Мадам жанна: История жизни мадам Жанны Кальмон – Дюбарри, Жанна — Википедия

История жизни мадам Жанны Кальмон

За судьбой этой женщины непрерывно следили все французы. И вовсе не потому, что родилась за 14 лет до того, как была построена Эйфелева башня.

Отнюдь нет! Жанна Кальман (Jeanne Calment) стала знаменитостью, поскольку... Дело в том, что в характере французов существует некоторая... мм... не будем употреблять слово "скупость", скажем, "прижимистость".

Есть на рынке недвижимости во Франции такое понятие как viager. Пожилые люди продают свою квартиру значительно дешевле ее рыночной стоимости с условием, что до конца жизни они будут жить в этой квартире, а покупатель им будет платить ежемесячную ренту, необходимую для проживания. Так вот. Некий Андре–Франсуа Робин, адвокат, купил квартиру у этой старушки, когда ей было 90. Выплаты составляли 2500 франков (примерно около 400 долларов) в месяц.

Благодаря журналистам, история попала в прессу, и за этой сделкой с восторгом следила вся нация. Мсье Робин так и не дождался новоселья и умер в возрасте 77 лет, к тому времени выплатив мадам Кальман более $180,000, что вдвое превышало рыночную стоимость квартиры. Согласно договору обязательства по выплате перешли его семье. Как сказал один мой приятель во время кризиса 1998 года, когда все звонили друг другу и выясняли, у кого ситуация хуже: "В горе ближнего есть что–то веселящее". Жанна стала национальной героиней.

В сентябре 1997 года Жанна Кальман скончалась. Она прожила 122 года и 164 дня, став самым старым человеком на земле, чье рождение было подтверждено документально. За всю свою жизнь она не проработала ни одного дня, тратя время на такие увлечения как теннис, плавание, велосипеды, катание на роликах, игра на пианино и походы в оперу. В 85 лет она занялась фехтованием, а в 100 ездила на велосипеде. В 114 лет снялась в кино, рассказав о своей встрече с Ван Гогом, которая случилась сто лет назад, а в 117 лет бросила курить, и то только потому, что ей, почти потерявшей зрение, было неприятно каждый раз просить кого–нибудь прикурить.

Она утверждала, что секрет ее долголетия держится на трех китах: побольше употреблять оливковое масло (и не забывать втирать его в кожу), пить портвейн и съедать килограмм шоколада в неделю. Хотя эту фразу теперь уже приписывают некоторым нашим артисткам, но это именно она сказала: "У меня есть только одна морщина, и я на ней сижу".

Когда же в возрасте 120 лет ее спросили, каким она представляет себе будущее, она ответила: "Очень коротким".

Дюбарри, Жанна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 3 февраля 2020; проверки требуют 3 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 3 февраля 2020; проверки требуют 3 правки. В Википедии есть статьи о других людях с именем Бекю.

Жа́нна Бекю́ (фр. Jeanne Bécu de Cantigny), по мужу — графи́ня Дюбарри́ (фр. comtesse du Barry; 19 августа 1743, Вокулёр, Франция — 8 декабря 1793, Париж, Франция), — официальная фаворитка французского короля Людовика XV, являвшаяся, по одной из версий, внебрачной дочерью монаха-францисканца Гомара де Вобернье (фр. Gomard de Vaubernier). Помимо фамилий матери (Бекю) и отца (де Вобернье), пользовалась также псевдонимом Ланж (фр. Lange, от l’ange — «ангел»).

Имела сложную и довольно разветвлённую генеалогию.

Согласно наиболее вероятной версии, Жанна родилась от связи швеи

Анн Бекю (фр. Anne Bécu de Cantigny; 1713—1788) с монахом-францисканцем Жан-Жаком-Батистом Гомаром де Вобернье (фр. Jean-Jacques-Baptiste Gomard de Vaubernier; ок. 1715—1804). В молодости была проституткой, модисткой и продавщицей, затем поселилась в доме графа Жана-Батиста Дюбарри. Людовик XV приблизил её к себе, 1 сентября 1768 года устроив её брак с младшим братом графа Дюбарри, Гийомом[fr], а в 1769 году представив ко Двору.

Министр Шуазёль тщетно старался её низвергнуть и вызвал этим только своё собственное падение. Хотя она мало вмешивалась в правительственные дела, но способствовала возвышению герцога д’Эгильона и поддерживала его против парламента.

После смерти Людовика XV она была арестована и заключена в монастырь. В апреле 1775 года графиня Дюбарри была освобождена. Оказавшись на свободе, она приобрела усадьбу в деревушке Сент-Врен, но чувствовала себя там одиноко. В октябре 1776 года министр Морепа добился для неё королевского позволения вернуться в Лувесьенское имение, которое Людовик XV передал Дюбарри ещё в 1769 году в узуфрукт.

Для графини Дюбарри ювелир Боемер изготовил ценное ожерелье, после смерти Людовика XV попавшее в руки мошенников и ставшее причиной скандального дела (см. Ожерелье королевы).

Госпожу Дюбарри ведут на эшафот

Дюбарри вызывала почти всеобщую народную ненависть и считалась одним из символов преступлений старого режима, хотя в действительности — как и большинство других людей, близких к королевскому дому и ставших жертвами Революции — ни к каким одиозным политическим акциям причастна не была. В вину ей можно поставить только расточительство (впрочем, обычное для аристократии того времени).

Во время революции была предана суду и гильотинирована по обвинению в том, что якобы помогала эмигрантам и вступила в сношения с приверженцами Бриссо (жирондистами). Умерла без обычных в то время твёрдости и стоицизма: ей приписывают восклицание, которое она повторила бесчисленное количество раз перед смертью: «Ещё минуточку, господин палач!» (фр. Encore un moment, monsieur le bourreau[1]).

Согласно легенде, графиня имела связь с палачом Анри Сансоном, от руки которого и приняла смерть на эшафоте.

В союзе с Гийомом Дюбарри имела сына, Александра Эдмона Дюбарри по прозвищу

Лоло (фр. Alexandre Edmé "Lolo" Dubarry; 1769—1837), ставшего кадровым военным и одним из основателей южнофранцузского археологического общества в Тулузе[2].

Вышедшие под её именем «Воспоминания» (фр. Mémoires; Париж, 1829—30) — не подлинные, и принадлежат перу некоего Этьена Ламотт-Лангона.

В литературе[править | править код]

В театре[править | править код]

Дюбарри посвящён мюзикл Кола Портера (1939).

В кино[править | править код]

Мадам дю Барри — главная героиня четырёх фильмов:

Кроме того, персонаж появляется в фильмах:

И некоторых других.

Среди актрис, игравших роль мадам дю Барри были также Норма Толмадж (1930) и Люсиль Болл (1943).

  1. Молчанов Н. Монтаньяры. — М.: Мол. гвардия, 1989. — 558 с., илл. — Стр. 430. — ISBN: 5-235-00684-4;
  2. ↑ Société archéologique du Midi de la France : Jules Soulages (17..-1857).

История жизни мадам Жанны Кальмон. |

Удивительная дама — мадам Жанна Кальмон.

На просторах интернета, я прочитала очень интересную историю жизни необыкновенно удивительной, как мне показалось, дамы. Ее звали Жанна Кальмон. Она француженка. Родилась в Орли. А чем примечательна – тем, что она установила мировой рекорд по продолжительности жизни.

Прожила Жанна Кальмон – 122 года и 164 дня.

Вероятно, Богу понравилось, как живет эта удивительная женщина, за что ей было отпущено пробыть на белом свете столько времени.

Ей было 14 лет, когда построили Эйфелеву башню.

Она встречалась с Ван Гогом. И как говаривала она про него, что он: «Он был грязен, плохо одет и хмур».

Она удивительна тем, что в свои 85 лет занималась фехтованием, а в 100 лет легко ездила на велосипеде. Снялась в кино в 114 лет. Даже перенесла операцию на бедре в 115. А бросила курить в 117 лет. Нет, не потому что чувствовала себя плохо, а просто потому, что не хотела постоянно просить дать прикурить, так как сама этого делать не могла, стала очень плохо видеть.

У нее не было наследников, и в свои 90 лет, ею был заключен договор с юристом Раффи (на ту пору ему было 47 лет), предложив ему унаследовать ее дом, и что он обязуется до смерти выплачивать ей ренту. По оценке дома, он смог бы выплатить ренту за 10 лет. Но вышло так, что платил он ей ренту в течение 30 лет и умер в 77 лет, а старушка все еще жива. И по закону выплачивать ренту до смерти, пришлось его вдове.

Как говорила о себе эта удивительная дама: «Бог обо мне позабыл!» «У меня всего одна морщина, и я на ней сижу». «Я влюблена в вино». «Я была немолода уже сто лет назад». На праздновании 120 летия своего дня рождения ее спросили, какое по ее мнению, будет ее будущее, она дала гениальный ответ: «Очень коротким». И прожила еще 2 года и 164 дня.

Я предполагаю, что эта история несколько удивила и Вас. И пила, и курила и прожила долго, долго.

Рекомендую для чтения

coded by nessus

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Ламотт, Жанна — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Ламотт.

Жанна де Люз де Сен-Реми́ де Валуа́ (фр. Jeanne de Luz de Saint-Rémy, de Valois, comtesse de la Motte; 1756—1791) — авантюристка, выводившая своё происхождение от Анри де Сен-Реми (1557—1621), который считается внебрачным сыном короля Генриха II Валуа от связи с Николь де Савиньи. В 1780 году она вышла замуж за графа Ламотта, офицера гвардии графа д’Артуа, и взяла его фамилию.

Родилась в бедной семье. В юности была хороша собой, и, в сочетании со слухами о её высоком происхождении, это помогло Жанне удачно выйти замуж. Графиня де ля Мотт была введена в высшее общество, стала любовницей кардинала Луи де Рогана и считалась близкой подругой королевы Марии-Антуанетты; по-видимому, степень дружеского расположения королевы (сама Мария-Антуанетта впоследствии утверждала, что вовсе не была знакома с де ля Мотт) была сильно преувеличена самой графиней и служила ей и её любовнику в качестве средства для осуществления различных мошеннических операций. Участвовала также в предприятиях известного авантюриста Калиостро. В течение двух лет, с 1784 по 1786, она заинтересовала собой всё европейское общество как печальная героиня известного «дела об ожерелье» (affaire du collier; см. Ожерелье королевы).

Графиня де ля Мотт

Осуждённая на пожизненное тюремное заключение, она бежала из тюрьмы (как некоторые подозревали, при помощи королевы) и напечатала в Лондоне свои оправдательные мемуары, а также памфлет, направленный против королевы и высших придворных лиц, под названием «

Vie de Jeanne de Saint-Rémy, de Valois, comtesse de la Motte etc., écrite par elle-même» («Жизнь Жанны де Сен-Реми, де Валуа, графини де ля Мотт и т. д., описанная ею самой»). Этот памфлет (фактическая сторона которого крайне сомнительна) имел большое влияние на отношение к королеве во время революции. Принято считать, что до суда и казни Марии-Антуанетты графиня де ля Мотт не дожила. Как утверждается в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, в 1791 году в Лондоне она в припадке умопомешательства (приняла стучавшегося в дверь кредитора мужа за агента французского правительства) выбросилась из окна и умерла через несколько дней. Впоследствии несколько самозванок выдавали себя за графиню де ля Мотт.

В 1882 году в Воспоминаниях баронессы М. А. Боде, опубликованных в «Русском архиве» (Вып. 3—4. — С. 125—129) появилось сообщение, что графиня де ля Мотт в 1812 году, перед самым вторжением Наполеона, появилась в России, где приняла русское подданство как графиня де Гаше. До 1824 года она жила в Петербурге, где поддерживала знакомство со многими аристократическими семействами. В 1824 году императору Александру I стало известно о пребывании де Гаше в столице через камеристку императрицы Елизаветы Алексеевны, некую англичанку Бирч. Александр I пригласил де Гаше во дворец, и после беседы она была вскоре фактически выслана в Крым, отправившись туда вместе с баронессой Юлианой Крюденер и княгиней А. С. Голицыной. Здесь графиня де Гаше и скончалась в 1826 году в Старом Крыму

[5].

Мадам Жанна Гийон, 1648-1717 гг.

Кто-то однажды сказал, что только два человека истинно показали внутреннюю жизнь Христа, и это были апостол Павел и мадам Жанна Гийон. Джон Уесли сказал о ней: "Мы можем исследовать множество столетий, пока обнаружим другую женщину, которая была бы образцом истинной святости". Другой человек написал, что мадам Гийон была преследуема своей церковью, "...потому что она слишком любила Христа".

Мадам Гийон родилась в Монтере во Франции в семье римских католиков. Ее девичья фамилия Жанна Мари Бювьер де ла Мот. Когда ей исполнилось два с половиной года, ее отдали в Урсулинскую семинарию в Монтере; в четыре года помещена к Бенедиктинцам; в десять отправлена в доминиканский монастырь. В монастыре она нашла Библию, которая каким-то образом оказалась в ее келье, и проводила часы, читая ее. Когда ей исполнилось пятнадцать, ее семья переехала в Париж, и Жанна стала выходить в свет. Она была прекрасной очаровательной молодой девушкой, привлекательной для многих мужчин. В возрасте шестнадцати лет она вышла замуж за Жака Гийона, богатого человека, старше ее на двадцать два года.

Молодая невеста Жанна мечтала о счастливом браке, но ее брак был совсем не таким. Муж очень часто болел, а свекровь, жившая вместе с ними, ненавидела ее и делала все возможное, чтобы настроить сына против нее. Так как свекровь жила вместе с сыном еще до вступления в брак с Жанной, то она продолжала заботиться о доме. Слуги в доме занимали более высокое положение, чем Жанна, а свекровь заставляла ее выполнять унизительную работу. Все, что делала Жанна, было неправильно, несмотря на ее старания. Но она никогда не жаловалась. Видела, что Бог, используя все ее старания, созидает в ней внутреннюю святость и наполняет Своей жизнью. Она постоянно читала книгу Фомы Кемпийского "Подражание Христу" и очищалась от тщеславия и самолюбия в юном сердце.

В возрасте двадцати лет она перестала танцевать и ходить на вечеринки и представления. Ее внутренняя жизнь во Христе стала настолько сильной, что она теперь изумлялась, как могла раньше наслаждаться мирскими развлечениями. Но тщеславие не оставляло ее, и она часто говорила, что проводила часы перед зеркалом, ухаживая за своим лицом и волосами. Она снова и снова молилась, чтобы Бог сделал что-нибудь, чтобы избавить ее от этого ужасного тщеславия, так как она не могла сама от него избавиться. Тогда, говорила она, Бог по своей милости послал ей оспу. Когда она выздоровела, ее прекрасное лицо, которым так гордилась, было покрыто оспинами. Теперь у нее не было чем гордиться, и она радовалась, что Бог избавил ее от этого. Он умалил ее внешнюю красоту, увеличив внутреннюю настолько, что временами ей казалось, будто она уже находится на небесах.

Когда Жанне исполнилось двадцать восемь лет, ее муж умер. Он был болен в течение почти двенадцати лет их совместной жизни. Перед его смертью Жанна преклонила колени у его постели и умоляла простить ее за все, что она сделала неправильного по отношению к нему. Он ответил: "Это я поступал неправильно, а не ты. Это я должен просить твоего прощения. Я не был достоин тебя". Она осталась с тремя детьми: дв^ия сыновьями и двухмесячной дочерью. Ее старший сын и старшая дочь умерли от болезней. Ей досталось огромное состояние и у нее всегда было достаточно средств для себя и своих детей, а также для великодушной помощи другим.

В следующие годы она все больше и больше углублялась в свою внутреннюю жизнь. Все больше начинала понимать, что христианская жизнь состоит не только из законов, правил и ритуалов, но из жизни Христа в душе человеческого существа. Христианство - это "Христос в тебе, надежда славы". Если Христос истинно и действенно живет внутри нас, решила Жанна, тогда необходимо предоставить Ему место внутри, а не извне. Это значит отречься от всего в этом мире и подчинить все Христу. Абсолютная отдача стала ее целью. Она писала: "Когда "я" умирает в нашей душе, тогда там живет Бог; когда "я" упразднено, тогда Бог восседает на троне". Таким образом, она отвернулась от религии, направленной на все внешнее, а обратилась к вере, направленной во внутреннее. Она прекратила деятельность в своей церкви и занялась размышлениями, прекратила свои громкие молитвы и начала в тишине общаться с Христом внутри себя.

Когда ей было примерно тридцать четыре года, она отправила своих детей в религиозные школы и начала путешествовать и учить о внутренней жизни. Она путешествовала по всей Франции, Швейцарии, уча везде, куда вел ее Бог. В течение этого времени писала многим людям, консультируя их и мягко направляя на путь внутренней жизни.

Большая часть учения мадам Гийон основана на доктринах Мигеля де Молиноса, испанского римского католического священника, с которым переписывалась. В 1675 году Молинос описал свои взгляды в книге "Духовный руководитель", положительно принятой большинством читателей и даже папой Иннокентием XI. Но оппоненты папы и взглядов Молиноса обвиняли его в ереси и аморальности. Они утверждали, что он не был на самом деле настоящим христианином, но врагом христианской религии и намеревался уничтожить в разумах истинных христиан таинства христианства. Эта глупость практически не произвела никакого влияния на Рим, однако был выслан приказ, согласно которому необходимо проверить регистрационные бумаги в том месте, где Молинос был крещен.

В 1685 году Молинос был арестован инквизицией по обвинению в ереси и аморальности. Многие его последователи арестованы вместе с ним, но большинство из них отреклись от его учения и были освобождены. Хотя Молинос в течение многих лет был высоко ценим Римом, теперь к нему относились, как к последнему еретику.

Проведши некоторое время в темнице, он был снова вызван на суд инквизиции, чтобы ответить на все обвинения, выдвинутые против него. Когда он предстал в суде, его заковали в тяжелые цепи и дали ему в руки горящую свечу, а двое монахов в это время громко зачитывали обвинения против него. Хотя он отвергал каждое отдельное обвинение различными аргументами, он был признан виновным и приговорен к пожизненному заключению.

Несколько раз в темнице его пытали жесточайшим образом, пока он в конце концов не сдался и не подписал исповедание в своей неправоте. Жестокие пытки подорвали его здоровье, он становился все слабее и слабее и в 1696 году умер в возрасте шестидесяти восьми лет.

Другим известным в те времена христианином, с которым переписывалась мадам Гийон, был Франк Фенелон, архиепископ Кэмбриджа. В противоположность Молиносу Фенелон изучил почти все, что он знал о жизни в созерцании из писем Жанны Гийон и из личных бесед с нею. Они были близкими и верными друзьями в течение двадцати пяти лет. Когда враги мадам Гийон пытались любыми средствами уничтожить ее, Фенелон оставался лояльным к ней и отказывался выступать против ее учения. Давление, о котором говорил Фенелон, исходило от его бывшего друга и воспитателя Жака Бени Боссэ, французского римско-католического епископа и писателя. В 1697 году Фенелон написал книгу "Совершенство святых", в котором выражал свое одобрение и взгляды на жизнь в созерцании. Боссэ немедленно атаковал его, обвиняя в отступлении от традиционного христианского учения. Двое прокатов прибыли в Рим, чтобы представить аргументы, и Боссэ выиграл. В 1699 году папа Иннокентий XII приговорил некоторые части этой книги. Вскоре после этого Фенелон был изгнан из своей епархии Людовиком XIV, который не только принял сторону Боссэ, но также был обижен политической новеллой Фенелона, написанной им в этом году.

Поскольку учение мадам Гийон становилось все более популярным и распространенным, церковные лидеры начали обвинять ее в ереси, так как некоторые моменты ее учения отличались от церковных доктрин. Римская церковь учила, что любые взаимоотношения с Богом и Христом возможны лишь через ритуалы и причастия в церкви, она же учила, что каждый человек может прямо общаться с Богом внутри себя и что самым лучшим решением будет отложить в сторону все ритуалы и религиозную деятельность в церкви и жить жизнью созерцания. Этого позволить не могли. Пришли к логическому заключению, что это могло разрушить все необходимое для утвержденной церкви. Была проблема так же и в том, что мадам Гийон выступала за отказ от мирских удовольствий, отрицала человеческое "я" и жила истинно святой жизнью, а это оскорбляло любящего удовольствия короля Людовика XIV и его дворян, а также любящее удовольствия духовенство. Поэтому они начали сжигать ее книги, воровать ее письма и изводить ее различными способами. В одном городе священник собрал все ее книги и сжег их на городской площади. Но один местный торговец купил 1500 копий и распространил их по всему городу после отъезда священника.

В конце концов, против нее выдвинули обвинение в ереси и аморальности, и она была арестована, обвинена в аморальных отношениях с ее духовным советником, отцом Лакомбом, который в путешествиях сопровождал ее дочь, няньку дочери и двух слуг. После ареста Жанны отец Лакомб также был арестован, брошен в темницу, а затем переведен в больницу для душевнобольных. До ареста и заключения у него не было проблем с рассудком, но теперь он находился в таком расстройстве разума, что подписал исповедание о прелюбодеянии с мадам Гийон, когда сопровождал ее людей.

Жанна провела следующие семь лет своей жизни в темнице. В 1695 году она была переведена в государственную темницу в Винсенте, городе в северо-центральной части Франции на востоке от Парижа. Затем 28 августа 1696 года была заключена в монастырь возле Парижа. Два года спустя в сентябре 1698 года ее поместили в Бастилию, которая использовалась главным образом для политических заключенных. Она провела в Бастилии четыре i ода. В последние два года ей не позволялось принимать посетителей, говорить и писать письма. Горничная, которая настаивала на том, чтобы быть с ней во время ее заключения, умерла в Бастилии. Во время второго года заключения в Бастилии Жанна написала короткую поэму: "Я не прошу ничего больше, ни хорошего, ни плохого, но лишь соединиться с Твоей совершенной волей". Позже, описывая свое заключение, она написала:

" Ты, о мой Бог, увеличь мою любовь и мое терпение пропорционально моим страданиям... Все наше счастье, духовное, временное или вечное заключено в том, чтобы посвятить себя самих Богу, позволяя Ему производить в нас и с нами все, что Он желает".

Зимой 1701 года Жанна заболела из-за холода и сырости в Бастилии. Людовик XIV, зная, что не может более законно удерживать ее в темнице, освободил ее на шесть месяцев, чтобы она могла поправиться, и изгнал ее в Бло, который в ста милях на юго-западе от Парижа, где жил ее сын Арманд Жак Гийон. Позже король продлил ее освобождение еще на шесть месяцев, а затем на неопределенный срок. Но она никогда так и не получила настоящей свободы, потому что не могла оставить Бло, и король в любой момент мог поместить ее снова в темницу.

Но ограничение пребывания лишь в одном городе не остановило Жанну в ее исканиях и стремлении помочь тысячам других, приходящих в Бло послушать ее и поучиться, найти мир и радость во внутренней жизни. Она также в это время написала сотни писем и автобиографию. В заключении она была более свободной во Христе, чем те, кто заключал ее.

Мадам Жанна Гийон умерла 9 июня 1717 года в возрасте шестидесяти девяти лет и была погребена в Бло у церкви Гордельеров. После себя она оставила более шестидесяти письменных трудов, которые в течение почти трехсот лет ободряли христиан искать более глубокой внутренней жизни во Христе, скрытой жизни сердца и духа. Написанная ею истина о ее взаимоотношениях со Христом стала духовной классикой и имела влияние не только на ее современника архиепископа Фенелона, но и на таких христиан, как Джон Уесли, Хадсон Тейлор, Джес Пэнн Левис, Адонирам Джадсон, Ханна Вайтол Смит, Фанни Кросби и Вочман Ни. Многие лидеры великого христианского пробуждения были подвигнуты этой смиренной женщиной Божией, гонимой и брошенной в темницу своим правительством и своей церковью, потому что "она слишком любила Христа".

по книге Джона Фокса Книга Мучеников

Моя старость будет такой

Моя старость будет такой Моя старость будет такой

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Жанна Луиза Кальман установила мировой рекорд продолжительности жизни — 122 года и 164 дня. Видимо, судьбе просто нравилось, как живет мадам Кальман.

Жанна — француженка, она родилась в Орли. Когда построили Эйфелеву башню, ей было 14 лет. В это время она встречалась с Ван Гогом. «Он был грязен, плохо одет и хмур», — заявила она о художнике в одном интервью в 1988 году во время празднования его столетия.

В 85 лет она занималась фехтованием, а в 100 — ездила на велосипеде.

Жанна Кальман в 114 лет снялась в кино, в 115 перенесла операцию на бедре, а в 117 бросила курить. И не потому, что плохо себя чувствовала. Просто ей, почти потерявшей зрение, было неприятно каждый раз просить прикурить.

В 90 лет Жанна, у которой не осталось наследников, заключила договор с 47-летним юристом Раффри: он должен был унаследовать дом cтaрушки за то, что будет каждый месяц до ее смерти выплачивать ей ренту. Стоимость дома примерно равнялась сумме, которую он выплатил бы за 10 лет. Однако судьба не сдержала улыбки. Раффри не только платил Жанне в течение 30 лет, но и умер раньше нее, в свои 77, а выплаты по закону продолжила его вдова.

До последних дней мадам Кальман сохранила ясность и остроту ума. Когда Жанну на 120-м дне рождения спросили, каким, по ее мнению, окажется будущее, мадам дала гениальный ответ: «Очень коротким».

Цитаты и правила жизни Жанны Кальман:

  • Молодость — это состояние души, а не тела. Поэтому я еще совсем девчонка, просто последние 70 лет плохо выгляжу.
  • У меня всего одна морщинка, и я сейчас сижу на ней.
  • Все младенцы — прекрасны.
  • Бог обо мне позабыл!
  • Я влюблена в вино.
  • Всегда улыбайтесь. Так я объясняю причину своего долголетия.
  • Если вы с чем-то не можете ничего поделать, не переживайте из-за этого.
  • У меня огромное желание жить и хороший аппетит, особенно к сладостям.
  • Я никогда не пользуюсь тушью для ресниц, потому что много смеюсь до слез.
  • Я плохо вижу, плохо слышу и чувствую себя плохо, но все это ерунда.
  • Мне кажется, что я умру от смеха.
  • У меня железные ноги, но если быть откровенной, они начали потихоньку ржаветь.
  • Я получала удовольствие при любом удобном случае, я соблюдала принципы морали, и мне не о чем жалеть. Мне повезло.
  • В одном из интервью корреспондент при прощании сказал ей: «Увидимся! Может быть, в следующем году...» На что Кальман бросила: «Почему бы и нет? Вы не так уж плохо выглядите!»

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

«Еще минуточку, господин палач!». Любовь и казнь графини Дюбарри | История | Общество

«Еще минуточку, господин палач, еще минуточку!» — лепетала женщина. Помощники экзекутора вопросительно посмотрели на своего шефа. Обычно невозмутимый Шарль-Анри Сансон, палач, прозванный Великим Сансоном, пребывал в некоторой растерянности.

Казнь неприлично затягивалась, но даже тому, кто лишил жизни тысячи, трудно отказать в последнем одолжении даме, с которой делил любовное ложе…

«Не сомневайтесь, она справится»

Король Людовик XV вступил на престол в 1715 году, в пятилетнем возрасте. За полвека на троне он пережил многое и, кажется, пресытился как властью, так и самой жизнью.

Смерть маркизы де Помпадур, которая 19 лет была официальной фавориткой короля, погрузила монарха в затяжную депрессию. Попытки окружения найти ему новую пассию успеха не имели.

Однажды маршал Ришелье обратился к графу Жану Дюбарри с вопросом: нет ли у него на примете девицы, которая могла бы развеять печаль Людовика XV?

Граф Дюбарри носил прозвище «Поставщик удовольствий». Он слыл непревзойденным знатоком борделей, и за сравнительно умеренную плату мог представить высокородным господам мастериц любовных игр. Ришелье сам пользовался услугами Дюбарри, и не сомневался, что задача ему по плечу.

Вскоре граф представил маршалу юную девушку с печатью невинности на челе. Ришелье с сомнением посмотрел на Дюбарри, но тот ответил: «Не сомневайтесь, она справится».

«Невинное дитя» звали Мари Жанна Бекю, и за детской внешностью ее скрывался сам дьявол.

Распутница из монастыря

В четыре года мать Жанны, отправившаяся из родного города Вокулер в Париж в поисках лучшей жизни, оставила девочку на воспитание в монастыре. Там ее учили чтению, письму, рисованию, музыке, а так же астрономии и географии.

Неизвестно доподлинно, были среди монахинь распутницы и влияли ли они на Жанну, но, покинув стены обители в возрасте 15 лет, она пустилась во все тяжкие.

Парикмахер взял ее в ученицы, но Жанна соблазнила его сына, после чего ее выгнали. После этого девушку взяли служанкой в богатый дом, но там история повторилась.

После нескольких таких историй девушка пришла к выводу, что любовь может стать ее ремеслом. Спустя некоторое время Жанна стала звездой парижского пансиона мадам Гурдон под именем Манон Лансон.

Пансион на деле был публичным домом, куда однажды, в поисках новых ощущений, зашел и граф Дюбарри. Жанна к тому времени трудилась в пансионе больше года, поражая коллег своим рвением и неуемными аппетитами.

Мари Жанна Бекю. Мари Жанна Бекю. репродукция

Потрясен был и граф, который решил, что у Жанны большое будущее. Он забрал ее из пансиона, поселил у себя под именем мадемуазель Ланж и … стал предлагать ее за деньги тем господам, которые желали утех, но не решались посещать публичные дома.

Спустя несколько лет такой жизни граф Дюбарри и получил просьбу Ришелье.

«Она научила меня таким вещам, о которых я и не подозревал»

Жанну отправили в королевский дворец, где она попала в число дам, которых королю ежедневно представляли для определенных целей.

На второй день мрачный Людовик XV обратил внимание на «невинное дитя» и жестом приказал Жанне следовать за ним в покои.

На следующе утро король подошел к Ришелье с круглыми глазами и практически отвисшей челюстью.

«Она научила меня таким вещам, о которых я и не подозревал», — признался 58-летний король. Ночь получилась жаркой, а монарх ощутил себя молодым и полным сил.

Впоследствии историки будут биться над вопросом, чем девушка из пансиона мадам Гурдон так покорила короля? Возможно, ближе всех к истине был француз Ги Бретон, написавший: «Предыдущие его любовницы не могли избавиться от смущения — их подавлял страх перед королем. Жанна же действовала как подлинная девица легкого поведения и позволяла себе всевозможные дерзости».

Живи сегодня, не думай о завтра

Говорят, что в королевских покоях сразу после первого поклона Жанна поцеловала короля «взасос». Ничего подобного с Людовиком XV не случалось даже в молодые годы. Ни жена Мария Лещинская, ни прежние королевские фаворитки не позволяли себе подобной «разнузданности».

При дворе крутили пальцем у виска и шепотом говорили о том, что король лишился рассудка. А монарха в этот момент волновал лишь вопрос легализации любовницы.

У графа Дюбарри был брат-алкоголик, готовый за небольшую плату на все что угодно. Он женился на Жанне, получил деньги и уехал из Парижа. А Людовик XV в 1769 году представил графиню Дюбарри в качестве своей официальной фаворитки.

Все ждали момента, когда она надоест королю. Но придворные недооценивали Жанну. Ее любовное искусство было столь разнообразным, что Людовик не мог оставить ее даже на одну ночь.

Ей можно было все — даже появляться перед придворными в чем мать родила. Король находил такое поведение забавным и охотно тратил на нее деньги. Жанну окружил целый штат прислуги, ее ежегодное содержание было определено королем в  1 200 000 ливров.

Министр Шуазель, крайне недовольный происходящим, попытался повлиять на короля с целью изгнания фаворитки и добился … собственной отставки.

За спиной графини Дюбарри стоял Ришелье, который затеял эту комбинацию не просто для услады короля, а для реализации своих политическим амбиций.

Но Жанну это мало интересовало — она веселилась на балах, наслаждалась жизнью, не думая о том, что будет завтра.

И уж точно она не думала о том, что парижане, рассуждая о проститутке в королевских покоях, увидят в ней символ разложения монархии.

«Людовик XV и Дюбарри». Дьюла Бенцур, 1874 г. «Людовик XV и Дюбарри». Дьюла Бенцур, 1874 г. репродукция

Дама из высшего общества

В мае 1774 года Людовик XV скончался. На престол взошел его внук Людовик XVI.  Супруга нового короля, Мария-Анутанетта, ненавидела графиню Дюбарри, добившись ее изгнания из Парижа.

Впрочем, опала не была долгой: спустя год Людовик XVI позволил ей вернуться в замок Лувесьен.

Деньги, полученные от короля, позволяли Жанне более не зарабатывать телом, а самой выбирать мужчин и вести образ жизни состоятельной дамы.

Ее любовником стал Луи Эркюль Тимолено де Коссе-Бриссак, 8-й герцог де Бриссак, вновь приблизивший Жанну к кругу придворной элиты.

Графиня Дюбарри не очень разбиралась в политике, и, когда грянула революция 1789 года, старалась быть рядом с теми, кого считала себе ровней. Так девушка из публичного дома неожиданно стала покровительницей роялистов. В Лувесьене образовалось что-то вроде подпольно штаба роялистов.

«Последняя и самая дорогая шлюха»

Над Жанной сгущались тучи. Герцог де Бриссак, в первые революционные годы являвшийся командующим конституционной гвардией, в 1792 году был отрешен Национальным Собранием от этой должности и обвинен в государственной измене.

После казни герцога его отрубленную голову разъяренная толпа принесла в дом графини Дюбарри и швырнула ей под ноги.

Жанне надо было бежать из Франции, но она, кажется, не понимала, что нож гильотины уже приближается к ее собственной шее.

В январе 1793 года обезглавили Людовика XVI, в октябре — его жену Марию-Антуанетту. Пришел черед королевской фаворитки.

Революционер Марат в своем издании «Друг народа» писал о Жанне: «У Национального Собрания за год была едва ли треть тех денег, что старый распутник Людовик XV потратил на свою последнюю и самую дорогую шлюху».

Госпожу Дюбарри ведут на эшафот. Госпожу Дюбарри ведут на эшафот. репродукция

Ее обвинили в помощи врагам революции, и уже ничто не могло ее спасти.

8 декабря 1793 года, видя перед собой требующую крови толпу, она лепетала: «Еще минуточку, господин палач, еще минуточку!». Великий Сансон, некогда сам познавший прелести графини Дюбарри, наконец, решился. Спустя мгновение толпа издала ликующий крик — гильотина сработала безотказно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *