Актеры гоголь центра фото – Артисты «Гоголь-центра» рассказали о прошлом и настоящем театра — Журнал Театр.

Содержание

Звезды «Гоголь-центра» в специальной фотосессии InStyle

2 февраля исполняется пять лет «Гоголь-центру», самому интересному, модному и самому свободному московскому театру. В честь юбилея мы предложили трем парам актеров, играющим любовь в лучших спектаклях театра, примерить актуальные в этом сезоне вещи из денима — материала, который всегда был символом молодого бунтарского духа.

Ca116775b98b13d798baa56512afd60e03f4d360

Филипп Авдеев, Яна Иртеньева, Евгений Сангаджиев, Светлана Мамришева, Один Байрон, Александра Ревенко

Днем в фойе «Гоголь-центра» совсем тихо — иногда выходят выпить кофе в буфет или кому-нибудь позвонить сотрудники театра и артисты, с утра до вечера занятые в репетициях. «Как мы теперь любим говорить: дела идут. Премьеры выпускаем по плану. Кирилл Семенович так все устроил, что и в его отсутствие театр может полноценно работать», — отвечают здесь на дежурные вопросы с тех пор, как художественный руководитель Кирилл Серебренников находится под домашним арестом в связи с обвинением «по делу «Седьмой студии».

2 февраля «Гоголь-центру», который по праву считается самой яркой точкой на карте современной театральной Москвы, исполняется пять лет. Но гордится совсем еще молодой театр не этой цифрой, а 43 премьерами, выпущенными на большой и малой сценах.

«Кирилл всегда повторяет: наш театр — для всех. Неважно, кто ты — художник, политик, домохозяйка или хирург»

Артисты «Гоголь-центра»

Все началось летом 2012-го, когда Сергей Капков, бывший тогда руководителем столичного Департамента культуры, предложил Кириллу Серебренникову возглавить Театр имени Гоголя. Труппа негодовала: мол, какой-то пришлый режиссер, у которого все будут голые и в крови плясать на сцене.

А Серебренников просто пришел в театр и лично поговорил с каждым артистом. Кто-то со скандалом хлопнул дверью, но многие остались. Думали ли они тогда, что будут играть в одном из самых ярких театров в Москве, ездить со спектаклями в Авиньон и на другие мировые фестивали?
За первые несколько месяцев новый худрук превратил богом забытый театр в уникальную междисциплинарную культурную площадку «Гоголь-центр», где не только ставят спектакли, но и показывают кино (именно здесь, например, в 2014-м состоялась столичная премьера «Нимфоманки» фон Триера), проводят встречи, лекции и выставки.

Cb3a3d916f95773f7e1ff78e63619e13de5cd322

Костюм, H&M; ботильоны, Casadei; кепка, Pennyblack; серьги, кольцо, колье, все — H.Stern; колье, Dior

Открывшийся после реконструкции в феврале 2013-го «Гоголь-центр» полностью отказался от репертуара прежнего театра и при этом выпускал по пять новых спектаклей в месяц. Первой премьерой стала «Митина любовь»: артисты «Седьмой студии» Филипп Авдеев и Александра Ревенко играли на малой сцене трогательную бунинскую любовь, целый час лазая по торчащим из стены палкам. Столичная публика была в нокауте, критики тоже, когда узнали, что автор задумки, латвийский режиссер Владислав Наставшев — ученик Льва Додина. До сих пор на «Митину любовь» не достать билет (в конце января будет 100-й спектакль), а знакомить зрителя с молодыми звездами европейского театра стало в «Гоголь-центре» доброй традицией.

Надолго запомнили театралы и «кинотрилогию»: спектакли, поставленные по мотивам знаменитых фильмов Висконти, Фасбиндера и фон Триера, выводили публику, привыкшую к классическому репертуарному театру, из зоны комфорта.

Открывавшие цикл «Братья» Алексея Мизгирева стали первой премьерой на большой сцене «Гоголь-центра». Сюжет фильма «Рокко и его братья» из Милана 1950-х переехал в Москву 2000-х, а молодым и энергичным актерам Риналю Мухаметову, Никите Кукушкину, Роману Шмакову и Ивану Фоминову удалось то, что не получилось у их персонажей: покорить столицу.

В финале зрители аплодировали 15 минут стоя, а постановку тут же окрестили «новой русской социальной драмой». По успеху с «Братьями» тогда могли соперничать разве что спектакль-путешествие «Сон в летнюю ночь» Серебренникова (оригинальная трактовка комедии Шекспира, содержащая четыре разных по стилю новеллы, предвосхитила моду на иммерсивные постановки) и его же «Отморозки», поставленные еще со студентами в Школе-студии МХАТ.

08873f8982524e0c12ec4af2854dda301f8cb63f

Топ, Elisabetta Franchi Jeans; юбка, Calvin Klein Jeans; кеды, Dior; все украшения — Tiffany&Co.

Отчаянные юноши и девушки, восставшие против системы и вопиющего несовершенства мира, вышли на столичные подмостки через полгода после «Манежной» и стали настоящими героями нашего времени. Так в Москве родился новый политический театр, и его признали: спектакль стал лауреатом «Золотой маски» в сезоне 2011 / 2012. Это был первый случай в истории премии, когда награду получили актеры, еще не закончившие театральный вуз.

Именно на репетициях «Отморозков» родилась знаменитая формула Серебренникова: «Не врать и не бояться». Для работников и артистов «Гоголь-центра» это не просто слова, а принципиальная жизненная позиция, которой они уже пять лет заражают зрителей — и делают это с неистовой энергией и страстью. Те, кому сейчас 20-30 лет, признали это место своим и, наравне с более взрослой публикой, приходят сюда за актуальным и умным театром, который ведет с ними открытый, честный диалог.

«Гоголь-центр» стал не только территорией современного искусства, но и территорией свободы. И хотя сам Серебренников отвергает морализаторство и любит повторять, что «театр — не путеводитель и не инструкция к чайнику», все же «Гоголь-центр» за эти пять лет многому нас научил. Не бояться нового, не бояться остаться непонятыми, а главное — не бояться смотреть туда, куда всегда было страшно заглянуть. Поэтому мы хотим, нет, мы требуем продолжения. И верим: все только начинается.

62fe9a9da2e03b1070c3f00b5e66d99ec29a1710

На Яне: брюки, H&M; кепка, Pennyblack; ботинки, Dirk Bikkembergs; серьги, кольцо, колье, все — H.Stern; колье, Dior. На Одине: футболка, Brunello Cucinelli; джинсы, Dirk Bikkembergs

«ДЕМОНЫ». Один Байрон, Яна Иртеньева

Пьеса современного шведского драматурга Ларса Нурена переносит зрителей в квартиру супругов Франка и Катарины и заставляет взглянуть в лицо проблемам, о которых многие не решаются говорить.

О любви. Один: «Находит странное молчание по временам на нас, но в нем таится увенчание, спокойный счастья час». Для меня эти строчки Михаила Кузмина описывают любовь».

Работа и личная жизнь. Яна: «Мужчина, за которым стоит женщина, становится сильнее и жаждет побеждать. Он выходит уверенным на сцену и выглядит убедительно в роли. Женщина же становится сильнее, когда одинока. Тогда ей нечего терять, и она пытается доказать миру и себе свою значимость и силу. Для актрисы это большой плюс в работе».

Про «Гоголь-центр». Один: «Кирилл Серебренников мне дал совет: «Не суди своего персонажа, не надо играть с моралями. Когда мы начинаем судить, театр перестает быть гуманным». Яна: «Мы в театре не занимаемся абстрактным искусством и изучением собственного пупка. Мы чувствуем сегодняшнее время и стараемся развиваться».

Смешная история. Яна: «Посреди спектакля «Братья» одна женщина решила уйти, тихонечко встала и пошла к выходу. А действие продолжается. И тут героиня Вики Исаковой кричит кому-то из персонажей: «Стой, сука!» Зрительница замерла. Спектакль идет дальше, и Исакова снова кричит: «А теперь иди, сука!» — и женщина пошла».

44d5cfb887db6ad44f3e08af5ff4fb4d8ebfd036

На Филиппе: футболка, Intimissimi; комбинезон, Levi’s; ботинки, Dirk Bikkembergs. На Саше: юбка, Brunello Cucinelli; куртка, Levi’s; кеды, Dior; все украшения — Tiffany&Co.

«МИТИНА ЛЮБОВЬ». Филипп Авдеев, Александра Ревенко

В конце января в «Гоголь-центре» пройдет 100-й спектакль Владислава Наставшева по одноименной повести Бунина. За пять лет на сцене история первой любви Мити и Кати стала визитной карточкой театра.

О любви. Филипп: «Любовь — это сила, разрушающая человеческий эгоизм». Саша: «Любовь — это болеть за «Спартак» и смотреть матч, в котором он проигрывает 7:0».

Работа и личная жизнь. Саша: «Любой выход из равновесия в жизни идет на пользу актеру. Любовь мешает только вовремя приходить на работу».

Про «Гоголь-центр». Филипп: «Когда мы начинали репетировать здесь, театр был еще в ремонте, и нам казалось, что мы работаем в каком-то ДК на выселках и готовимся ехать со спектаклем в Москву в надежде, что нас куда-нибудь возьмут».

Роль мечты. Саша: «Я часто играю характерных героинь, а хочется сыграть драматическую роль. Например, героиню, которая молчит и смотрит вдаль».

A2c0cd98eb7b6797a9ab7c19493f486519a5c8f0

На Жене: свитшот, H&M; джинсы, Philipp Plein; ботинки, Dirk Bikkembergs. На Светлане: топ, Vika Gazinskaya; юбка, Ksenia Schnaider; колье, Dior; серьги, Tiffany&Co.

«СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ». Евгений Сангаджиев, Светлана Мамрешева

Спектакль-путешествие по пьесе Шекспира Серебренников поставил еще в 2012 году в рамках проекта «Платформа» на «Винзаводе». Сегодня постановка идет в пространстве «Гоголь-центра». В первом акте зрителей встречает пара богов — Оберон и Титания.

О любви. Женя: «Моей первой любовью была очень красивая девочка. Но сейчас она толстая, и у нее проблемы со вкусом. Я подписан на нее в инстаграме. Любовь зла». Света: «Любовь — это служение. И когда ничего не ждешь взамен».

Про «Гоголь-центр». Света: «У меня первые дни ассоциируются с «елкой у Ивановых». Была читка: пришли артисты старой труппы, которым за 80, и «Седьмая студия» — и мы все вместе играли детей. Было мило». Женя: «Первое воспоминание, связанное с «Гоголь-центром», — запах кислых щей. Когда я пришел сюда на репетицию «Сна в летнюю ночь», все было в строительных лесах, полиэтилене. Я зашел со служебного входа — и пахло щами и пылью так, что было трудно понять, где я».

О Серебренникове. Света: «Человек, который с маниакальной силой и вдохновением занимается своим делом. Страстный художник, организатор места силы». Женя: «Очень добрый, умный, с безупречным вкусом. Он очень любит людей и болеет за них. А еще очень любит свою работу».

О театре. Женя: «Театр — это странная штука. Люди из разных точек города едут в одно время в определенное место. Садятся на стулья, смотрят в темноту и чего-то ждут. Актеры выходят к ним, и начинается магия. Этот момент неповторим».

Текст Злата Фетисова, фото Данил Головкин, стиль Лада Арзуманова, макияж Елена Анисимова, прически Екатерина Архипова, ассистент парикмахера Ольга Фридман, ассистент стилиста Мадина Алиева, ассистент фотографа Павел Панкратов @Bold photorental, продюсер Ксения Васильева

Артисты «Гоголь-центра» рассказали о прошлом и настоящем театра — Журнал Театр.

25 октября, в день, на который было назначено первое судебное заседание по делу «Седьмой студии» (напомним, оно было перенесено на 7 ноября в связи с экстренной госпитализацией адвоката Алексея Малобродского Ксении Карпинской), была опубликована передача «Бе(з)серебренники», состоящая из интервью артистов «Гоголь-центра».

Кадр из фильма «Бе(з)серебренники». Филипп Авдеев

«Бе(з)серебренники» — один из выпусков youtube-передачи «А поговорить?», однако фактически — самостоятельный документальный фильм. В нём актёры «Гоголь-центра» Александр Горчилин, Филипп Авдеев, Никита Кукушкин, Ян Гэ, Один Байрон, Александра Ревенко и Ольга Науменко озвучивают ряд своих размышлений о происходящем в театре сейчас и происходившем прежде (многое здесь публично произносится впервые), а история последних десяти лет выстраивается в последовательный рассказ — от приёма участников будущей «Седьмой студии» на курс Серебренникова в Школе-студии через специфику учёбы на этом курсе, появление «Гоголь-центра», арест Серебренникова — до настоящего времени.

Кадр из фильма «Бе(з)серебренники». Александр Горчилин

Александр Горчилин и Филипп Авдеев вспоминают день ареста режиссёра. «Мы собрались всей съёмочной группой, переоделись, загримировались, уже стоим, пытаемся выучить текст, который нам сейчас надо говорить… А режиссёра нету» (Горчилин). «И тут лента новостей: „Кирилл Серебренников задержан во время съёмок фильма „Лето““. Странно. Вторая ссылка, третья, четвёртая. И мы все в оцепенении стояли на улице, долго курили, пытались понять вообще, что нам делать дальше. Потом нам сказали, что съёмочный день отменяется, мы ждём… каких-либо объяснений. И мы пошли в кафе „Рубинштейн“ и сидели там часов так двенадцать, наверное. Потому что мы не понимали просто, куда нам идти» (Авдеев).

«Потом ещё за тобой стоят два шпиона. Через дорогу. Вот мы сидим в ресторане, и стоят двое дядек, делают вид, что изучают архитектуру Санкт-Петербурга. И сколько мы сидели в кафе, вот столько они стояли напротив и делали вид, что любуются собором. Тоже мне шпионы» (Горчилин).

Кадр из фильма «Бе(з)серебренники». Один Байрон

Один Байрон поделился впечатлением от российских судов: «Суды в Штатах — это федеральные дома, во-первых. Они всегда, даже в самых маленьких городах, какие-то солидные, огромные. Дома, которые были построены государством, красивые. Суд для меня — это (…) есть огромный зал, и все слушают. А тут… Конечно, удивляюсь, что тут маленький, душненький кабинет, куда надо прийти, и пускают особенных десять-двадцать человек. Остальные, мы все, забиваемся в какую-то маленькую комнату и смотрим на телевизор. Удивляюсь, что суда никогда не показывают.

Когда штурмовали театр в прошлом году, удивился, что государственные охранники пришли в балаклавах. Опять же вопрос — чего вы боитесь? Так не делается — вы работаете на государство! Вы официальные (…) — почему вы в балаклавах, как криминалы? И у меня то же самое ощущение в суде. Почему вы не показываетесь, почему такое странное правило, что мы не можем на вас смотреть?»

Кадр из фильма «Бе(з)серебренники». Никита Кукушкин

Никита Кукушкин высказал мнение о причинах происходящего: «Я считаю, что ситуация достаточно простая: Кирилл Семёнович действительно человек, который аккумулировал — в „Гоголь-центре“ и вообще — всю интеллигенцию оставшуюся. А это не выгодно никому. Потому что мы определённо высказываем позицию и своё отношение к уродствам, которые происходят и которые есть.

Помню, было такое, что мой знакомый сидел на представлении, которое называется „Смерть Сталина“. И он мне потом рассказал, что справа от него сидел человек с гербом ФСБ и стенографировал: „Вышел тот-то, читает это“».

Кадр из фильма «Бе(з)серебренники». Ольга Науменко

А Ольга Науменко рассказала о выпуске «Маленьких трагедий» без режиссёра: «Если он сказал, что премьера будет тогда-то, она состоится. Даже когда случилась страшная ситуация с его арестом в августе месяце. Мы накануне, перед уходом в отпуск, сделали первый прогон „Маленьких трагедий“. (…) Короче говоря, просто его собрали — и ушли в отпуск. И вдруг мы узнаём в августе месяце, что такая ситуация происходит. Прихожу на сбор труппы, нам говорят, что премьеру играем такого-то и такого-то числа. Как?! Без Кирилла Семёновича собрать спектакль — это нереально! И вот вся эта группа, которая занята в „Маленьких трагедиях“, и я в том числе, приходит на репетиции. Каждую репетицию снимали, Кириллу Семёновичу через адвоката передавали плёнку — и каждая репетиция начиналась с замечаний и правок; всё это выполнялось. И таким вот образом мы всё-таки в то самое число, которое было назначено, вышли на сцену и сыграли премьеру».

Ведущие артисты «Гоголь-центра» теперь и в кино

Собрать всех троих вместе — настоящее испытание. Один задействован в репетиции, второй в спектакле, третья в съемках в Болгарии. Наконец все складывается. Мы рассаживаемся на лавочках на заднем дворе «Гоголь-центра». Артисты и правда выглядят как перед первым уроком: кое-кто еще не до конца проснулся, а кто-то полон энергии. Зато на лицах у каждого — живой интерес. «Я вчера лежал в ванне и думал: втроем же нам тяжело будет отвечать, так что давайте тогда по очереди», — начинает Никита. Маша возражает: «Но ты же все равно будешь перебивать, да, Никита? Скажи: я буду перебивать». Филипп в это время молча улыбается. Так и прошла вся беседа: Филипп отмалчивался, Маша отвечала серьезно, а Никита всех перебивал.

Московские ребята и девочка из Перми

— Дадим первое слово девушке. Маша, в фильме за твое сердце бьются сразу два молодых человека. А как выглядят ваши отношения вне площадки? Ребята помогают, заботятся о тебе, слушаются?

Мария Поезжаева: Филипп и Никита — свободолюбивые животные, так что не слушаются точно. Но они хорошие!

Никита Кукушкин: Хорошо сказала, развернуто.

М.П.: Мы с первого курса стараемся друг друга беречь. Конечно, иногда подтруниваем. Вот ребята постоянно надо мной шутят.

Н.К.: У нас на курсе все отвечают за разное на планете. Допустим, один — главный за всех птиц. Другой — за деревья. Этот за землю. Тот за горы.

Филипп Авдеев: Кто-то за горе.

Н.К.: Я с Филом учился в одном класс-центре школы Казарновского, на два курса старше. Только Фил ушел после третьего класса, а я остался до девятого.

Ф.А.: Потом мы с Никитой какое-то время вместе играли в Детском музыкальном театре юного актера. Так что когда мы встретились на вступительных экзаменах у Кирилла Серебренникова, мы были уже девять лет как знакомы.

М.П.: Я с ребятами впервые встретилась как раз на вступительных у Серебренникова. У нас с Филиппом был совместный этюд на четвертом туре. Они тогда оба были такие ребята московские, а я девочка из Перми — приехала и ничего не знала. Но к моменту съемок «Класса коррекции» мы четыре года как учились вместе и уже хорошо понимали друг друга. Помню, как мы ехали втроем на Никитином мопеде...

Н.К.: У меня тогда Joker был. Фил сидел сзади, я за рулем, а Маша спереди, в ногах — в такой прощелине под рулем. Зато на ней единственной был шлем.

М.П.: И мы летели по городу, как инопланетная тройка.

— Ваша школа была чем-нибудь похожа на ту, которую вы показываете в фильме?

Н.К.: Совсем нет. Школа Казарновского — все равно что одна большая семья. Главное, что он делает: сохраняет людей детьми до самого выпуска. Хотя когда после девятого класса я поступил в общеобразовательную школу, в экстернат, где проучился год, — вот там я понял, что такое класс коррекции. Я увидел, что становится с детьми, когда учителя бездумно вдалбливают им в голову системы и схемы, которые до этого вдалбливали в головы учителей. Это страшно.

Ф.А.: Я поменял четыре школы, и в последней мне попалась хорошая классная руководительница, которая мне все прощала и закрывала все пропуски. Но первая встреча с одноклассниками прошла довольно жутко. Меня все спрашивали: за кого ты болеешь? А я отвечал: я не болею, я здоровый. Но при этом я никогда не попадал в ситуацию, чтобы меня кто-то бил.

М.П.: У меня была обычная суровая уральская школа.

— Так обычная или суровая?

М.П.: Пермь — совсем не Москва. И район Крохаля не самый благополучный. А в остальном была обычная школа на конечной остановке. Я по большей части общалась с педагогами, а не со сверстниками. Мне всегда было интересно узнавать что-то новое. Мой учитель по истории — человек, который научил меня думать, анализировать, сопоставлять прошлое с настоящим, с нашей действительностью. Еще любила литературу, хотя я такая разгильдяйка — писала сочинения за пять минут до урока, причем специально таким почерком, который могла разобрать только я. Тогда же я пошла в театральный кружок, мне это стало интересно. А когда приехала в Москву, испытала огромную радость: оказывается, в мире есть много людей, которым интересно то же, что и мне. Такие же веселые, открытые и все время что-то придумывают.

Никита Кукушкин, Мария Поезжаева и Филипп Авдеев. Фото: A COMPANY RUSSIA.

От Гендальфа Серого до Гендальфа Белого

— Как вас утвердил режиссер в кино? Оптом взял из «Гоголь-центра» или выбирал по одному?

Н.К.: У меня было так. Я репетировал «Братьев», когда меня пригласили на пробы. Я пришел немного в образе, слегка набыченный, хотя это мне несвойственно. Попробовал какую-то сцену, ушел и забыл. А через полтора месяца уехал с друзьями отдыхать в Таиланд. Там в самый последний день я случайно встречаю Фила в лобби гостиницы на самой главной улице Бангкока.

Ф.А.: Где мы сидели уже на последние деньги.

Н.К.: Буквально за день до этого мне позвонили из Москвы: Никита, вас утвердили. И вот мы сидим с ребятами, а Фил говорит: вот у меня будут съемки. Я такой: и у меня. Он мне: и чё, где играешь? Я: да там, хулигана Мишку в одном фильме. Фил: прикольно, а я Антона. Я: да ладно? И тут, в центре Бангкока, мы впервые узнаем, что будем играть в одном фильме.

— Я так понимаю, Машу в Таиланд вы не взяли?

М.П.: Девушек на корабль не берут. Мне было интересно, что это за фильм, что за режиссер, чего он хочет. У меня сразу была мысль, что я хочу и буду это играть. А потом мы все втроем оказались на одной площадке, чему я очень рада. Мы же играем в одном театре, на одном языке разговариваем. Лучше партнеров нам не найти.

— Должно быть, это сильно упростило вам задачу, ведь в сценарии не было прописанных диалогов, и вам приходилось импровизировать.

Ф.А.: Еще на пробах я почувствовал разницу, когда Ваня попросил что-то сделать от себя. Я первый раз с таким столкнулся. До этого я ненавидел ходить на пробы. Когда тебе ставят задачу: сыграйте сцену в белой комнате, представьте, как фашисты вешают русских.

Н.К.: Да, а так ты сразу чувствуешь свободу!

М.П.: Для меня даже не это было важнее всего. Просто эта та история, которая совпадает с твоим видением мира. Про людей, о которых не говорят, до которых никому нет дела, потому что и своих забот хватает. А вы попробуйте просто сесть в инвалидную коляску и проехаться, допустим, от сада «Эрмитаж» до Большого театра. Даже вдвоем сложно передвигаться по этому маршруту, а одному тем более. Наш фильм принес мне огромную человеческую радость от возможности сделать что-то полезное.

Н.К.: Но это кино чуть больше, чем просто история об инвалидах. Для меня это поэзия. Я так на это смотрю: Ваня написал стих, а мы в нем как строчки. Здесь специально все немного гипертрофированно.

Ф.А.: Ваня совместил документальную реальность с вымыслом. Зрителя сначала погружают в мир, который ему знаком. Он думает: ну все понятно — школа, социальная драма, я это и так каждый день вижу. И вдруг начинает происходить что-то чудесное.

— Такое отношение к фильму у вас сформировалось уже после того, как он завоевал целый вал наград?

Н.К.: Оно сформировалась тогда, когда мы две ночи просидели все вместе в кафе, разбирая будущий фильм буквально по кадру.

Ф.А.: Порой доходя до чистого бреда. Как-то ближе к шести утра мы даже договорились до Будды...

Н.К.: Мы все думали: что должны пережить наши герои, когда ложатся под поезд? И в какой-то момент пришли к тому, что в этот момент ребята видят свет, который соединяет их с Богом. Проходя таким образом полное очищение.

Ф.А.: И потом ты снова шагаешь в обычный мир, и страхи постепенно возвращаются.

Н.К.: А героиня Маши, Лена, — изначально светлый персонаж. Абсолютно чистый герой.

М.П.: Настолько сильная душой, что выходит из этой истории таким же ангелом, как и пришла в нее.

Н.К.: Становится даже лучше! Проходит такой апгрейд от Гендальфа Серого до Гендальфа Белого.

(Все смеются.)

— А Миша с Антоном, получается, стали орками?

Ф.А.: Да нет же! Просто вот так их перекосила, переломала эта школа, что они стали бояться людей, чувств, самих себя.

Последний звонок

— При этом в фильме снимались не только актеры, но и реальные дети с серьезными заболеваниями.

М.П.: Меня абсолютно покорил настрой Маши Урядовой, ее абсолютный оптимизм по жизни. Вот у кого можно поучиться энергии, вот этому «здравствуй, мир! здравствуй, я!». У нас в съемочной группе была пара, которая собиралась пожениться. Или ребята, которые все знали про коляски, каких они бывают видов: от гоночных до танцевальных. Мне каждая встреча с такими историями дает огромную веру в людей.

— Вы навещали настоящие классы коррекции?

Н.К.: Нет, Ваня хотел, чтобы мы избежали любой фальши, пародирования. Во мне он сразу увидел плохого парня, хотя на самом деле во мне его нет. Я даже человека ни разу не бил.

Ф.А.: Я был только один раз на встрече со специалистом. Он мне рассказывал, что происходит с человеком при приступах эпилепсии.

Н.К.: Мне такая встреча была ни к чему, Миша же, по сценарию, переболел менингитом. Хотя на самом деле, когда я был маленьким, врач ставил мне диагноз гиперактивность и прописывал таблеточки. К счастью, я уже в десять лет быстро сообразил, что пить их не буду, чтобы не потерять себя, и благополучно выбросил.

М.П.: У меня больше всего проблем было с походкой, потому что то, как на самом деле ходят люди с ДЦП, в кадре выглядит неправдоподобно. А играть другое я, как актриса, позволить себе не могла. Я встречалась с парнем с ДЦП, он мне рассказывал, что такое профилактические занятия, специальная гимнастика. Как понять, в каком случае какие мышцы работают, а какие нет. Он рассказал, что для него разогнуть ногу — такая же боль, как обычному человеку, а не гимнасту, сесть на шпагат. В итоге мы с Ваней разбирали отдельно все сцены, в которых я хожу. Каждый раз заново придумывали, как Лена должна подниматься, спускаться.

— Вам комфортно было работать с режиссером — вашим ровесником?

Ф.А.: Не чувствовалось, что он наш ровесник. А все потому, что он четко понимал, что хочет. Ты задаешь вопрос, а он не придумывает на ходу, а конкретно отвечает, что ему нужно.

Н.К.: После первого же дубля Ваня подошел и сказал: стоп, Никита, что ты играешь, что за бровки домиком? Я сразу понял: все в порядке, все супер — вот режиссер.

Ф.А.: Мы поэтому и делали порой по двадцать дублей. Даже в таких сценах, которые длились по пятнадцать минут. В такие моменты чувствуешь себя скорее в театре, чем в кино.

— Если представить, что сейчас «Класс коррекции» подошел к выпускному балу, что бы вы хотели сказать в свой последний звонок?

М.П.: Что механическая изоляция какой-то части населения при отсутствии диалога с ней, даже между двумя людьми, — это не решение проблемы. Будь это дети-инвалиды, их родители или просто люди, которые почему-то не могут вступить в коммуникацию с другими.

Н.К.: Я бы сказал, чтобы дети верили в себя. И не слушали никого. А родителей слушали только в том случае, если их мнение совпадает с твоим. Наши родители хорошо помнят 90-е, когда все друг друга боялись. И у них осталось огромное количество нерастраченной любви, которую они обрушили на нас по полной. Теперь родители боятся уже не за себя, а за своих детей, поэтому постоянно твердят: тебе нужно это, тебе нужно то. А на самом деле просто гробят их, выращивая по сути вторых несчастных себя. Заставляя учиться там, где они не хотят. И делать то, что они не любят.

Ф.А.: Я бы не стал представлять взрослых в таком уж мрачном свете. У каждого из нас что-то такое в жизни случалось, но это не значит, что в нас не осталось того, детского света. Надо, чтобы люди перестали думать, что то материальное, которое нас окружает, важнее того, что в нас. А еще о том, что каждый взрослый когда-то сам был ребенком.

Н.К: Чтобы взрослые не только учили детей, но и сами у них учились!

Фотограф Гоголь-центра Алекс Йоку: "Актеры

Алекс Йоку. Фото: из личного архива

Сетевое издание M24.ru начинает публиковать серию интервью с людьми, играющими важную роль в повседневной жизни московских театров. Суфлеры, гримеры, костюмеры, декораторы, фотографы, технические сотрудники, работники бутафорских цехов, буфетчицы и гардеробщицы – их труд часто незаслуженно остается в тени актерской и режиссерской славы. Мы решили исправить это упущение и узнать секреты театральных профессий.

Алекс Йоку – молодой и перспективный фотограф Гоголь-центра. Он имеет возможность запечатлеть быстротечные мгновения жизни на сцене, пообщаться с актерами во время репетиций и одним из первых узнать о грядущей премьере.

- Алекс, как долго вы сотрудничаете с Гоголь-центром? С чего началась эта работа?

- С Гоголь-центром я сотрудничаю с момента его открытия под художественным руководством Кирилла Серебренникова - с февраля 2013 года. Все началось с приглашения на открытие. В тот день у меня с собой оказалась камера. Так я и пробегал весь праздничный спектакль между первым рядом и сценой, пытаясь поймать отличные кадры.

На самом же деле, история нашей дружбы с Кириллом началась намного раньше - чуть больше трех лет назад. Я тогда только взял камеру в руки, снимал в основном постановочные фотографии со своей музой-подругой. И упорно считал, что никогда не смогу делать репортажные фото, так как не понимал, как выстроить композицию и поймать нужную эмоцию человека. Друг попросил меня помочь с подготовкой спектакля Riverside Drive Александра Сазонова - будущего выпускника мастерской Кирилла Серебренникова. Этот спектакль я решил снять. Фото получились достаточно простыми, но я благодаря им перешагнул планку самоограничения. Практически сразу после премьеры спектакля я познакомился с Кириллом, который похвалил мои фото. После этого меня пригласили в МХТ на спектакль "Феи". Там я первый раз увидел его режиссера Давида Бобе и ребят из "Седьмой студии", тогда еще студентов Школы-студии МХАТ. С тех пор следую за ними всюду: МХТ, Винзавод, Platforma, Гоголь-центр. Где новый спектакль, там я.

Ильзе Лиепа. Спектакль "Вне системы". Фото: Алекс Йоку

- Как вы ощущаете себя в роли театрального фотографа? Есть ли специфика такого рода деятельности?

- Я бы не стал называть себя театральным фотографом. Это скорее хобби, а его результат, надеюсь, эстетически радует окружающих. У меня нет норм выработки или производственных планов. Прихожу на репетиции и прогоны, проживаю там с актерами и командой, работающей над спектаклем, несколько дней и делаю красивые картинки.

Для меня это удивительное и интересное состояние, я не делаю работу, а вношу посильный вклад в большое общее дело. На своих снимках показываю спектакль так, как сам его почувствовал. То есть, не снимаю "сухой" репортаж, а создаю свою интерпретацию происходящего. И здесь важно все: композиция кадра, эмоции и позы актеров, цвет и свет. Стараюсь сделать каждый кадр самодостаточным, полноценным, и, главное, чистым, чтобы никакие лишние детали не отвлекали зрителя от актера и того, что он хочет донести. Люди, которые спектакль не видели, могут взглянуть на фото и попробовать попасть в мир тех героев, которых видел и снимал я. Думаю, в этом и есть специфика.

- Какие возможности для творческого развития вы получаете в Гоголь-центре?

- Во-первых, Гоголь-центр – это не просто театр, это творческий кооператив. В нем всегда много людей и они все друзья или очень быстро им становятся. Мне нравится весь репертуар Гоголь-центра и как зрителю, и как фотографу. Режиссеры, которые над ним работают, безусловно, талантливо создают невероятные спектакли, в которых сочетается сильная драматургия с интересным медиа-перформансом. Как зритель, считаю, что это крайне важно для современного театра и его развития. Как фотограф, каждый раз восторгаюсь, получая отличные фотографии. Ведь в репортажной съемке очень многое зависит от того, что фотограф видит перед собой. Если картинка сама по себе бесцветна и скучна, очень сложно в ней за что-то зацепиться и сделать интересный снимок, даже после долгой работы в фоторедакторе. В Гоголь-центре по определению нет неинтересных спектаклей. Это дает мне очень широкие возможности для экспериментов в съемке и обработке фотографий. Снимки каждого спектакля не похожи на предыдущие, они в своем роде уникальны.

- Расскажите, как проходят съемки во время спектаклей. Есть ли у вас профессиональные секреты удачных фотографий?

- Для меня съемка каждого спектакля похожа на марафон, причем марафон с сильнейшей эмоциональной отдачей. Обычно весь спектакль я бегаю вокруг сцены, приседаю, подпрыгиваю, падаю на пол для того, чтобы одновременно поймать необходимую мне эмоцию, снять актеров в выигрышных ракурсах и правильно выстроить композицию снимка. Все на сцене происходит в реальном времени и очень динамично. Соответственно и я втягиваюсь в этот ритм, погружаюсь в спектакль, начинаю чувствовать его не как зритель, а скорее как участник.

Часто я сначала делаю как бы черновую или техническую съемку. То есть больше смотрю прогон, чем снимаю. Это дает мне возможность получить понимание героев, событий, драматургии, увидеть смену сцен и света. Ко второму просмотру я уже имею некоторое количество снимков, которые мне нравятся, плюс полное представление о спектакле, и знаю, что именно я еще хочу снять и как.

Думаю, это и есть основные секреты удачных фото для меня. Есть, конечно, и другие: правильное кадрирование, цветокоррекция, ретушь, но это уже более технические вопросы.

Женя Афонская. Спектакль "Сон в летнюю ночь". Фото: Алекс Йоку

- Какие свои фотоработы в Гоголь-центре вы можете отметить, назвав их наиболее удачными?

- Честно сказать, не знаю. Они все не похожи друг на друга, разные по настроению, наполнению. Можно сравнить суммарное количество лайков под соответствующими альбомами в Facebook на моей странице и странице Гоголь-центра.

Лично для меня есть разница между тем, что я делал полтора года назад и тем, что делаю сейчас. Но скорее эта разница носит технический характер.

- Какой спектакль в плане съемки был для вас самым сложным?

- В каждом спектакле существуют свои сложности и неожиданности. В "Русской красавице" я очень переживал, что главная героиня весь спектакль в одном костюме. В "Митиной любви" только два актера, и мне казалось, что все фотографии из-за этого будут однотипными. В "Идиотах" нет нарочитого театрально света, весь спектакль играется при естественном освещении от ламп, являющихся декорациями на сцене. В "Медее" действие происходит на достаточно маленькой сцене и почти без реквизита.

Раньше был страх того, что картинка получится не такой яркой, интересной, что снимки будут похожи друг на друга. Но скоро пришло понимание, что во всех этих выдуманных мной "недостатках" и есть истинная красота и индивидуальность каждой постановки. Все казавшееся мне сложностью в результате становилось ключевой особенностью спектакля, которая давала мне дополнительные возможности при подготовке серии снимков. Каждый свой страх я старался превратить в главную "фишку".

Вика Исакова и Никита Кукушкин. Спектакль "Братья". Фото: Алекс Йоку

- Есть ли в театре актеры, которых ваша камера «любит» больше прочих?

- Я безумно люблю снимать ребят-актеров за работой, они для меня лучшие "арт-объекты": харизматичные, красивые, молодые, энергичные, постоянно меняющиеся. В каждом новом спектакле Гоголь-центра любой из них открывается с новой стороны. Кого-то конкретного выделить не могу. Лучше получаются обычно девочки. С самого начала моего фотографического опыта камера "любит" их больше. Не знаю, с чем это связано. Может, просто потому, что больше времени с ними работал. Хотя женщина сама по себе намного более объект искусства, чем мужчина.

- Вы можете как-то охарактеризовать собственный стиль?

- Я просто люблю приукрашать реальность, делать ее идеальнее, чище, ярче. Много работаю с цветом, светом и ретушью, иногда очень большие объекты удаляю с фотографий, чтобы добиться идеальной композиции. Все это свойственно для постановочной глянцевой фотографии, но я переношу это в репортажное фото.

- Какими проектами вы занимаетесь помимо Гоголь-центра?

- Кроме театра много снимаю во время путешествий. Камеру из рук выпускаю только при погружении в воду, хотя и это планирую исправить в ближайшее время. Постановочным фотографиям в данный момент уделяю достаточно мало времени и внимания, в основном это частные коммерческие заказы. Но это только пока.

Я учусь на режиссера полнометражного кино. Параллельно снимаю музыкальные видеоклипы, а также учебные этюды и короткометражные фильмы. Постоянно пишу сценарии и идеи для полнометражных лент. Большое количество интересных видео проектов от моих друзей и знакомых находится в моих личных запасниках и ждет своего времени для реализации.

- Интересуетесь ли работами своих коллег в других театрах? Если да, то кого можете назвать в качестве примера?

- Никого не знаю и не интересовался. Несколько раз забивал в поисковиках "театральный фотограф", "фото спектаклей" и другие похожие запросы, чтобы посмотреть ради интереса, кто, где и что делает. Не находил ничего, за что зацепился бы мой глаз, и оставлял эту затею.

Каждый раз, приходя в театры, я смотрю фотографии, но так же не могу выделить кого-то или что-то запомнившееся.

Школьницы Шри-Ланки. Фото: Алекс Йоку

- Есть ли фотографы с мировым именем, работами которых вы вдохновляетесь?

- Так как в последнее время я в основном делаю репортажные фотографии, будь то спектакли, путешествия, снимки друзей, то о вдохновении чьими-либо работами говорить сложно. При этом у меня есть целая папка в браузере со ссылками на личные сайты или сайты-сборники работ различных фотографов. Просматриваю их время от времени. Иногда просто для удовольствия, иногда с целью поиска идей для обработки или съемки. Они все совершенно разные и каждый мне интересен по-своему. Это гений репортажа Elliot Erwitt, мастер фотографии женского тела Helmut Newton, неутомимый многостаночник модной фотографии Steven Klein, сказочник Tim Walker и многие-многие другие известные и не очень фотографы.

Но есть один фотограф, благодаря которому я взял в руки камеру, поверил, что я могу и начал снимать. Он пока не мировая величина, но лично для меня безумно интересен и важен. Именно он вдохновляет меня и сейчас. Это Tommy Ga-Ken Wan.

- Как совершенствуете свои фото-навыки?

- В основном просто снимаю, снимаю и снимаю. Много экспериментирую как в построении композиции, так и в обработке фотографий. Стараюсь всегда делать постановочные фотографии со своих видео съемок, но иногда забываю, о чем потом очень долго сожалею.

А сейчас читаю книги по всем возможностям студийного света и отрабатываю практику. Решил, что, даже если я с ним не работаю и не хочу работать, знать и уметь это необходимо, так как это фундамент, плюс, никогда не знаешь, что и где может пригодиться.

Алла Панасенко

актеры «Гоголь-центра» в самых модных образах сезона

1. Евгений Сангаджиев

Спектакли в «Гоголь-центре»: «Шекспир», «Сон в летнюю ночь», «Маяковский. Трагедия», «Мертвые души» и др.

Театральные премьеры: «Outside» (реж. Кирилл Серебренников, по заказу Авиньонского театрального фестиваля, июль)

Премьеры в кино: «Братство» (реж. Павел Лунгин, май),

Конкурс короткого метра на «Кинотавре» с картиной
«Есть город золотой» (реж. Евгений Сангаджиев, июнь)

  • костюм Navigare
  • футболка Mango
  • лоферы Ernesto Dolani (Rendez-Vous)

2. Никита Еленев

Спектакли в «Гоголь-центре»: «Молоко», «Мандельштам. Век-волкодав», «Кому на Руси жить хорошо»

Премьера в «Гоголь-центре»: «Мораторий» (реж. Евгения Добровольская, осень)

Премьеры в кино: «Фея» (реж. Анна Меликян, осень)

  • джинсовая куртка, челси Mango
  • хенли Henderson
  • чинос Springfield

3. Евгений Романцов

Спектакли в «Гоголь-центре»: «Шекспир», «Маленькие трагедии», «Две комнаты», «Машина Мюллер»

Театральные премьеры: «Outside» (реж. Кирилл Серебренников, по заказу Авиньонского театрального фестиваля, июль)

Премьеры в кино: «Бег» (реж. Андрей Загидуллин, октябрь), «Вратарь Галактики» (реж. Джаник Файзиев, октябрь), «Страсти по 3ое» (реж. Леонид Пляскин, январь 2020 года)

  • пальто, брюки Cos
  • поло Brunello Cucinelli
  • кеды Fabi

4. Филипп Авдеев

Спектакли в «Гоголь-центре»: «Мизантроп», «Спасти орхидею», «Обыкновенная история», «Митина любовь» и др.

Премьеры в кино: «Выше неба» (реж. Оксана Карас, июнь)

В производстве: «Аванпост» (реж. Егор Баранов) и «Доктор Лиза» (реж. Оксана Карас)

  • джемпер Strellson
  • брюки Mango
  • ботинки Dino Bigioni (Rendez-Vous)

5. Георгий Кудренко

Спектакли в «Гоголь-центре»: «Мизантроп», «Шекспир»,
«Машина Мюллер», «Маленькие трагедии» и др.

Театральные премьеры: «Outside» (реж. Кирилл Серебренников, по заказу Авиньонского театрального фестиваля, июль)

  • кардиган Mango
  • поло Henderson
  • брюки Windsor
  • очки Vogue
  • топсайдеры Vagabond

Московский драматический театр имени Н. В. Гоголя — Википедия

Московский драматический театр
им. Н. В. Гоголя
Moscow Nikolai Gogol Drama Theatre.jpg
Прежние названия Передвижной театр драмы и комедии.
Московский театр транспорта.
Центральный театр транспорта.
.
Основан 1925
Награды Орден Трудового Красного Знамени
Местоположение Москва, 105064,
улица Казакова, дом 8а
Директор исполняющий обязанности: Кирилл Серебренников
Художественный руководитель Кирилл Серебренников

Моско́вский драмати́ческий теа́тр и́мени Н. В. Гоголя — государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы.

История театра началась с 1925 года — тогда при Центральном комитете профсоюза железнодорожников был организован «отраслевой» театр, называвшийся Передвижным театром драмы и комедии. Творческий коллектив, возглавленный Кириллом Головановым, вёл большую, как тогда говорили, культурно-просветительскую работу среди железнодорожников — выступал перед рабочими железнодорожного транспорта, а также других предприятий Москвы. В основном это были разножанровые сборные спектакли-концерты, нередко агитационно-публицистического характера.

С 1930 года театр железнодорожников находился в ведении Главискусства Наркомпроса РСФСР; в 1931 году был принят в полное ведение ЦК профсоюза работников железнодорожного транспорта и переименован в Московский театр транспорта (МОСТТ); в 1939 году стал именоваться Центральным театром транспорта; в 1959 году получил своё современное название — Московский драматический театр им. Н. В. Гоголя.

Существенно повлияло на становление театра художественное шефство, взятое над ним в 1934 году ведущими актёрами МХАТа 2-го — Берсеневым И. Н., Готовцевым В. В., Бирман С. Г..

Реалистические тенденции, заложенные этими актёрами, стали определяющими во всей дальнейшей деятельности театра. Искушённые в сценической теории и практике мхатовцы раскрывали «подшефным» секреты и возможности театральной формы, значение актёрской техники. После «прививки» МХАТа труппу возглавил Петров Н. В. (1938—1948 гг). Его, также адепта реалистического искусства, привлекали возможности выявления на театре социальной «подкладки» драматургического или литературного материала. Сочетая острую театральную форму с воспроизведением жизненной правды, режиссёр в своих постановках стремился к современному звучанию пьес. (Поставил спектакли: «Со всяким может случиться» Ромашова Б. С. (1940 г.), «Накануне» и «Машенька» Афиногенова А. Н. (оба в 1941 г.) и др.

В 1943 году театр получил своё постоянное помещение на улице Казакова, 8а. Это здание дореволюционной постройки — бывшее железнодорожное депо; с 1925 года — клуб, с 1930 года — театр.

За 87-летнюю историю театра художественное руководство им осуществляли многие режиссёры: Судаков И. Я. (1948—1952 гг.), Гольдфельд В. (1953—1959 гг.), Васильев П. (1958—1961 гг.), Дунаев А. (1961—1965 гг.), одни из которых привносили новые черты в искусство театра, другие хранили и продолжали его традиции. Например, постановкам Голубовского Б. Г. (главного режиссёра театра в 1965—1987 гг.) присуща романтическая приподнятость в сочетании с лёгкой иронией, стремление познать внутренний мир человека («Ужин в Санлисе» Ануя, 1965 г.; «Берег» по Бондареву, 1975 г.; «Безобразная Эльза» Рислакки, 1981 г. и др.). С 1987 года по 2012 год художественным руководителем театра являлся Яшин С. И., режиссёрский почерк которого характеризует симбиоз тонкой поэтичности и психологического анализа с яркой театральностью.

Среди спектаклей театра: «Бешеные деньги» Островского (1937 г.), «Тарас Бульба» (1959 г.) и «Портрет» (1970 г.), «Бесовские забавы, или Панночка» (Садур, 1990 г.) по Гоголю, «Коллеги» по Аксёнову (1962 г.), «…А этот выпал из гнезда» Вассермана (1983 г.), «Комический театр» Гольдони (1993 г.), «Иванов» Чехова (1997 г.), «Театральный роман» по Булгакову (2006 г.) и др.

7 августа 2012 года новым художественным руководителем театра назначен Кирилл Серебренников[1][2][3].

В сентябре 2012 года было объявлено о планах Серебренникова о реформировании театра и превращении его в «Гоголь-центр»[4]. С октября 2012 года театр перестал работать, все спектакли из репертуара были сняты, а на месте театра властями Москвы был создан Гоголь-центр.

Протест труппы против реформирования театра[править | править код]

Труппа театра взбунтовалась против назначения Серебренникова решением Главы Департамента культуры города Москвы Сергея Капкова и в открытом письме[5], опубликованном на сайте театра, выступила против назначения художественным руководителем режиссёра Кирилла Серебренникова без конкурса и программы[6]. Авторы письма утверждают, что «Назначение художественным руководителем Серебренникова, призывающего к свержению принципов системы Станиславского, отрицающего русский психологический театр — это мощный толчок к гибели российского театра», а также заявляют, что назначение незаконно, поскольку у Серебренникова нет высшего театрального специального образования. К. Серебренников, так и не встретившись с труппой, убыл за границу. 7 сентября 2012 года состоялось собрание труппы с участием представителей СМИ, где актеры сообщили о том, что директор вызывает их по одному на «беседы» с предложением уволиться по собственному желанию, а с 1 октября собирается закрыть и сам театр на «ремонт» неизвестной продолжительности. А. А. Малобродский, принявший участие в дискуссии, этого не отрицал. Объяснить суть своих претензий к актерам, которых он собирается уволить, новый директор также не смог, только сообщил, что представляет интересы Департамента культуры г. Москвы. Участники собрания требовали от правительства Москвы соблюдения российских законов, сохранения театра и назначения нового руководства, как положено, по конкурсу. Также была зачитана телеграмма из Берлина от К. С. Серебренникова, которая заканчивалась словом «ура!»[7].

Актёры и сотрудники Театра имени Гоголя 23 сентября в 15.00[8] вышли на согласованный с властями митинг. Акция состоялась на Гоголевском бульваре в Москве, возле памятника Н. В. Гоголю.

«Московский драматический театр им. Н. В. Гоголя приговорён чиновниками к уничтожению. Под предлогом ремонта здания театра нам не позволяют играть спектакли. Артистам театра без всяких оснований предложено уволиться», — говорится в сообщении труппы.

«Чиновникам не нужен Театр, им необходимо здание под очередной культурно-развлекательный центр, приносящий ежеминутную прибыль. Мы — первые. В списке на уничтожение ещё 20 московских театров. Эта так называемая реформа Департамента культуры может положить начало гибели Русского репертуарного театра! Мы протестуем против произвола чиновников».

Под сообщением подписались актеры театра, сообщила в сентябре 2012 года радиостанция «Говорит Москва»[9].

Постановки прошлых лет[править | править код]

  • 1937 – Трудные времена
  • 1938 – Любовь Яровая
  • 1938 – Генеральный консул (бр. Тур и Л. Шейнин), худ. Н. Меньшутин, реж. Н. В. Петров
  • 1939 – Вторые пути (А. Афиногенов), худ. М. Варпех, реж. Н. В. Петров
  • 1939 – Сын народа (по Герману), реж. В. А. Гольдфельд
  • 1940 – Комедия ошибок В. Шекспира, худ. Н. Акимов, реж. Н. В. Петров
  • 1940 – "Со всяким может случиться" Б. С. Ромашова, реж. Н. В. Петров
  • 1940 – "Свадьба Кречинского" А.В. Сухово-Кобылина, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1941 – "Машенька" А. Афиногенова, худ. М. Малинин, реж. Н. В. Петров
  • 1941 – "Накануне" А. Афиногенова, худ. М. Малинин, реж. Н. В. Петров
  • 1942 – "Похождение Швейка" М.Р. Слободского по роману Я. Гашека, худ. Вельский, реж. Н. В. Петров
  • 1942 – "Русские люди" К. Симонова, худ. Аредаков, реж. Н. В. Петров
  • 1943 – "Секрет красоты" К. Финна, худ. М. Варпех, реж. Н. В. Петров
  • 1944 – "Женитьба Бальзаминова" А.Н. Островского, худ. М. Беспалов, реж. Н. В. Петров
  • 1944 – Бесприданница (автор А. Н. Островский), реж. В. А. Гольдфельд
  • 1944 – "Сказка об Иване Царевиче, о земле родимой, о матушке любимой" Владимир Гольдфельда, реж. М. П. Малинин
  • 1945 – "Знатная фамилия" Б.С. Ромашова, реж. Н. В. Петров(сорежиссер М. Кристи-Николаева)
  • 1945 − На океан (автор В. Гольдфельд), худ. М. Варпех, реж. Н. В. Петров
  • 1945 – "Памятные встречи" А. Утевского, худ. М. Варпех, реж. Н. В. Петров (премьера ноябрь 1945)
  • 1946 – "Шельменко-денщик" Г. Квитки-Основьяненко, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1946 – "Молодой человек" Г. Мдивани и А. Кирова, реж. Н. В. Петров (сорежиссер Я. Кракопольский)
  • 1947 – "Жизнь в цитадели" А. Якобсона, худ. Н. Акимов, реж. Н. В. Петров
  • 1947 – "Мужество" Берёзко, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1948 – "Рядом с вами" Л. Первомайского, худ. М. Варпех, реж. Н. В. Петров
  • 1948 – "Хижина дяди Тома" А. Бруштейна по Бичер-Стоу, режиссер Н. В. Петров (сорежиссер Я. Кракопольский)
  • 1948 – "Овод" А. Желябужского по Э. Войнич, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1948 – "Хождение по мукам" по А. Н. Толстому, реж. И. Я. Судаков
  • 1949 – "Заговор обречённых" Вирты, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1949 – "Бесноватый галантерейщик" А. Сурова, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1949 – "Зеленая улица" А. А. Сурова
  • 1949 – "Крушение Буракова"
  • 1950 – "Испанский священник" Дж. Флетчера, реж. А. П. Тутышкин
  • 1950 – "Последние" М. Горького, реж. В.А. Гольдфельд
  • 1950 – "Иван-да-Марья" В. Гольдфельда, реж. Б. Д. Зеленская
  • 1950 – "Буря" Вилиса Лациса, (инсценировка И. Я. Судакова), реж. В. А. Гольдфельд
  • 1951 – "Поют жаворонки" Крапивы (1951), реж. В. А. Гольдфельд
  • 1951 – "Женитьба Белугина"
  • 1951 – "Западная граница" И. Л. Прута и Н. Н. Шпанова
  • 1952 – "Живой портрет" А. Морето, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1952 – "Три года спустя" Н. Е. Вирты
  • 1952 – "Не все коту масленица" А. Н. Островского
  • 1953 – "Не называя фамилии" В. П. Минко
  • 1953 – "Вихри враждебные" Н. Погодина, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1953 – "К новому берегу" Лациса, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1954 – "Мать своих детей" Афиногенова, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1954 – "Молодая Россия", Режиссер:
  • 1954 – "Капитан Коршун" В. Н. Собко, Режиссер:
  • 1954 – "Воздушный пирог" Б. С. Ромашова
  • 1955 – "На то и щука в море, чтоб карась не дремал" К. М. Станюковича
  • 1955 – "Заморские гости" Л. Р. Шейнина
  • 1956 – "Мораль пани Дульской" Г. Запольской
  • 1956 – "Свидетель обвинения" А. Кристи
  • 1956 – "Преступление Энтони Гранта" М. Д. Волобринского и Р. М. Рубинштейна, Режиссер:
  • 1957 – "Тростник на ветру"
  • 1957 – "Срочно требуется Шекспир" Г. Киппгардта
  • 1957 – "Когда горит сердце" В. А. Гольдфельда
  • 1958 – "Карьера" Джеймса Генри Ли
  • 1958 – "Ураган" Цао Юя, реж. В. А. Гольдфельд
  • 1958 – "Угрюм-река" А.Н. Толбузина и А.Л. Полевого по роману В. Я. Шишкова
  • 1958 – "Повесть о молодых супругах" Е. Л. Шварца
  • 1958 – "Пучина" А. Н. Островского
  • 1959 – "Сын века" Куприянова
  • 1959 – "Свидания у черемухи" А. К. Ларева
  • 1961 – "Красные дьяволята" по Бляхину
  • 1962 – "Мой брат" И. П. Куприянова
  • 1962 – "Коллеги" Аксёнова и Стабавого
  • 1962 – "Опаснее врага" Аля и Ракова
  • 1963 – "Обжалованию не подлежит" Т. Абдумамунова
  • 1964 – Девушка с кувшином (автор Лопе де Вега)
  • 1964 – "Кавказский меловой круг" Б. Брехта, реж. А. Дунаев, худ. М. Варпех
  • 1965 – "Сестры - разбойницы" К. Я. Финна
  • 1965 – Ужин в Санлисе (автор Ж. Ануйль)

Народные артисты России[править | править код]

Заслуженные артисты России[править | править код]

Артисты[править | править код]

Режиссёры[править | править код]

Ушедшие звёзды[править | править код]

Артисты, ранее работавшие в театре[править | править код]

Репертуар театра (последние репертуарные спектакли театра, все сняты новым руководителем)[править | править код]

Большой зал[править | править код]

Для детей[править | править код]

Малый зал[править | править код]

  • Божьи коровки возвращаются на землю (Постановка — Дмитрий Бурханкин; премьера — 17.02.2012)
  • Мур, сын Цветаевой (Постановка — Сергей Яшин; премьера — 26.12.2009)
  • Остров (Калека с острова Инишмаан) (Постановка — Сергей Яшин; премьера — 01.03.2012)
  • Гоголь-центр — современный Московский драматический театр им. Н. В. Гоголя

Драматический театр Гоголя: история создания и репертуар

Москва — это город, где нет недостатка в известных театрах. Каждый из них имеет интересную историю и своего зрителя, который из года в год приходит посмотреть на игру любимых актеров. К числу таких очагов культуры столицы относится также бывший Московский драматический театр Гоголя, переформированный в "Гоголь-центр", который скоро будет праздновать свое 90-летие. Он находится по адресу: улица Казакова, дом 8а. Сегодня его художественным руководителем является К. С. Серебренников.

В 1925 году при ЦК профсоюза железнодорожников было решено организовать новое культурное учреждение. Им стал “отраслевой” театр, который получил название “Передвижной театр драмы и комедии”. Его творческий коллектив, во главе которого стал К. Голованов, сразу же начал вести большую культурно-просветительскую деятельность среди рабочих-железнодорожников. В частности, в первые годы своего существования театр часто выступал с разножанровыми сборными спектаклями-концертами на злобу дня, нередко носящими агитационно-публицистических характер. В 1934 году шефство над театром взяли ведущие артисты МХАТа (Второго) — И. Н. Берсенев, В. В. Готовцев и С. Г. Бирман. В результате их поддержки молодые актеры нового театра приобрели необходимые знания, позволившие им перейти через границу, отделяющую самодеятельность от профессионализма. В 1938 году театр возглавил Н. В. Петров, являющийся адептом реалистического искусства, который в разные годы поставил такие спектакли, как “Со всяким может случиться” Б. Ромашова, “Накануне” А. Н. Афиногенова и др.

В самый разгар Великой Отечественной войны театр переехал в здание дореволюционной постройки, расположенное по улице Казакова, которое и сегодня является его постоянным домом.

Деятельность в послевоенные годы

По завершении ВОВ, когда изголодавшиеся по искусству зрители вновь стали посещать культурные мероприятия, театр вышел на новый уровень своего развития. В 1959-м ему было присвоено имя Николая Васильевича Гоголя, и в честь этого события состоялась премьера спектакля по мотивам повести "Тарас Бульба".

драматический театр Гоголя

С начала 60-х годов театр имени Гоголя получил новых руководителей. Во главе культурного учреждения встали А. Дунаев и Б. Голубовский, которые бережно сохраняли его традиции. Именно в этот период были поставлены такие спектакли, как "Ужин в Санлисе" Ануя, "Коллеги" по Аксенову, "Берег" по Бондареву, "Безобразная Эльза" Рислакки и другие.

История с 1987 по 2012 гг.

Особенно трудными, но и интересными для театра стали годы перестройки, лихие 90-ые и первое десятилетие нового века, когда руководство труппой было возложено на режиссера С. И. Яшина. Среди актеров, которые выступали на его сцене, можно отметить Игоря Угольникова, Юлию Авшарову, Александра Бордукова и других, а из наиболее удавшихся спектаклей - "Театральный роман" по М. Булгакову, "Мистраль", "Неизвестный Уильямс" и "Там вдали, за бугром" В. Максимова.

Финал истории

Каждая эпоха диктует свои законы, и должны пройти годы, прежде чем станет ясно, были ли обоснованы перемены или нет. Как бы то ни было, в августе 2012 года театр Гоголя получил нового художественного руководителя, которым стал Кирилл Серебренников. Спустя месяц он заявил о своих планах на создание современного многопрофильного культурного центра. Эта идея была встречена в штыки большинством членов труппы, что ратовали за сохранение традиций, которые складывались почти 90 лет непрерывного существования этого коллектива.

Борьба актеров оказалась безуспешной, в октябре 2012 года театр Гоголя прекратил свое существование, а на его базе был создан "Гоголь-центр". Он функционирует в том же здании на улице Казакова, а за прошедшие полтора года уже успел приобрести определенную известность у столичной публики.

театр Гоголя (Москва)

"Гоголь-центр"

Сегодня резидентами этого культурного учреждения нового формата являются:

  • "Седьмая студия", возникшая на базе актерско-режиссерского курса К. Серебренникова в школе-студии МХАТ, где студентов готовят к участию в самых разных, в том числе авангардных проектах;
  • студия "Соун Драма", целью которой является объединение элементов театра, мюзикла и концерта;
  • компания "Диалог Данс", известная своими неординарными хореографическими постановками, в которых особое место уделяется и слову;
  • труппа бывшего МДТ имени Н. В. Гоголя.

Посетителей центра ждут интересные лекции и острые споры на самые актуальные темы, касающиеся современного искусства, в стенах дискуссионного клуба “Гоголь +” и премьеры кинокартин зарубежных режиссеров, не дошедшие до российского проката - в рамках проекта “Гоголь-кино”. Кроме того, им доступны раритетные записи великих спектаклей 20-21-го веков, которые хранятся в публичной медиатеке центра, а также предоставляется возможность стать зрителем музыкальных концертов и спектаклей самых интересных отечественных и европейских театральных режиссеров.

театр имени Гоголя

Театр Гоголя: актеры

Как уже было сказано, часть старой труппы МДТ сегодня является резидентами вновь созданного центра. Среди них старейшая актриса, которая пришла в драматический театр Гоголя еще в 1960-м году, — Майя Ивашкевич, а также Александр Мезенцев, Светлана Брагарник, Ольга Науменко, Ирина Выборнова, Олег Гущин, Анна Гуляренко, Сергей Реусенко, Вячеслав Гилинов и другие актеры.

театр Гоголя

Что касается нового поколения труппы, то в прошлом году им стала группа выпускников нескольких театральных вузов.

Режиссеры

Спектакли на сценах "Гоголь-центра" уже презентовали зрителям ряд известных и совсем молодых постановщиков. Например, выпускница школы-студии МХАТ 2013 года Женя Беркович представила там “Марину” по пьесе Л. Стрижак и “Русскую красавицу” по роману В. Ерофеева. Интересны также работы Дениса Азарова, Ивана Естегнеева, Евгения Кулагина, Владислава Наставшева, Владимира Панкова и других.

театр Гоголя актеры

Время покажет, пошло ли на пользу МДТ имени Н. В. Гоголя преобразование в "Гоголь-центр". Одно очевидно — в столице появился “театр внутри города”, который одновременно является “городом внутри театра”, где можно познакомиться с современными тенденциями мирового искусства и увидеть исключительно интересные премьеры.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *