. К апрелю 1913 года Харди уже предложил жениться на ее хорошем друге, на котором он женится на девушке. в следующем году.Последствия более пугающие, чем может осмелиться большинство мрачных комедий: одно дело верить в то, что автор изобрел жалкого персонажа, мертвую женщину, настолько нелюбимую, что ее друзья бросают ее, а ее муж быстро выходит замуж, и совсем другое дело — верить в то, что жалкое существо — это человек из реальной жизни автора, что бездушный муж

«… Одно дело верить, что автор изобрел жалкого персонажа, мертвую женщину, настолько нелюбимую, что друзья бросают ее и ее муж быстро снова женится, и совсем другое дело верить, что жалкое создание — человек из реальной жизни автора.… »

— это сам поэт. Даже черный юмор, о котором явно говорится в этом стихотворении, требует некоторого отсутствия сочувствия к человеку, который берет пирог по лицу, падает с эшафота или бросается собакой. Как только возникло подозрение, что Харди беззастенчиво сыграет такую ​​злую шутку со своей мертвой женой Эммой, фокус внимания смещается с предмета шутки на рассказчика.

В жизни, может быть, она заслужила это презрение. Рассказы о браке Харди остаются на темной стороне спектра, колеблясь где-то между «холодным» и «наполненным ненавистью».Они встретились в Сент-Джулиоте, графство Корнуолл, в 1870 году, когда Харди работал архитектором и принимал участие в восстановлении дома приходского священника. В своем эссе в The Genius of Thomas Hardy, Джеффри Григсон описывает отца Эммы как «неудачливого адвоката, нищего бездельника, которого напоили». Таким образом, будущему тестю Харди, безусловно, было не чем гордиться, и у него не было никаких оснований, кроме семейного анамнеза, думать, что он лучше Харди, но это не помешало ему написать записку до их свадьбы в 1874 году, в которой он назвал поэт, «низкопородный мерзавец, который имеет смелость жениться на моей семье.Этот незаслуженный снобизм перекинулся на Эмму после замужества. Сначала казалось, что она рада остепениться: ей было тридцать (Харди было 34), она была не очень красивой, а ее социальные перспективы были безнадежными. Она счастливо вышла замуж, и, по крайней мере, вначале отношения между Томасом Харди и Эммой Лавинией Гиффорд Харди шли хорошо.

Может быть, ревность как-то связана с этим. Харди был писателем, когда познакомился с Эммой, и он опубликовал несколько второстепенных работ, но, как уже отмечалось, он не был достаточно успешным, чтобы бросить свою повседневную работу.Ничто не могло предсказать того успеха, которого ему предстояло достичь. Его первый крупный роман, Вдали от сводящей с ума толпы, был опубликован в год их свадьбы, и вырученные средства помогли профинансировать медовый месяц во Франции. Тем не менее, ее собственное эго, должно быть, болело, когда его слава росла с последующей публикацией таких классических произведений, как : Возвращение туземца, Мэр Кэстербриджа, Тесс из Д’Эрбервилей, и Джуд Незаметный. В своей книге Thomas Hardy’s Women and Men: The Defeat of Nature, о том, как писатель трактует гендер, Энн З.Микельсон сообщил, что «подобно Зельде Фицджеральд, другой женщине, живущей в тени известности своего мужа, Эмма пробовала свои силы в разных вещах, а затем обратилась к письму — с тем же отсутствием поддержки и успеха, что и у Зельды».

Может, он ей противен. Эмма, помимо того, что была такой снобкой, что не пускала родителей Харди в свой дом, была глубоко религиозным человеком. Харди оскорбил ее и большую часть читающей публики, обсуждая вопросы сексуальности в своих романах — не так наглядно, как мы слышим их сегодня в обычной комедийной программе по телевидению, но достаточно сильно, чтобы вызвать протест и заставить автора высказаться. в свою защиту.В 1890 году он опубликовал эссе под названием «Искренность в английской литературе», интеллектуальную статью, в которой объяснял, почему он говорит откровенно и открыто, утверждая, что подавление вызвало, среди прочего, «катастрофы, основанные на сексуальных отношениях». Эта тема будет появляться во всех его произведениях. Его следующий и последний роман, Иуда Непонятный, 1895 года, , был о плохих браках и больше касался сексуальности, чем любая из его предыдущих книг. Эмма была настолько шокирована, что поехала в Лондон и безуспешно пыталась заблокировать ее публикацию.

С 1895 года и до конца своей жизни в 1928 году литературные произведения Харди были сосредоточены в основном на поэзии, попутно публиковавшиеся различные очерки и рассказы. Он всегда считал себя поэтом, хотя его романы хвалили во всем мире, а их продажи обеспечивали ему финансовое благополучие. С литературной репутацией Харди не имело значения, были ли его стихи критически успешными, что и позволяло ему продолжать свои поэтические усилия.Даже в своих романах использование языка Харди всегда представляло собой неуклюжую смесь обычного и возвышенного, а отдельные в стихах его недостатки усиливались. В эссе об использовании Харди английского языка в Thomas Hardy: The Writer and His Background, Norman Page включил цитату из Т.С. Элиота, которая отражает чувства большинства литературных критиков и может рассказать нам кое-что о типе человека, которым был Харди: « он был равнодушен даже к предписаниям хорошего письма; он писал иногда подавляюще хорошо, но всегда очень небрежно; временами его стиль касался возвышенности, не пройдя через стадию хорошего.Это похоже на человека, который мог бы опубликовать стихотворение о мертвой женщине после смерти своей жены, не понимая, как эти двое могут казаться связанными. Как отмечалось ранее, он был преданным поэтом, и критики соглашаются, что злоупотребления, которые он принял за использование «обычного» языка, вероятно, просто отметили его как опередившего свое время, но нет единого мнения о том, знали бы мы его сегодня, если бы он писал стихи. в одиночестве.

Поэзия Харди изменилась после смерти Эммы в 1912 году. Биографы и историки отмечают, что точно так же, как его работы в течение последних десятилетий их сорокалетнего брака отражали пары, у которых мало общего, живущие далеко друг от друга, даже когда они были в браке. в том же доме, его стихи стали отражать хорошие вещи, когда она умерла.«Человек забывает все последние годы и различия», — писал он другу (как отмечалось в книге Тимоти Хэндса Thomas Hardy), «и мы вспоминаем те времена, когда каждый был много друг для друга — в ее случае и мой, очень сильно «. Это отношения между Харди, которые литературные критики любят вспоминать: холодные, отстраненные, отчужденные, но неизменно такие на протяжении десятилетий и трагически возродившиеся слишком поздно, после ее смерти — поэт захвачен ностальгией и сожалением. Еще раз процитируем Григсона: «Харди снова полюбил и тосковал по своей молодой жене, какой он впервые знал ее, в общей сложности 116 стихотворений, примерно восьмую из всех стихотворений, которые он когда-либо писал.«Ах, ты копаешь мою могилу?» должно быть невероятное проявление рассеянности, если эту теорию «обновленной любви» следует воспринимать всерьез.

На создание этой работы Харди вдохновил нас. Поэма XXVII из романа А. Э. Хаусмана « Шропширский парень » была одной из фаворитов Харди: начиная со строки «Моя команда пашет?» он структурирован как серия вопросов и ответов между недавно умершим мужчиной и его лучшим другом, которые заканчиваются сильным сексуальным внушением («Я подбадриваю возлюбленную покойника, Никогда не спрашивай, чей»).В The Poems of Thomas Hardy: A Critical Introduction, Кеннет Марсден указывает на стихотворение немецкого поэта Генриха Гейне под названием «Ich stand in dunkeln Traumen» , которое Хаусман и Харди должны были прочитать и которое, по его мнению, было основой для обе их работы. Может быть, просто возможно, Харди посмотрел на «Ах, ты копаешь мою могилу?» как интеллектуальное упражнение, не обращая внимания на сильное сходство между его покойной женой Эммой и брошенной женщиной из стихотворения. Или, может быть, он шутил о бессердечии, свидетельствуя о том, что он чувствовал себя настолько защищенным в своей любви к Эмме, что не верил, что кто-то всерьез подумает, что она лежит брошенной в могиле.

Очевидно, Харди был не из тех людей, которые сильно беспокоятся о восприятии его публикой, иначе он бы продолжил свою успешную карьеру в написании романов и, возможно, не опубликовал бы огромный объем стихов, который никто не любил больше, чем он. любил себя. Учитывая непреодолимую нежность, которую он проявил к Эмме после ее смерти, маловероятно, что он опубликовал бы стихотворение, открыто клевещущее на нее, и от этого ничего не дало, кроме злобы. Наиболее вероятный ответ заключается в том, что он чувствовал, что она поняла бы это стихотворение и его выводы, что это было что-то вроде личной шутки между ними, хотя это кажется необычно нежным для той далекой пары, которой мир видел их годами.

Источник: Дэвид Келли, в эссе для Поэзия для студентов, Гейл, 1998.

Брукс, Джин, Томас Харди: Поэтическая структура, Итака, Нью-Йорк: Cornell University Press, 1971.

Brown, Joanna Cullen, A Journey into Thomas Hardy’s Poetry, London: Allison & Busby, 1989.

Cox, RG, Thomas Hardy: The Critical Heritage, New York: Barnes and Noble, 1970.

Grigson, Джеффри, «Стихи», Гений Томаса Харди, под редакцией Маргарет Драббл, Нью-Йорк: Альфред А.Кнопф, 1976, стр. 80-93.

Hands, Timothy, Thomas Hardy, New York: St. Martin’s Press, 1995.

Hynes, Samuel, The Pattern of Hardy Poetry, Chapel Hill: University of North Carolina Press, 1961.

Marsden, Kenneth, The Poems of Thomas Hardy: A Critical Introduction, New York: Oxford University Press, 1969.

Mickelson, Anne Z., «Женщины и мужчины Томаса Харди: поражение природы», Metuchen, NJ: The Scarecrow Press, Inc., 1976.

Митчелл П. Э., «Музыка и поэзия Харди», в English Literature in Transition: 1880-1920, Vol. 30, No. 3, 1987, pp. 308-21.

Орел, Гарольд, в Критических эссе по поэзии Томаса Харди, G.K. Hall, 1995.

Пейдж, Норман, «Харди и английский язык» в Thomas Hardy: The Writer and His Background, New York: St. Martin’s Press, 1980.

Strachey, Lytton, «Mr. Новые стихи Харди », в New Statesman, 1914.

Bailey, JO, The Poetry of Thomas Hardy: A Handbook and Commentary, Chapel Hill, NC: University of North Carolina Press, 1970.

Справочник, в статьях которого кратко обсуждаются истоки и темы тысяч людей. так стихи Харди написал еще при жизни.

Brennecke, Ernst, Jr., Thomas Hardy’s Universe, New York: Haskell House, 1966.

Обсуждение Бреннеке стихотворения Харди сосредоточено на его «циничном и горьком неверии в человеческую природу.”

Brooks, Jean, Thomas Hardy: The Poetic Structure, Ithaca, NY: Cornell University Press, 1971

Brooks сравнивает структуру вопросов / ответов в« Ах, ты копаешь в моей могиле? » с другими стихами Харди.

Zietlow, Paul, Moments of Vision: The Poetry of Thomas Hardy, Cambridge: Harvard University Press, 1974.

приближается к книге Харди «Ах, вы копаете мою могилу?» как «мрачную шутку».

Добро пожаловать — А.Х. Холт — западный писатель и поэт Х. Холт — западный писатель и поэт

Энн Хо Холт, доктор философии ака. А. Х. Холт

Автор и поэт.
Написание западной, американской, пограничной и исторической беллетристики, стихов и документальной литературы.

Этот сайт — кульминация моей работы и интересов.
Надеюсь, вам понравится его изучение.

Мои герои все еще ковбои.


  • Blanco Sol, автор А.Х. ХолтКинг Сазерленд мертв — по крайней мере, так думают и друг, и враг. Война закончилась почти год назад, но Кинг был тяжело ранен после капитуляции, что задержало его возвращение домой. Читать далее →
  • Кровавое искупление, автор — А. Х. Холт: Соперники, Уэс, наследник ранчо Уайт Уиллоу, и Рэд, сын скромного владельца ранчо. Красный обвиняется в убийстве. Он должен вернуться домой и все исправить. # Лошади # Тюрьма # Месть # Запад # Приключение # Романтика # Искупление Читать далее →
  • Форт High Plains, автор А.Х. Холт: едет на запад, чтобы найти новую жизнь для себя и своей возлюбленной Амелии, Джастин сталкивается с убийцами на следе. В форте Бента он находит друзей, но также и предателя, планирующего захватить форт с помощью команчей. Предупрежденный, он готовит форт и его людей к атаке. Читать далее →
  • Кендрик А. Х. Холтвейн Кендрик вызывает подозрение. Его лучший друг, Джим Карсон, внезапно исчез, и заявление Джима было передано компании Blake Mining Company, которая утверждает, что земля была заброшена.Читать далее →
  • «Гордость Кендрика», автор: А. Х. Холт Растлерс столкнул стадо коров и лошадей «Треугольник восемь» через сломанный забор. Дэн Смитсон следил за ними почти до темноты. Читать далее →
  • «Верховая езда», автор: А. Х. Холт Растлерс вытолкнул стадо коров и лошадей «Треугольник восемь» через сломанный забор. Дэн Смитсон следил за ними почти до темноты. Читать далее →
  • Silver Creek А. Х. Холта Умный, верный и жесткий, Джон покоряет ваше сердце и сердце героини «Энди» Блейна.Андреа — немного мальчишка, но красивая, сильная и настоящая западная женщина. Джон участвует в войне за права на воду на Силвер-Крик и соседних ранчо, потому что его отец, похоже, оказался на неправильной стороне закона. Читать далее →
  • «Десять в Техасе» А. Х. ХолтКемпинг с ночевкой на недавно освобожденных землях старого ранчо XIT. Уилл Гэнтри внезапно испытывает странное и долгожданное чувство принадлежности. Читать далее →
  • Злоумышленники А. Х. Холта Историческая христианская фантастика.История двух разбойников. Эпическая сказка о жизни ее героев. История разворачивается в Израиле во времена Христа и рассказывает о жизни и временах двух разбойников. Читать далее →

Хештеги

# Ковбои и индейцы # Ковбой # Американский индеец # Герой # Кони # Скотмес # Вестерн # Дикий Запад # Ковбойская поэзия # Романтика # Граница # История # Историческое # Запад # Средний Запад # Дружелюбный к семье # Техас # Пэнхэндл # Колорадо # Аризона # Касса Миссури # Американский Запад # Американский Средний Запад # Американский рубеж # Америка # Учитель # Обучение # Написание # Автор # Писатель # Поэт # Подвеска # Приключения # Приключенческий боевик # Триллер

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *